КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Роман Чуйченко: “Мы задумали создать чистый источник журналистики”.



 
25 июня в Саратове появилась новая общественная организация – «Поволжский союз журналистов». Председателем новой структуры, призванной объединить местных «тружеников пера», был избран главный редактор газеты «Наша Версия в Саратове» Роман Чуйченко, который согласился рассказать о подоплеке создания новообразования и причинах его появления на свет.
 
- Роман Юрьевич, создание новой журналистской организации вызвало огромный интерес, прежде всего, в корпоративной среде. Можете поделиться планами с «Политдозором»?

- С удовольствием отвечу на вопросы именно вашего издания. Прежде всего, считаю «Политдозор» одним из самых интересных независимых изданий области, специализирующихся на общественно-политической тематике. Ваши читатели – подкованные в политических вопросах люди, среди них очень велика доля журналистов. Значит, мои слова дойдут точно по адресу.

- Когда возникла идея создания новой организации журналистов?

- Идея зрела давно, неоднократно обсуждалась с коллегами. В ноябре прошлого года, запуская газету «Наша Версия в Саратове», мы почти сформировали инициативную группу из редакционных активистов, но сказалась занятость первых месяцев работы по серьезному проекту. И вот теперь, когда все наладилось, мы вернулись к этой идее.

- Считаете, что, вообще, есть необходимость в объединении таких «свободолюбивых» людей, как журналисты?

- Журналистская среда в чем-то напоминает атомарную структуру материального мира. Атомы-индивидуумы отчаянно отталкиваются друг от друга и, в то же время, соединяются невидимыми связями в более крупные и прочные образования: молекулы, кристаллические решетки, полимеры. В журналистике – это редакции, клубы, творческие союзы. А вот в мире химии возникают комбинации куда более разнообразные – вода, сахарный сироп, серная кислота. Вы что предпочтете?

- Наверное, воду…

- Вот и мы задумали создать такой чистый источник местной журналистики – основу основ для любого хорошего начинания. Конечно, авторская журналистика тяготеет к индивидуализму, но противоположности же не только борются, но и соединяются.

- Не смущает факт существования авторитетного Союза журналистов России, зачем изобретать велосипед?

- Не ощущаю возможности самореализоваться в рамках упомянутой вами организации. И не вижу ее реального влияния в нашем регионе. То, что вижу, больше напоминает турбюро. Съездить за границу, принять ответную делегацию. Тем не менее, мы же не ставим вопрос – либо мы, либо они. Скорее, нам ближе формулировка Карлсона, который жил на крыше: «Отличная вещь – ванильный пудинг, но есть вещь в два раза лучшая – два ванильных пудинга». Конкуренция конкуренцией, но мы больше нацелены на сотрудничество. Если же наша деятельность поможет «подтянуться» и организации уважаемой Лидии Николаевны, мы будем только рады.

Реально же, специфика нашей области такова, что для нее необходима собственная формула нейтрализации не в меру агрессивной медийной «химии». Филиал СЖР с этой задачей откровенно не справляется.

- В чем выражается эта агрессия и ее нейтрализация?

- К сожалению, в региональной прессе политическая журналистика, очень часто, подменяется грубым пиаром. Это понятно. Тиражи такие мизерные, что самостоятельно выжить редакции абсолютно невозможно. Вот ваше СМИ – независимое. Просто чудо какое-то, что вам хватает энтузиазма работать на крошечном бюджете. Но сколько еще таких газет, рассчитывающих на доброту благотворителей? Одна, две? За остальными откровенно стоят мощные бизнес-интересы. И, увы, очень часто журналисты ощущают себя сотрудниками своей редакции только во вторую очередь. А в первую – работниками фирмы-спонсора или даже «бойцами» некоего клана. С такой силой трудно справиться в одиночку. Сколько бы, например, ваша газета не «махала пращой», олигархические «голиафы» стоят крепко. На их стороне финансовый ресурс, силовые крыши, коррупционные связи во власти. Тому, кто хочет, чтобы мир вокруг нас стал лучше, право же, стоит подумать об объединении.

- Вы нарисовали достаточно безнадежную картину. А, вообще, шанс на успех есть?

- К счастью, политическая журналистика – лишь малая часть профессионального сообщества, а большинству обычно удается призвать меньшинство к порядку. Кроме того, журналисты – как дети. Действительно испорченных натур – раз, два и обчелся. Чаще встречается классическая педагогическая ситуация: «хороший мальчик ведет себя плохо». Взять ту же газету Фейтлихера. Я лично знаю многих, кто там работает. Они на самом деле приличные люди, просто судьба так сложилась. Ехали по рельсам, как трамваи, вот и оказались на конечной остановке.

Но должно же быть место, куда они могут прийти и покаяться: «Простите меня, люди добрые. Я все понимаю, но ничего не поделаешь, так зарабатываю свой хлеб. Кто сам без греха, пусть бросит в меня камень. Но, на самом деле, я – хороший. Понимаю, что давать взятки – плохо, спекулировать государственной и муниципальной собственностью – плохо, избивать и калечить журналистов и других людей – плохо».

