КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Продолжение истории “саратовских говнометов”.



http://www.refk.org/?p=109

В Калмыкии, где она проработала четыре года, ее прозвали «калмыцким Доренко» за безжалостное отношение к оппонентам. Справедливости ради заметим, что и сами оппоненты с ней особо не церемонились. Но держать удар она умела всегда. Год назад в одном из городов Поволжья, где она с московским коллегой выступала на пресс-конференции, их попытались облить жидкой грязью из ведра. Мероприятие снимали местные телевизионщики. Рассказывали, что у нее ни один мускул на лице не дрогнул, лишь глаза сделались чуть более удивленными.

«Такова жизнь, – улыбается политтехнолог Нина Одинокова. – Бывает, что цветы дарят, а случаются и такие эпизоды. Человек нашей профессии должен быть готов ко всему».

-    Напряженные у вас будни, Нина Леонидовна. Что, работа опасная?
-    Да не опаснее другой. Зато интересная, и это правда.

-    Когда я готовился к интервью, много читал о вас в Сети. Пишут разное, и не всегда позитивно. Тоже издержки профессии?
-    Конечно. Работала бы я швеей-мотористкой, вообще бы ничего не писали. Только о рекордах.

-    Все равно не понимаю, вы ведь работаете с политиками – ну, и писали бы про них. А почему про вас?
-    Потому что часто подставляюсь. Иногда приходится сознательно принимать удар на себя, чтобы пустить врагов моего заказчика по ложному следу. Оппоненты ведутся, нападают на меня, обвиняя во всех смертных грехах. А заказчик за это время получает возможность продвигать в массы свои светлые идеи, повышать собственный рейтинг, и вообще отдыхать. Информационные войны – изматывающее занятие для неподготовленного человека.

-    А как, по-вашему, человек, который идет в политику, разве не предполагает, что он может стать объектом информационных атак?
-    Никогда не задумывалась об этом. У меня иные задачи – надо создать человеку положительный имидж, разработать целый ряд социальных проектов, отбивать атаки оппонентов. Этим я и занимаюсь.

-    Нина Леонидовна, а можно на примерах? Или вы, как и психоаналитики, не имеете права рассказывать о клиентах?
-    Психоаналитики не имеют права рассказывать о болезнях своих пациентов. А почти все мои заказчики – люди несокрушимого здоровья, как физического, так и психического. Исключения встречаются, но они лишь подтверждают правило.

-    Я знаю, что вы работали с Жириновским, Немцовым, Илюмжиновым… Все трое абсолютно здоровы?
-    Вас интересуют общие показатели? Каждый здоров по-своему. О Жириновском я могу рассказывать часами. Он – человек, которого я уважаю глубоко и безгранично. Уверена, что на политическом небосклоне России не скоро появится звезда, равная ему по красоте и яркости. Человек необычайного ума и таланта, очень добрый и деликатный. Будь я и в самом деле психоаналитиком, возможно, мы бы с вами поговорили о его закомлексованности. Но у меня другая профессия. Я всегда вспоминаю о Владимире Вольфовиче, как об учителе и хорошем друге.
Немцов… Есть такая фраза: если бы этого явления не было, его надо было придумать. Так вот, с Немцовым все наоборот. Если бы он не случился в российской политике, то и придумывать его не надо было. Его можно рассматривать, как объект для научного исследования: место нарциссизма в общественной жизни, и есть ли от этого польза хоть одному человеку. Я не психолог, но одно знаю точно: от Немцова может быть хорошо только самому Немцову. Ну, может еще своим детям немножко денег оставит.

-    Так ведь кризис…
-    У кого, у Немцова? Если только среднего возраста. В остальном у него все ходы записаны.

А что Илюмжинов? Его ведь считают степным тираном.
-    Ужасная глупость. Необыкновенно образованный, интеллигентный, тактичный и умный человек. Кстати, по поводу тирании. Ни в одном регионе нет такого изобилия оппозиционной прессы, как в Калмыкии. А местные оппозиционеры умудряются работать и на местную власть, и еще из центра гранты получать, как потерпевшие в борьбе за свободу слова.

