КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Люди и куклы.



 
Мы не беремся гарантировать, что начальник Управления юстиции РФ по Саратовской области генерал Александр Бурдавицын является большим поклонником группы «Машина времени». Но вот одна из ее песен явно по душе бывшему сотруднику ФСБ (хотя бывших чекистов, как известно, не бывает). Это песня «Марионетки». Ну помните: «Лица стерты, краски тусклы, то ли люди, то ли куклы…»? Судя по всему, эта вещь так близка Александру Васильевичу, что он часто поет ее друзьям и коллегам. И делает он это, надо признаться, весьма и весьма талантливо.
 
Как я уже сказал, генерал ФСБ – он и в Африке генерал ФСБ. Тем более в Саратове. Где бы ни работал Александр Бурдавицын, он везде заявлял о себе как о человеке, который играет, а не которым играют. Причем партии и схемы, придуманные им, порой настолько хитры и зашифрованы, что разгадать их не в состоянии даже ушлые интриганы. Взять, к примеру, внезапно возникшие депутатские амбиции бывшего руководителя ЗАО «Волгожилстрой» Александра Романова, которого нынешний глава администрации Саратова Вячеслав Сомов активно лоббирует в гордуму на выборах по 17 одномандатному округу.

Казалось бы, при чем здесь Бурдавицын? При том, что нынешний заместитель Александра Васильевича Анатолий Романов (в прошлом, как и Бурдавицын, работавший федеральным инспектором по Саратовской области) является дальним родственником Александра Романова? Или при том, что нынешний офис господина Бурдавицына расположен в помещении, принадлежащем некогда скандально известному «Волгожилстрою»? Так или иначе, но утверждать, что Александра Васильевича абсолютно ничего не связывает с Александром Романовым мы бы посчитали большой натяжкой.

Прямых доказательств того, что за выдвижением последнего в кандидаты стоит Бурдавицын, разумеется, нет. Иначе бы он не работал столько лет на руководящих должностях в органах госбезопасности. В то же время политико-деловая тусовка Саратова настолько узка и тесна, что все кукловоды в ней наперечет. И поверить в то, что какой-то там строитель Романов, известный саратовцам разве что благодаря скандалу с обманутыми дольщиками, вдруг решил пойти в политику, просто не верится. Можно, конечно, предположить, что в его продвижении заинтересован лично Сомов. Но в данном случае возникают по меньшей мере два вопроса. Первый: зачем понадобился Сомову именно Романов? Мало ли в нашем городе подобных мастеров строительного дела, с которыми можно успешно решать вопросы банального перераспределения строительных подрядов? Только свистни – очередь выстроится. И второй вопрос: а, собственно, кто такой Сомов? Человек, который на заседаниях гордумы времен Аксененко с бодрым и веселым видом аккуратно голосовал за то, «что нужно»? Или тот, кто вальяжно сидел на газовом хозяйстве Саратова, а позже Воронежа? Чем он отличился, где засветился? Он харизматик? Вряд ли. Особо одаренный руководитель? Крайне спорный вопрос. Сильная, волевая, независимая политическая фигура? Очень сомневаемся. Он имеет имидж отменного интригана или ньюсмейкера? Да вроде бы нет. Про него скорее следует сказать следующее: не был, не состоял, не привлекался (во всяком случае, пока). Такие люди при определенных обстоятельствах идеально подходят под категорию «компромиссная фигура». Сомову такой случай представился, и год назад его посадили в кресло главы администрации Саратова. Заметьте, Сомов власть не брал (как в свое время Аяцков или Лысенко), ему ее подарили, так сказать, дали погонять. Но на время и под присмотром. И, надо сказать, в смысле послушания старшим товарищам Вячеслав Леонидович ведет себя вполне сносно. Никаких тебе кадровых революций, резких заявлений, высказываний (разве что был бит Мальковым. Ну да с кем не бывает. Тем более еще нужно разобраться, кто кого бил и бил ли вообще). И вдруг такая политическая активность!

Нет, ни с того ни с сего ничего не происходит. Тем более в политике. Марионеточные режимы создают вовсе не для превращения кукол в кукловодов. Чтобы быть последним, нужно иметь талант. А у нынешней администрации города не хватает ума и воли даже на то, чтобы (стыдно сказать!) убрать торговцев барахлом из сквера на Большой Горной. Какая уж тут политика… Роль куклы проста и незатейлива – выполнять команды хозяина. Но мастерство и виртуозность работы последнего определяются как раз иллюзией реальности действий куклы. Чтобы в «процессе представленья» создавалось «впечатленье в то, что кукла может говорить» (в том числе, и для самой куклы)…

Судя по всему, пока это у Александра Васильевича получается почти идеально. Сомов изо всех сил старается за Романова. Тот тоже не отстает и наверняка уже мысленно представляет себя в депутатском кресле. СМИ все это активно обсуждают. А сторонний наблюдатель между тем недоумевает: как смеют некоторые видные единороссы критиковать Романова, кандидатуру которого вроде бы одобрила местная партийная верхушка? Одним словом, все закручено, заверчено так, что каждый убежден: «Уж я-то знаю подлинный расклад. Ну или почти знаю». При этом наверняка знает его лишь тот, кто этот театр придумал. Закон жанра.

Дмитрий Богатырев, “Взгляд” (25.06.2009)