КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Кремлевский кастинг нервирует губернатора Ипатова.



Павел Ипатов уже вошел в историю современной России как первый кремлевский назначенец. Вопрос в том, куда направится после 25 февраля 2010 года этот исторический персонаж: прямиком в анналы или вялотекущее правление выходца из атомных сфер продлится еще пятилетку.
Причем вялотекущее оно не в плане результатов, их провальными никак не назовешь, а в самом прямим смысле – глава региона не дирижирует оркестром, единой команды из обитателей дома на Московской, 72 так и не сложилось. На лом фоне даже способные запевалы никак не выбьются в число талантливых он. В итоге только ленивый не говорит о неудачной кадровой политике Павла Ипатова и его неумении работать с людьми, в то время как вполне пристойные, с поправкой на кризис, социально-экономические показатели региона остаются в тени подобных суждений.

Немного истории

В очередной раз внимание к кадровому вопросу обострилось по итогам последней пресс-конференции губернатора, на которой он пообещал большие перемены в правительстве. «Время» задалось вопросом: что бы это значило?

Сегодня Павел Ипатов скорее напоминает собой «хромую утку», нежели губернатора с большими перспективами. И если он уверен, что первый срок его правления окажется последним, то стоит ли обновлять команду, не проще ли дождаться 2010 года, чтобы тихо и незаметно уйти на покой? «Время» предположило, что от того, какую конфигурацию примет кадровая политика «позднего Ипатова», будет зависеть ответ на вопрос: быть или не быть второму сроку. Однако наши итоговые выводы оказались неоднозначными.

Чтобы приоткрыть «тайну саратовского двора», «Время» выслушало ряд версий от источников, информированных в разной степени. Все сходятся на том, что атмосферу в правительстве области благоприятной для работы не назовешь. Вес творят, что истоки внутренних неурядиц следует искать еще в 2005 году.

Как известно, в самом начале политика свежеиспеченного губернатора не была самостоятельной. Вместе с победой в кремлевском кастинге балаковский пришелец получил в союзники могущественных игроков против Дмитрия Аяцкова. В числе которых был прокурор области Анатолий Бонлар. Каждый из них обладал силой и влиянием, несоизмеримым с весом начинающего игрока, каждый предложил помощь в борьбе с наследием «темного прошлого» и. конечно, жаждал поучаствовать в строительстве «светлого будущего».

Всякий раунд «дружеских объятий» оставлял синяки на ипатовском самолюбии, но первые несколько месяцев новый губернатор покорно шел в фарватере двух тяжеловесов, довольствуясь тем, что был допущен в дуумвират, вскоре ставший триумвиратом. Он послушно назначил своим вице-губернатором бывшего работника облпрокуратуры Виктора Будылева, причем оглашение «вице» со стороны выглядело так, словно написанная на листе фамилия была для самого Ипатова неким сюрпризом. Он с энтузиазмом взялся за партийно-хозяйственные чистки в муниципалитетах.

Вскоре после инаугурации Павел Ипатов высказал претензии к главам 10 муниципалитетов, в черный список попали Балашовский, Балтайский, Вольский, Ершовский, Саратовский, Калининский, Ртищевский, Марксовский районы и, конечно, город Саратов.

Зачистка аяцковских кадров началась с Калининского и Ргишевского районов, достаточно быстро была проведена в Вольском и Марксовском, где только влияние бывшего ГФИ Рината Халикова спасло одиозного Николая Доровского от полного исчезновения с политической карты. Известный своим самодурством марксовский глава пересел тогда в кресло замминистра сельского хозяйства. Глава Саратовского района Петр Михеев, ушедший на волне народного негодования, сумел отделаться легким испугом и избежал реального срока. Слишком многие влиятельные люди, в том числе и при погонах, были благодарны за щедрые земельные наделы на «саратовской Рублевке»…

К плодам побед в глубинке Павел Ипатов отнесся в целом на удивление беспечно и не приложил усилий, чтобы укрепиться на завоеванных позициях. Разве что в Саратове «временным любимцем» Ипатова можно назвать Николая Романова который возник в областном центре в качестве первого сити-менеджера в пору достаточно хороших отношений губернатора с так называемой «скрытой оппозицией». Однако Романов под партийным давлением подал в отставку в декабре 2007 года, и с тех пор к мэрии Ипатов приближается только с новыми порциями упреков и редко – денег. А уж громкая история, связанная с креатурой Ипатова Стефанидой Тимохиной, экс-главой Саратовского района, до того всем памятна, что пересказывать ее нет смысла. Возможно, все это и отбило у губернатора всякое стремление к кадровой экспансии.