- Не любите вы оппозицию, Нина Леонидовна.
-    А за что ее любить? Тут вот какое дело: мы все порой ругаем власть, однако не надо забывать, что те позитивные изменения, которые сегодня происходят в обществе, происходят при непосредственном участии власти. А что создано оппозицией? Не хочется говорить банальностей типа «раскачивания общей лодки». Но то, что оппозиция активнее всего борется за место у кормушки, чистая правда. Вот скажите, почему Борис Ефимович Немцов стал одним из руководителей общественного движения «Солидарность»? Почему бы этим политикам не организовать движение, скажем, в помощь детям, больным лейкемией? Ведь совсем недавно Немцов умолял СПС-ников: передайте мне бразды правления партией, и я буду ее финансировать. Так и профинансировал бы какую-нибудь из наболевших социальных программ. Куда там! А как же вечная слава, почет, «мигалки» и всеобщее поклонение? Абсолютно шкурные интересы. Так и ждешь от этой оппозиции вопля: «отдайте мне, все отдайте, а то я вам такое устрою!»…

Как же вы могли работать с тем же Немцовым, если вы его совершенно не уважаете?
-    Пожалуй, это главный вопрос моей профессии. Нельзя работать с человеком, если ты его не уважаешь. Нельзя работать с человеком, если ты не испытываешь к нему никаких теплых чувств. Вообще, я привыкла изначально доверять людям. Ни один политик никогда не признается никому, даже своему политтехнологу, что вот, приду к власти, и обязательно всех перестреляю. Наоборот, у всех на словах высокие идеалы, мечты. Это в процессе уже становится ясно, чего твой заказчик хочет добиться на самом деле. И в некоторых случаях наступает разочарование.

-    Нина Леонидовна, но нельзя же уничтожать репутацию оппонентов с помощью «черного пиара» даже в угоду высоким идеалам!
-    А что такое, по-вашему, «черный пиар»? Неоднократно сталкиваюсь с тем, что когда говоришь о ком-то правду, человек становится в позу и начинает кричать, что это технология «черного пиара». Знаете, у меня был случай в период выборов президента Калмыкии. Один из оппонентов Илюмжинова за много лет до этого украл портфель у своего товарища. Попросту спер. Обнаружив в архиве милицейский протокол, я, естественно, сочла своим долгом его обнародовать. Представьте, человек претендовал на один из высших постов в республике, рисовал картины радужного будущего своим избирателям. Но про историю с портфелем скромно умалчивал. Именно поэтому я и подумала, что избиратель имеет право знать не только о мифических программах улучшения будущего, но и о постыдном прошлом этого претендента. Пусть знают и делают выбор. А «черный пиар» – это к г-ну Доренко. Здесь все идет в ход: и облыжная ложь, и хамские оскорбления, и передергивание фактов, и фабрикация компромата.

-    А вы не пользуетесь подобными методами?
-    Не пользуюсь, потому что правда всегда страшнее любой выдумки. Но правду надо искать, а это более трудоемкий процесс.

-    Так вы безжалостны не только к оппонентам, как писали в либеральной прессе, но и собратьев по цеху не любите?
-    Это вы о ком? Среди политтехнологов есть необыкновенно одаренные люди. Порой наблюдаешь за их работой, и получаешь истинное удовольствие. Это как хорошую книгу почитать. Встречаются и другие – бойкие, но полные беспределыцики. Причем беспредел часто граничит у них с безумием. Конечно, с одной стороны это клиника, а с другой – посмотрите, заказчики, которые им доверились, постоянно проигрывают. Причем с разгромным счетом. И счет идет не только на деньги. Гибнет репутация, и это самое печальное. Ужаснее всего – навредить человеку, который тебе поверил и начал с тобой работать. А для беспредельщиков и отморозков такие понятия, как честь, репутация – пустой звук. Для них важнее срубить побольше денег, а заодно потешить свое больное самолюбие.

