КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



ЗАВОД ИЛИ СВАЛКА?



На объект УХО в поселок Горный свозятся сухие соли реакционных масс из Удмуртии

Еще совсем недавно о поселке Горный в прессе говорили с завидной регулярностью. Эта тема обсуждалась в рамках уничтожения химического оружия, на ней некоторые региональные политики пытались сделать себе имя. Но постепенно о Горном забыли. Может быть, потому что процесс уничтожения химоружия в этом поселке Краснопартизанского района Саратовской области завершился? Однако наивно думать, будто на заводе УХО все закончилось, и поселок теперь представляет собой экологически чистую зону. Свидетельством тому стало недавнее письмо жителей Горного представителям местной власти, которое осталось безответным.

Тень Камбарки

«Нас волнует ситуация вокруг объекта, который производит уничтожение химического оружия. Если четыре года назад с помпой было заявлено о том, что уничтожение закончено, в течение года будут завершены асе работы и объект будет перепрофилирован под выпуск какой-то безопасной продукции. Ничего не сделано, все лежит там, где лежало, к тому же что-то завозится из Камбарки»,- так звучат жалобы жителей Горного.

Заметим, что завод в Камбарке (Удмуртия) – первый по величине объект, аналогичный нашему заводу УХО. Причем информация о том, что именно оттуда будут свозиться некие вещества в Саратовскую область, не скрывалась…

В рамках соглашения между правительством Саратовской области и Федеральным управлением на объекте в поселке Горный действительно было обеспечено выполнение первого этапа международных обязательств России по уничтожению химического оружия.

Еще 9 апреля в поселке Леонидовка Пензенской области прошло заседание Государственной комиссии по химическому разоружению. Проводил заседание полномочный представитель президента России в Приволжском федеральном округе, председатель государственной комиссии по химразоружению Григорий Рапота. Разумеется, присутствовал на этом мероприятии и саратовский губернатор Павел Ипатов. Если заглянуть в материалы заседания, то увидим, что на заводе УХО в Горном и впрямь было уничтожено (по состоянию на 31 декабря 2008 года) 1143,2 тонны отравляющих веществ (ОВ).

В результате переработки 0В на саратовском объекте было получено 3786 тонн реакционных масс. Причем по данным нашей газеты из них переработано лишь 489 тонн, Между тем в течение 2006-2008 годов в Горный было завезено более 10 тыс. тонн сухих солей реакционных масс, образовавшихся при уничтожении люизита в п. Камбарка. В результате в Горном из сегодня сосредоточено свыше 11 тыс. тонн реакционных масс.

В текущем году планировалось построить и ввести в эксплуатацию установки по переработке реакционных масс методом электролиза и битумирования, а также начать строительство линии по переработке сухих солей реакционных масс люизита, завезенных из Камбарки. Однако названные установки до настоящего времени в эксплуатацию не введены, а строительство линии по переработке сухих солей реакционных масс не начато.

Именно эта ситуация с продолжающимся накоплением на объекте УХО реакционных масс, количество которых уже многократно превысило переработанные запасы хранившихся в Горном отравляющих веществ, и вызывает сегодня обеспокоенность жителей поселка.

Заметим, что в Горном будут перерабатываться жидкие реакционные массы полученных в процессе детоксикации люизита, ранее хранимого на объекте, и 12500 тонн сухих солей (что эквивалентно 25000 тонн жидких), завозимых с завода в Камбарке.

Опасный мышьяк

Казалось бы, чего проще – узнать о ситуации по заводу УХО у специалистов областного министерства промышленности и энергетики. Понятное дело, устно сегодня о таких вещах, как уничтожение химического оружия, чиновники говорить с журналистами не будут. Наш корреспондент еще в начале июня отправил вопросы в данное ведомство, но ответа так и не получил. Хотя точно известно, что запрос дошел до самого министра промышленности Александра Никонова.

В данном случае молчание чиновников, которые не подтвердили, но и не опровергли изложенную нами информацию, только подливает масла а огонь.

Правда, есть еще Государственный НИИ промышленной экологии – учреждение, которое призвано мониторить ситуацию в Горном.

- Поверьте, на этом объекте делается все, что необходимо, – таким лаконичным оказался ответ директора данного НИИ Владимира Чуписа. – Речь не о реакционных массах, туда завозятся переработанные сухие соли. Это сырье сейчас накапливается в Горном, а затем будет запущено производство по выпуску чистого мышьяка для электронной промышленности.