Кроме того, атомный вельможа в первый год правления явно чурался общаться с низовым чиновником, в отличие от Аяцкова, для которого глава сельского района или какой-нибудь начальник Кузебаевки был типажом понятным и вообще своим в доску. Да, собственно, и не знал свежеиспеченный чиновник Ипатов, чья жизнь во власти началась сразу с губернаторского поста, что представляет собой кондовая «муниципия», чем живет и какими пружинами приводится в движение. В итоге сегодня из всех районов области влияние Ипатова существенно только в Балаковском, прочие «муниципии» развиваются либо под плотной опекой «Единой России», либо под руководством ставленников местных бизнес-кланов.

Хозяин в доме

Мы уже упомянули о конфузных подробностях назначения Виктора Будылева на пост вице-губернатора. Вопрос: до какой степени Ипатов, негласно подписавший «пакт о партнерстве во имя согласия», позволял хозяйничать в собственном доме?

Вскоре после того, как Ипатов прочно обосновался в кабинете своего предшественника, впору было кричать: «Сарынь, на кичку!» И на этот призыв откликнулись бизнес-партнеры, да и просто хорошие люди из Балаково. На кичку бросились Александр Бовтунов, его супруга Елена Каменева, управлявшая ведомственным санаторием БАЭС «Синяя птица», Виктор Жданов, трудившийся после ухода с поста начальника отдела УФСБ по Балаковскому району в одной инвестиционной компании. Соратниками Ипатова и выходцами из его вотчины были Алексей Сорокин, возглавлявший медсанчасть БАЭС, Юрий Жбанчиков, трудившийся на посту начальника службы безопасности «атомки». В составе балаковского отряда пришли бывшая супруга Виктора Жданова Людмила, а также Иван Комаров.

Если учесть, что руководитель, идущий на повышение, берет с собой всех тех, с кем он раньше работал на прежнем месте, то Ипатову не повезло. С БАЭС он не взял никого. Кадровый призыв коснулся лишь тех, кто так или иначе вращался вокруг «объекта повышенной опасности». Но среди них не было настоящих управленцев, которые имели бы опыт управления хотя бы на уровне затрапезной «муниципии». Не отсюда ли чрезвычайная управленческая безграмотность ипатовских кадров?

Не без трений и волнений Ипатову удалось расставить этих верных и проверенных людей с кички на ключевые должности. Известно, что у «Единой России» был свой кандидат на должность зампреда правительства – руководителя аппарата губернатора, однако этот ключевой пост достался Виктору Жданову. Некие разногласия существовали и по поводу кандидатуры министра здравоохранения, в кресло которого в итоге все же попал верный Алексей Сорокин, который, будучи хорошим доктором, никогда до этого не работал чиновником.

В областной комитет по управлению имуществом и в Управление дедами правительства области Ипатову удалось поставить верных людей. Единственным откровенным «засланцем партии» в правительстве области можно считать, помимо экс-министра регионального развития Сергея Овсянникова, разве что зампреда Алексея Щербакова, который пришел на эту должность осенью 2005 года с поста директора по развитию корпоративного бизнеса саратовского филиала «Альфа-банка». Говорят, оставить этот пост г-н Щербаков решился после консультаций с вице-спикером Госдумы Вячеславом Володиным, который обрисовал для Алексея Щербакова и последующие хорошие кадровые перспективы.

До определенной степени обязан «Единой России» и другой заместитель председателя правительства – Александр Стрелюхин. После неуспешного, временами даже скандального дебюта в качестве и.о. главы Марксовского района Александр Стрелюхин вполне мог исчезнуть с местной политической карты. Однако не исчез благодаря единороссовскому влиянию и вполне успешно проявляет себя на поприще зампреда правительства.

Без балаковского происхождения заняла свой пост зампред по социальной политике Наталия Старшова, секретом долгожительства которой считают хорошие человеческие отношения с госдепом, знаменитым хоккеистом Владиславом Третьяком, чью предвыборную кампанию в областном центре она курировала. Сюда же можно отнести и Михаила Брызгалова, и Михаила Вулаха, и Игоря Плеве, и Ивана Брянцева, и Андрея Костенко, и целый ряд других фигур калибром поменьше.

Тему силовиков в правительстве представляют два Владимира – Шутов и Синюков. Первому готовили кресло министра регионального развития, а получилось так, что возглавил выходец из «серого дома» министерство информации. Да какая, впрочем, разница? Второй после неких московских консультаций стал вдруг главным по культуре. Но стоит особо подчеркнуть, что Ипатов редко дорожил кадрами, за исключением наиболее преданного телу десятка фигур.