-   Не ожидал от вас такой откровенности. Вы что, собрались уезжать из страны?
-    Вот и вы пали жертвой современных политтехнологий. Почему, если я хочу называть вещи своими именами, мне надо уезжать из страны? Я что, должна это сделать в предсмертном завещании или у трапа самолета, который увезет меня в другую страну? А чего мне опасаться? Гнева Станислава Белковского, которого уже и в глаза называют «черной вдовой»? Ему бы корпоративные вечеринки устраивать с китайскими петардами. Или открыть магазинчик смешных подарков и торговать подушками-пердушками и искусственной блевотиной. А он отчего-то мнит себя политтехнологом. Заметьте, весьма креативным! Как-то прочла статью о Белковском «СИНДРОМ ХЛЕСТАКОВА». Больше всего автора материала интересовал вопрос: «Не пора ли известному политтехнологу примерить смирительную рубашку?»

-    Нет, определенно, в ваших тирадах прослеживается что-то личное. Неужели Белковский вам дорогу перебежал?

-    Не знаю. Вроде, мы с ним разными тропами ходим. Знаете, о Белковском нередко пишут чистую правду. Он не выиграл ни одной избирательной кампании. А судьба практически всех его клиентов, у кого он работал в качестве пиарщика и политконсультанта, крайне незавидна. Список клиентуры г-на Белковского напоминает некролог с десятками фамилий в траурной рамке. Бизнесмен Боровой, вышвырнутый из политики, утешается сочинением пошлых анекдотов. Лондонский затворник Березовский, по примеру Герцена, чахнет от ностальгии на берегах Темзы, утопая в тумане полониевых скандалов. Нефтяной магнат Ходорковский, получив восемь лет лагерей, переквалифицировался в швею-мотористку. Лжемессия Грабовой, обещавший воскрешать мертвецов за деньги, ныне вещает мрачные пророчества из тюремной камеры. «Заступник русского народа» Рогозин потерял партию «Родина». А бывшего депутата Головлева «заказали» ближайшие соратники, и пуля наемного киллера навсегда успокоила народного избранника…
Главный, если не единственный, талант г-на Белковского состоит в том, что ему чрезвычайно ловко удается сколачивать капиталы на собственной профессиональной несостоятельности. Интересно, что клиенты, падкие на раскрученное прессой имя, снова и снова «ведутся» на заманчивые обещания космического масштаба, с легкостью расставаясь с круглыми суммами. Собственно, выбор политтехнолога – это право заказчика. Вряд ли кто-то стал бы с этим спорить. Но иногда бывает жаль своих времени и сил, когда видишь, как из твоего бывшего заказчика делают марионетку и всячески им манипулируют. По сути, толкают в пропасть.

-    О, да у вас старая рана!
-    Нет. Расскажу вам историю. Прошлой осенью в офисе партии «Зеленые» я познакомилась с бизнесменом из Саратова, владельцем группы компаний «РИМ». Довольно скоро он обратился ко мне с предложением с ним поработать. Каким-то непостижимым образом он оказался втянут в дурацкий скандал с не менее дурацкими фотографиями, где был запечатлен в самых причудливых видах видный функционер из саратовского отделения «Единой России». Так получилось, что, не сдержавшись, бизнесмен продемонстрировал эти фото, опубликованные в анонимном журнале, на круглом столе, посвященном коррупции, да к тому же умудрился дать не очень лестную оценку гражданину, изображенному на фото. Гражданин, назовем его для правдивости картины Александром Соломоновичем Ландо, без промедления сбегал в суд и тут же накатал заявление об оскорблении чести и достоинства, и о вмешательстве в частную жизнь. Обидчик, по имени Леонид Натанович Фейтлихер – кстати, депутат местного городского собрания – моментально стал фигурантом уголовного дела по двум статьям и немедленно лишился конституционного права – свободы передвижения. Иначе говоря, мера пресечения по делам частного обвинения оказалась не совсем адекватной: подписка о невыезде. Надо ли говорить, что через неделю после знакомства я уже летела в Саратов защищать человека, против которого, как он утверждал, выстроилась вся мощь российской правоохранительной системы!

- Действительно, интересная история. Что было дальше?
-    Леонид Натанович с порога обвинил в своих несчастьях секретаря президиума партии «Единая Россия» Вячеслава Володина. Оказалось, незадолго до криминального скандала Фейтлихер опубликовал в одной из центральных газет открытое письмо, в котором «обличал» Володина в «узурпации власти в Саратовской области». И на этом основании сделал вывод, будто его уголовное преследование – это месть со стороны генсека «ЕР». Более того, Фейтлихер на полном серьезе убеждал меня в том, что саратовские «единороссы» давно мечтают отнять у него бизнес. Нервничал страшно.

