КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Особняк и обвинения.



Скромная келья Федоровича

"Скромная" келья "Федоровича"

В 1997 году тогдашний управделами правительства области Станислав Бойко заключил с саратовским предпринимателем Владимиром Никифоровым договор на строительство в Октябрьском ущелье коттеджей для членов областного правительства за 7 млн 724 тыс. руб. Когда стало ясно, что областные власти такую сумму «поднять» не смогут, право собственности на особняк и земельный участок в 2 га перешли к господину Никифорову. Последний же по договору замены сторон в обязательстве передал его супруге Дмитрия Аяцкова Ольге Сергеевой. В июле 2004 года Генпрокуратура РФ возбудила уголовное дело о мошенничестве и злоупотреблении должностными полномочиями в отношении Станислава Бойко и Ольги Сергеевой, в рамках которого на дом был наложен арест. Позже уголовное дело было прекращено, «дом Аяцкова» перешел сначала в федеральную собственность, а затем в собственность Саратовской области. И с 2007 года о здании вроде бы забыли…

Около месяца назад судьбой особняка заинтересовался губернатор области Павел Ипатов, который предложил внести «особняк Аяцкова» в прогнозный план приватизации на 2009 год с последующей его продажей. «В непростых экономических условиях необходимо реализовать невостребованные объекты, которые могли бы увеличить доходную часть бюджета, – прокомментировал свою инициативу губернатор. – Мне представляется, что сегодня пришло время решить вопрос с этим особняком. 8 связи со спецификой здания его нельзя использовать под гостиницу или детский сад. Нам нет никакой необходимости содержать этот дом. Доходы от его приватизации должны поступить в областной бюджет». (www.saratov.gov.ru)

Поначалу мнения областных депутатов по этому вопросу разделились; так, Александр Ландо ратовал за перепрофилирование дома под детский сад, а Леонид Писиой предлагал разместить в этом комплексе зданий детский дом или иное учреждение подобного рода. Тем не менее, 20 мая на заседании областной думы депутаты большинством голосов одобрили инициативу Ипатова и проголосовали за включение поместья в прогнозный план приватизация на 2009 год. Региональные власти намерены выставить дом на торга и выручить за него не менее 100 млн руб.

Узнав о таком повороте событии, сам экс-глава Саратовской области, а ныне помощник главы президентской администрации Дмитрий Аяцков заявил, что намерен в судебном порядке взыскать с правительства области 30 млн руб. в качестве компенсации за личный имущественный вклад в строительство лома. (Вырученные деньги Аяцков планирует пожертвовать на возведение спорткомплекса с бассейном для воспитанников детского дома №2. Дмитрий Федорович также предположил, что дом можно было бы использовать в качестве резиденции Епископа Саратовского и Вольского Лонгина или устроить там музей губернаторов Саратовской области.)

Однако самым интересным во всей этой истории является заявление депутата Государственной думы Николая Панкова, который на прошлой неделе высказался с резкой критикой по поводу продажи «особняка Аяцкова». В комментарии газете «Политдозор» Николай Васильевич, отвечая на вопрос, почему сейчас нецелесообразно продавать этот дом, отметил: «Во-первых, цены на недвижимость упали, и за него много средств сейчас не выручишь. Во-вторых, всё это время он стоял брошенным и, безусловно, требует ремонта. Очень похоже, что эти обстоятельства используют для того, чтобы снизить цену за его продажу. В связи с чем у меня возникает предположение: кому-то выгодна эта сделка, кто-то пытается нагреть на этом руки и одурачить жителей. За копейки хотят отдать это здание. Но от этого опять пострадает область, люди, а кто-то обогатится». (Политдозор, №17,25,05.09 г.)

Учитывая, что по вопрос о продаже «особняка Аяцкова» дума (а практически – фракция «Единая Россия») одобрила, получается, что Николай Панков фактически обвинил своих однопартийдев в корыстолюбии и работе против интересов жителей региона. (К слову сказать, это уже не первый камень со стороны Панкова в огород председателя Саратовской областной думы Валерия Радаева за последнее время.)

Об этом и решал поразмышлять «Репортер» совместно с нашими экспертами, которые заодно сообщили нам свой вариант возможного применения «дома Аяцкова».