Абсолютно лоялен губернатору бывший балаковский, впоследствии курский прокурор Александр Бабичев, чьи достоинства, по мнению ряда аналитиков, этим и исчерпываются. Не враг, а союзник Ипатову и первый зампред Сергей Горбунов, которого долго приглашали курировать в правительстве сельское хозяйство, зная о его дружбе с экс-главой Минсельхоза РФ Алексеем Гордеевым и близком знакомстве с бывшим премьер-министром Виктором Зубковым. Этот ресурс г-н Горбунов до кризиса исправно конвертировал в изрядные объемы господдержки АПК.

Пока средства федеральной поддержки по линии Фонда реформирования ЖКХ (3,3 млрд руб.) продолжают поступать, вполне эффективным выглядит и так называемый «ничей» министр строительства Дмитрий Федотов. Злые языки утверждают, что и по сей день ключом к бюджетным закромам являются некие «черные чемоданчики», направляемые от регионов в профильные федеральные ведомства, а Дмитрий Федотов обладает отличной памятью, дверью не ошибается, да к тому же обаятелен. Иными словами, в правительстве Ипатова всякий небалаковский чиновник был эффективным до тех пор, пока сидел на денежных потоках. Как только эти потоки иссякали или оказывались в иных руках, чиновник скисал или просто просился в отставку.

Вилять, лизать или молчать

Почему же сообщество большей частью небездарных людей так и не стало единой командой? Причину аналитики видят в личных особенностях первого лица губернии. Павел Ипатов медленно принимает кадровые решения и еще медленнее воплощает их в жизнь. Так было с первым замминистра промышленности и энергетики Владимиром Желудковым, который недавно оставил свой пост. Якобы, Ипатов не первый год тяготился чиновником, не проявлявшим на службе особого рвения, однако кадровое решение было принято только в июне.

Второй причиной называют огромную подозрительность Павла Леонидовича, который доверяет только бойцам своего отряда. Третья причина в том, что губернатор хочет слышать только хорошее, а носители проблемных новостей, да еще не из числа балаковцев, у него не в чести. Четвертая – удивительная! – причина в том, что Ипатов очень болезненно воспринимает критику в СМИ. Контрольно-аналитические структуры, до недавнего времени возглавляемые балаковцами, заняты преимущественно тем, что проверяют критические высказывания в прессе в адрес обитателей дома на Московской, трясут чиновников, упоминаемых в негативном контексте, заставляют писать объяснительные. И все это при крайне беззубой информационной политике так называемого губернаторского пула!

В итоге как были в правительстве четыре плохо сообщающихся части – балаковские, партийные, «ничьи» и старослужащие, – так они и остаются. И даже крепкие профессионалы вроде Дмитрия Федотова и Алексея Щербакова время от времени в приватной обстановке говорят о готовности уйти в отставку.

Нет единства и взаимной поддержки и внутри балаковского клана. Например, известно, что между управделами правительства Еленой Каменевой и председателем комитета по координации и контролю закупок для госнужд Людмилой Ждановой отношения очень напряженные. А ведь отсутствие командной работы, дискуссий и коллективного осмысления проблем сказывается самым плачевным образом. Например, антикризисный план правительства, который является компиляцией аналитических записок разных ведомств, смело заимствованных ими из федеральных источников, был бы иным, если бы являлся плодом командной работы. Вполне возможно, региону удалось бы избежать и кадастрового кризиса, если бы проблема приемлемых ставок кадастра была вовремя и коллективно проанализирована.

Станет ли обещанное переформатирование правительства шагом к созданию команды? Будет ли эта команда двигать своего патрона на вторую пятилетку? Наши источники утверждают, что главный смысл затеянной реформы – очередное сокращение средств на содержание аппарата и увольнение порядка восьми заместителей министров.

И мы считаем, что ни команда не будет двигать своего патрона, ни он сам. Им будут двигать те, кого именно такой губернатор устраивает больше всего. Те, кто лучше Ипатова усвоил известную аксиому – «Кадры решают все!»

Говорят, что губернатора раздражает кремлевский кастинг, на который уже съездил пяток-другой представителей саратовской «элиты». Но раздражаться вряд ли стоит – лучшего губернатора Саратовской области не найти. Если, конечно, эта самая область и дальше хочет жить так, как она жила в течение этой пятилетки.

И, наконец, стоит прислушаться к мнению нашего источника: «Люди думают, что Московская, 72 – это такое райское место. Между тем, любой, кто приходит сюда на сколько-нибудь значимый пост, должен будет вилять, лизать или молчать. Иного просто не дано!»

Евгений Горенко, “Время” (22.06.2009)

Фото: http://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/6/6c/Pavel_Ipatov.jpg/200px-Pavel_Ipatov.jpg