- И что вы предприняли в данной ситуации?
-    Первым делом я запретила писать глупые письма в газеты, а также постаралась успокоить заказчика насчет бизнеса. Мне сразу показалось, что его «накручивает» кто-то из ближайшего окружения. Поверьте, такое часто бывает. Затем мы развернули антидиффамационную кампанию в московских СМИ, жестко «наехали» на саратовское отделение «ЕР» и лично Вячеслава Володина. Так сказать, нанесли превентивный удар на случай, если бы опасения Фейтлихера оправдались, и тем самым сделали его дело резонансным. Окончательной нашей целью было примирение заказчика с оппонентами. Но в самый разгар кампании случилось почти непоправимое. Заказчик, не поставив меня в известность, нарушил меру пресечения и сбежал в Израиль. Я ведь даже не знала тогда, что у него двойное гражданство, и что его семья проживает в этой стране. Нелепейший поступок – взрослый человек, обвиняемый в преступлениях легкой тяжести, за которые даже не полагается досудебного лишения свободы, скрывается от следствия, и тем самым значительно усугубляет свое положение! Разумеется, его незамедлительно объявили в розыск. А какой козырь против себя он подарил оппонентам, и так понятно. «Беглый израильский олигарх» – это было одно из самых мягких определений в адрес Фейтлихера.

-   Почему он скрылся?
-    Со страху. По телефону он мне сказал, будто имеет информацию, что в противном случае с ним поступили бы «как с Ходорковским». Пришлось посылать в Саратов группу специалистов, чтобы выяснить ситуацию на месте, пообщаться с сотрудниками прокуратуры. Руководил группой мой помощник Александр Кожухов, в нее вошел и член Общественной палаты РФ Александр Брод – прирожденный миротворец. И вот что прояснилось. Никто – подчеркиваю, никто – из окружения Фейтлихера категорически не хотел его возвращения в Россию. Его заместитель Виталий Коврегин открыто заявил: ни при какой погоде Леонид Натанович не согласится пойти на компромисс со следствием. Хотя лично меня заказчик чуть ли не умолял договориться о своем возвращении на любых условиях. Адвокаты Фейтлихера тоже всячески препятствовали возвращению клиента на родину. Они только строчили бесконечные жалобы, всякий раз остававшиеся без удовлетворения.

-    Как дальше развивались события?
-    Фейтлихер скептически отнесся к моим опасениям. Говорил, что не верит следствию, что ему доподлинно известно (теперь-то я уже знала, откуда эта «достоверная информация»): как только он вернется, его закуют в наручники, бросят на два дня за решетку, после чего ему не жить. Словом, нес дикий, параноидальный бред. Но ведь надо было что-то делать. Мой помощник еще раз съездил в Саратов и лично договорился со следственным комитетом при прокуратуре о том, что в московском аэропорту Фейтлихера встретит оперативник, и затем без шума сопроводит в Саратов. Заметьте, с почетом и уважением, без наручников и кандалов. Однако Фейтлихер все равно колебался еще недели две. Потом все-таки решился. Мы его встретили. Как и предполагалось, ничего с ним не случилось. Выпил 30-летнего виски в дорогом ресторане, съел стейк из мраморного мяса. Доехал с комфортом до Саратова, дал показания, и уже через час был у себя дома. Никаких издержек, если не считать денег, потраченных им на кампанию в СМИ.

- И с тех пор вы не общались?

-    Почему же. Общаемся. Он очень хороший друг. Как-то позвонил он мне летом. Был радостный, хвастал, что заказал неким специалистам «аналитический доклад» о общественно-политической ситуации в Саратовской области. Заведомо провокационного содержания – видимо, Леонид Натанович таким путем намеревался поссорить Вячеслава Володина и губернатора области Павла Ипатова. Я сказала, что это вредная, бессмысленная затея. Но «доклад» все-таки вышел, на специально созданном анонимном Интернет-портале. И знаете, как я об этом узнала? Случайно, по ссылке, прочла о нем на сайте чеченских сепаратистов «Кавказ-центр». Боевики очень похвально отзывались об этом «докладе» – мол, там написано, что Саратовская область собирается выйти из состава России, а значит, «проклятая рашка скоро развалится». Как вы себе это представляете: потратить кучу денег на то, чтобы потешить врагов России?