1. Как вы можете прокомментировать слова Н. Панкова о том, что «кому-то выгодна эта сделка, кто-то пытается нагреть на этом руки в одурачить жителей» – притом, что продажу «особняка Аяцкова» облдума одобрила большинством голосов?

2. Должны ли, по-вашему, депутаты Саратовской областной думы в ответ на обвинения Н. Панкова сложить с себя полномочия или же Н. Панков должен извиниться перед депутатами за свои слова?

3. Как вы думаете, что нужно сделать с «особняком Аяцкова»?

Леонид Писной, депутат Саратовской областной думы, «Единая Россия»

1. На мой взгляд, основная мысль Николая Васильевича была такова: продажа особняка в условиях кризиса, когда произошло снижение цен на недвижимость, не есть совсем продуманный шаг.

Каждый человек, и уж тем более депутат Государственной думы, имеет право на свое мнение. И Панков его высказал. Думаю, что с учетом того, что у нас сегодня все-таки существует плюрализм мнений, в том числе и в партии, его мнение должно быть учтено.

2. Считаю, этот вопрос в большей степени провокационный, поскольку я опять же исхожу из того, что в нашей стране есть плюрализм мнений.

3. Понимая, что фактически себестоимость «особняка Аяцкова» составляет минимум 2 млн евро, я могу предполагать, что достигнуть этой стоимости на аукционе вряд ли будет возможно.

С точки зрения целесообразности и при наличии потребности в определенных объектах социального назначения его надо было бы приспособить под такой объект социального назначения (например, в качестве места для реабилитации детей-инвалидов). Однако специалисты говорят, что под такого рода цели особняк действительно невозможно переделать. Поэтому, раз решение о его продаже принято, это решение надо реализовывать.

Татьяна Артемова, главный редактор газеты «Саратовские вести»

1. Насколько я понимаю, пока что речь идет лишь о том, что особняк включили в план приватизации, – однако это, на мой взгляд, не означает, что депутаты одобрили всё действо. Тем более, балансовая стоимость – это не точка отсчета в определении цены здания. Цена при оценке, во-первых, должна быть рыночной. И, во-вторых, она, несомненно, будет значительно выше при продаже. Так что расхождения во мнениях областных депутатов и Николая Панкова я не вижу. Думаю, что эти слова Панков адресовал тем, кто будет «обставлять» торги. Мы все с вами знаем, как сегодня проводятся конкурсы и тендеры, когда выигрыш достается «своим» людям, – думаю, именно эту ситуацию имел в виду Николай Васильевич. И в этом случае я с ним полностью согласна.

Конечно, вопросов относительно «особняка Аяцкова» много: почему озвучена балансовая, а не рыночная цена, почему за него взялись именно сейчас, в кризисное время? Но с другой стороны, в «подвешенном» состоянии это здание тоже не может бесконечно существовать. Я считаю, что с включением в план приватизации (учитывая падение цен на недвижимость), конечно, поторопились, но коли это случилось, то теперь уже надо думать об извлечении максимальной выгоды от продажи. Кстати, вовсе не факт, что особняк будет продан.

2. Если я разделяю эти две веши – включение в план приватизации и продажу, то уверена, и депутаты прекрасно понимают, в чем суть сомнений Панкова. Считаю, что ни Панкову не надо извиняться, ни депутатам оставлять свои посты. Последние, кстати, как мне представляется, должны «взять на карандаш» дальнейшую судьбу особняка – проконтролировать не только действия правительства, но и такие вопросы, как то: кто и при каких условиях будет приобретать этот дом.

3. Теперь, когда процедура включения в план состоялась, то, конечно, остается продажа – однако при условии, что процедура будет честной и прозрачной. И конечно, за более высокую цену. А вырученные деньги (опять же при непосредственном контроле) пустить на благое дело.

Виктор Тюхтин, депутат Саратовской областной думы, «Справедливая Россия»

1. На мой взгляд, высказывание Николая Панкова как обычно не отличается логичностью.