А вот каким оказалось мнение эколога Ольги Пицуновой, председателя ассоциации «Партнерство для развития»:

- Предполагалось, что из реакционных масс методом электролиза будут получать этот мышьяк. Экологи и общественность в свое время пытались доказать, что такой процесс – один из наиболее грязных. Но это было еще в ту пору, когда по данному вопросу проводились публичные слушания. Сегодня уже никто не обсуждает технологии по вопросам, опасны они или безопасны для окружающей среды, целесообразно их использование или нецелесообразно. Насколько я знаю, сейчас идет обкатка различных технологий по переработке солей. Ведь когда начали уничтожать химическое оружие, ни одна технология не была обкатана в промышленном масштабе. По сути, завод УХО в Горном как был опытной площадкой для различных технологий, так и остался.

В разговоре со специалистами выяснилось, что те сухие соли, которые поступают в Горный из Камбарки и которые там сегодня скопились, – это массы, содержащие мышьяк, продукт, получившийся в результате нейтрализации люизита. Грубо говоря, это выпаренные реакционные массы. Казалось бы, о чем беспокоиться? Однако на самом деле процесс переработки этих масс гораздо более опасен для экологии, потому что он дает больше отходов. На первом этапе уничтожения химического оружия происходит нейтрализация ОВ. В результате данного процесса в окружающую среду практически ничего не выделяется. А вот в процессе переработки реакционных масс будет происходить сильное загрязнение.

Но самое главное; зачем нам нужен мышьяк? Дело в том, что на мировом рынке для электронной промышленности его уже столько, что специалисты констатируют переизбыток этого продукта. Поэтому если в Саратовской области начнут его производить, то у нас банально не будет рынка сбыта. Это притом, что данный процесс, повторимся, очень грязный.

По ГОСТу или по науке?

И наконец, еще один существенный момент.

В Горном неоднократно проводились анализ состояния воздуха над поселком и анализ почвы. Аналогичные исследования были сделаны непосредственно на территории объекта по хранению отравляющих веществ. Их результат: «присутствия 0В и продуктов их разложения, превышающих ПДК, не обнаружено». Но сразу же стоит оговориться: анализ делали по стандартным методикам. Да, все «в норме», точнее, как это принято говорить, «в соответствии с ГОСТом».

Тем не менее специалисты из Центра стратегических исследований, готовившие специальный доклад по этому же поводу (Москва, 2001 год), привели другие аргументы: «Эти результаты не отвечают сложности исследуемого объекта даже с точки зрения сугубо экологической (взятой вне связей с другими необходимыми характеристиками, соответствующими его уникальности) по следующим причинам.

Не проведено исследование содержания возможных токсических продуктов физико-химической и биологической трансформации в тканях живых организмов, где эти продукты могут накапливаться в течение месяцев, а иногда и лет, вне всяких видимых отклонений в физиологических и поведенческих реакциях. Особенно часто такие накопления можно обнаружить в липидах жировой ткани и спинного мозга, а также в фосфолипидах головного мозга животных и человека – в частности, солей и металлорганических комплексов самых тяжелых металлов – ртути, мышьяка, свинца и т. д., ПДК которых характеризуются в экспертизе, как соответствующие норме. Об анализе возможных органических продуктов превращения не упоминается вообще.

Опасность этого накопления усиливается еще и тем обстоятельством, что попадание в человеческий организм с пищей мышечных тканей животных, накопивших токсические вещества, но «не подающих виду» (птиц, рыб, ракообразных, а иногда и высших млекопитающих), может вызывать у человека глубокую интоксикацию, вплоть до летального исхода. Наука токсикология на сегодняшний день не имеет ни объясняющей теории, ни концепции исследования этого явления и ему подобных (возрастной, межвидовой и др. гетерогенности интоксикации организма). Тем не менее токсикологические исследования являются необходимой составляющей сложных экологических объектов, коим является поселок Горный и ему подобные. Без нее и сами проведенные исследования не имеют смысла».

Подобные выводы, которые были сделаны много лет назад, заставляют задуматься: а может быть, правы жители Горного, что вновь забили тревогу? Власть не все рассказывала общественности о заводе УХО, и неоднократно это становилось причиной политических скандалов. Но, по крайней мере, сам процесс уничтожения химического оружия происходил более или менее демократично. А вот какое ближайшее будущее ждет поселок и, соответственно, Саратовскую область, мы не знаем. В условиях полного молчания со стороны чиновников этот процесс становится «непрозрачным». Поэтому будем считать, что данная тема не закрыта. И очень рассчитываем, что в связи с поставленными в нашей публикации проблемами все-таки откликнутся специалисты из областного правительства. Не поленитесь, господа, с письменным ответом.

 

Андрей Леонтьев, “Московский комсомолец” (24.06.2009

Фото: http://www.nedelia.ru/im/nums/2006/032/sorokin.jpg