-    Вернемся к Белковскому. Он-то здесь при чем? Впрочем, догадываюсь: вы хотите сказать, что Белковский сейчас работает на Фейтлихера. У вас есть доказательства?
-    Прямых доказательств нет, но они мне и не нужны. Дело в том, что есть люди, легко узнаваемые по почерку. Точнее, по количеству клякс на письме. Так и в этом случае. Возьмем нашумевшую историю с детскими тетрадками, на обложках которых напечатаны безграмотные, издевательские стишки, посвященные Вячеславу Володину. Первая информация об этих тетрадях, якобы изданных окружением генсека «ЕР», появилась на сайте АПН.ру – «Агентство политических новостей». Непосвященным людям это ни о чем не говорит. Но профессионалам прекрасно известно, что сайт АПН.ру принадлежит Станиславу Белковскому. Далее. Историю с тетрадками начинает раскручивать одиозный Сергей Доренко, давно и тесно сотрудничающий с Белковским. Подобное тянется к подобному. И напоследок: к процессу подключается некий Максим Кононенко, выступающий под псевдонимом m-r Parker, который устраивает на своей странице непристойный конкурс стихов про Володина. Этот Кононенко находится в приятельских отношениях с г-ном Доренко. Еще доказательства? Или вы думаете, что это случайные совпадения?

-   Убедили. Но почему бы, и в самом деле, Фейтлихеру не нанять Белковского? Наверное, скандальные провокации саратовскому олигарху больше по душе, вот и нанял того, о ком мечтал.
-    Леонид Натанович не понимает, что до добра его сомнительные выходки не доведут. Черт с ними, с глупыми стишками. Но так недолго скатиться и в оголтелый экстремизм, к чему его толкают белковские и доренки. Мало ему похвалы от чеченских боевиков. Вот очередной пример: недавно прочла в интернете длинное письмо, подписанное якобы Фейтлихером, адресованное президенту РФ, с обвинениями Вячеслава Володина и членов саратовской «Единой России» в… антисемитизме! Совершенно в стиле Белковского – тупая, омерзительная и клеветническая провокация, направленная на разжигание национальной розни. Ужасная глупость! Достаточно вспомнить, что депутат саратовской областной думы от «ЕР» Александр Ландо, у которого тяжба с Фейтлихером, – еврей по национальности. Фейтлихера преследуют не за то, что он еврей, а за то, что слишком быстро обогатился. В России нет государственного антисемитизма, и никто не мешает евреям добиться успеха – ни в политике, ни в бизнесе, ни в других сферах. Моя девичья фамилия – Мессман, так что я знаю, о чем говорю.

- Как вы считаете, Нина Леонидовна, каковы мотивы описанных вами поступков г-на Фейтлихера?

- О глубинных мотивах мне трудно судить – повторяю, я не психоаналитик. Могу сказать о том, что лежит на поверхности. Леонид Натанович, к сожалению, пребывает во власти амбиций, недаром когда-то его называли теневым хозяином Саратовской губернии. Кроме того, у него большие проблемы в бизнесе. Не так давно приостановлена сделка по земельному участку «Сеноман» в центре Саратова, где ведется коммерческое строительство, оспариваются сделки и по ряду других объектов, приобретенным по сильно заниженной стоимости. Естественно, он дергается, пытаясь спасти имущество. Знаете, что интересно? Как-то я предложила ему несколько социальных проектов, включая помощь малообеспеченным горожанам. Но Леонид Натанович этим не заинтересовался. Видимо, слишком много денег уходит на откровенно циничные провокации. Не захотел отказываться и от второго гражданства, что, несомненно, улучшило бы его имидж. По своей сути, это деструктивные поступки. Поэтому полагаю, что будущее г-на Фейтлихера более чем плачевно.

2

1

 Фото: http://www.severmedia.ru/uploads/mk%202008/08/stu_big.jpg