Например, он говорит, что дом «стоял брошенным и, безусловно, требует ремонта». Но простите, если особняк и дальше будет стоять брошенным, он будет продолжать разрушаться. И чем дольше здание будет бесхозным, тем больше вложений потребуется на его реконструкцию и ремонт (не важно, для каких нужд его решат обустроить). Далее читаем: «от этого опять пострадает область, люди». Снова нестыковка: пока этот дом находится в таком «подвешенном» состоянии, как сейчас, люди не чувствуют никакой отдачи от этого объекта, сейчас здание не востребовано – и людям это никакой пользы не приносит. А продав особняк, бюджет нашего региона получит немалую сумму – и уже эти деньги смогут работать на область, на людей. И именно сейчас, в непростое в финансовом плане время, лишние средства были бы для области весьма кстати.

2. Складывается ощущение, что Николаю Васильевичу в свое время не объяснили, что в Государственной думе пишут законы, а не запросы. Когда области и стране нужны жизненно важные законы, которые в период кризиса поддержат реальный сектор экономики, ощущается ли помощь Панкова?

На мой взгляд, Панков впрямую обвиняет своих товарищей по партии в том, что им «выгодна эта сделка», что они «пытаются нагреть на этом руки» и «одурачить жителей». «Вы обогатитесь», – фактически говорит Панков. То есть практически он обвиняет соратников в коррумпированности. А учитывая информированность Панкова в вопросах распределения собственности и финансовых потоков, можно предположить, что раз он так говорит относительно единороссов из депкорпуса облдумы, значит, у него есть основания так говорить, значит, у него имеются доказательства, значит, мы скоро услышим имена «оборотней из ЕР». Видимо, партии «Единая Россия» предстоит тотальная чистка рядов.

Возможно, нам следует задать и такой вопрос: а почему Николай Панков хочет попридержать особняк? Может быть, кто-то из коллег по партии перешел ему дорогу в этом вопросе? Правда, это уже их внутрипартийные разборки.

3. Как я уже сказал, это здание нужно реализовывать. Если есть люди, которые готовы заплатить за него деньги, – то почему бы не пополнить бюджет? Ведь дополнительные средства можно направить на решение насущных проблем области, которых, к сожалению, у нас хватает.

Сергей Афанасьев, депутат Саратовской областной думы, КПРФ

1, Данный объект недвижимости достаточно уникален. Скорее всего, желающих будет не так много. Вполне возможно, что этот желающий уже определился, уверен, что он точно не из «меньшинства».

2. Готов согласиться с Николаем Васильевичем, что три-четыре года назад «особняк Аяцкова» с точки зрения продажи был более привлекательным и выгодным, чем сейчас, но я что-то запамятовал – Николай Васильевич был в то время уже в Госдуме или он еще был депутатом Саратовской областной думы. Так что слагать полномочия надо всем тем, кто утверждал расходы на строительство и содержание этого особняка из областного бюджета, а с «благородным негодованием» надо бы поосторожнее.

3. Можно ветеранам войны отдать и детям-инвалидам для лечения и отдыха, тем более санаторий «Октябрьское ущелье» рядом, так что возможность лечиться есть.

Александр Пантелеев, политолог

1. На мой взгляд, слова Панкова о том, что «кто-то пытается нагреть руки» на продаже особняка, не лишены здравого смысла. Действительно, сейчас не то время, когда за продажу подобного объекта можно выручить хорошие деньги, ведь дом этот стоит как минимум в два раза дороже.

2. Если на Западе слово высокопоставленного чиновника ценится, и он за него отвечает, а, к примеру, низкий рейтинг может стать поводом для отставки, то у нас в стране каждый волен говорить что захочется и вести себя как захочется. И пока нет жесткой дисциплины в этом вопросе. Так что насколько Панков волен делать подобные заявления, настолько и депутаты вольны делать то, что считают возможным.

3. Насколько я помню, Аяцков вложил в этот особняк немалые средства, однако с тех пор прошло немало времени, и дом уже давно потерял, скажем так, свой товарный вид. Поэтому в том состоянии, в котором он находится сейчас, продавать его не имеет смысла. И хотя дом этот ни под какие социальные нужды не приспособлен, но и с продажей объекта, на мой взгляд, стоит повременить.

С другой стороны, у нас что, нет других проблем в области, кроме этого особняка? Мне кажется, властям сегодня стоит обратить свой взор на ту собственность, которая сможет принести реальный доход.

Дарья КНИГИНА,

“Репортер” (27.05.2009)

Фото: http://s41.radikal.ru/i091/0905/45/eebee7e51b0d.jpg