- Не находите, что церковь – более подходящее место для исповеди?

- Им важно, чтобы их поняли на профессиональном уровне. Многим «потерявшимся» коллегам нужно не отпущение грехов, а переговорная площадка, место, где тебя по-настоящему поймут, выслушают, помогут.

- То есть, главная цель вашей организации – перевоспитание «заблудших душ»?

- Ни в коем случае. Медийная инквизиция, «показательные процессы», насаждение истинной веры «огнем и мечом» или даже «добрым словом» – это не наш метод. Мы только хотим дать «точку опоры» тем коллегам, кто хочет быть реально полезным людям, своему городу, родной стране, в противовес тем, кто защищает частные интересы своих спонсоров. Особенно, если эти спонсоры – недобросовестные господа и действуют в ущерб общественным интересам.

Опять же, повторюсь, не стоит преувеличивать конфликтность профессиональной среды. Реальных центров информационных войн не так много. Коснулся этой темы лишь потому, что она – одна из наиболее показательных, но по своему масштабу не так уж значительна.

Кроме медийного арбитража существуют масса интересных и востребованных приоритетов. Давно пора создать современный пресс-центр, чтобы не стыдно было пригласить гостей из других городов или стран. Интересный проект, предложенный кол летами-соучредителями – создание исчерпывающего электронного архива саратовской прессы. Уверен, доступ к газетным полосам прошлых эпох улучшит связь времен и повысит возможности творчества. Если эта идея встретит понимание, то мы обеспечим фронт работ даже своим преемникам.

- И много уже ваших коллег вступило в «Поволжский союз журналистов»?

- Я уже говорил, что идея обсуждалась давно, и единомышленников набралось достаточно. На данный момент, выразили желание стать членами «Поволжского союза журналистов» более 60 человек. Считаю, что на первых порах достаточно, пока мы заняты организационной работой, планированием. Вскоре проведем конференцию и начнем активно расширяться. Уже сегодня мы представлены в трех районах за пределами Саратова.

- Известные фамилии есть?

- Мы не торговцы и не делим свой актив на высший, первый сорт и так далее. Мы все равны. Среди нас есть очень известные специалисты, но выделять кого-нибудь, умалчивая о ком-то другом – было бы неправильно.

Но раз уж вы коснулись этой темы, то – спасибо за вопрос. Безусловно, «звезды» по своей природе индивидуалистичны, самодостаточны и не склонны к ограничению своего «я» узами коллективного договора.

С другой стороны, наша задача дать почувствовать всем, что мы не ограничиваем индивидуальность. Просто журналист – особая профессия. Он реально меняет жизнь людей, меняя их взгляды на жизнь.

При этом он неизбежно искажает действительность. Любой журналист – каким бы он праведным и искренним не был, неизбежно навязывает аудитории свой взгляд на события, на окружающий мир. Его глаз и ухо избирательно выхватывают частности, оставляя «за кадром» большинство подробностей, порой очень важных. Образное мышление и логический аппарат готовят из этих частностей собственное «информационное блюдо» и уже этим потчуют потребителя. К реальной действительности это блюдо имеет опосредованное отношение. Фактически, журналист становится призмой, через которую предлагает своей аудитории смотреть на мир. И журналист должен осознавать ответственность за то, что он навязывает людям.

Сегодня у нас появились такие, кто не стесняется рекламировать некую особость своих собственных принципов, непорочность своей независимости и так далее. Однако, наивность такой позиции поистине смешна. Не стоит забывать, что, во-первых, благими помыслами вымощена дорога сами знаете куда, а во-вторых, чаще всего эти принципы иллюзорны, а страдают от таких заблуждений, в конечном счете, невинные люди.

- Но это ли не приговор вашей собственной организации?

- Мы далеки от мыслей о «непорочной» журналистике и не собираемся ее канонизировать, создавать сонм «святых», «неприкосновенных». Мотивом нашей деятельности является максимально полное удовлетворение общественного интереса в непростых условиях, когда ряд серьезных игроков на медийном рынке, прежде всего, СМИ «олигархического пула», стремятся дезинформировать аудиторию для достижения собственных корыстных целей. Мы в начале своей миссии и сами готовы активно совершенствоваться.

- Может, не стоит так преувеличенно заботиться об обществе? Неужели наши люди сами не в состоянии разобраться, где правда, а где ложь?

- Безусловно. Но наше профессиональное сообщество тоже должно сознавать, что творит. Возьмем того же Фейтлихера. Вроде бы с ним все давно ясно. Однако он продолжает свою неоднозначную деятельность, некоторые называют ее «деструкторской», и пользуется поддержкой не последних, в общем-то, людей – от губернатора, с которым вместе заседает в попечительском совете «добровольно-принудительных» благотворительных фондов, до известных деятелей культуры, таких, как Роман Арбитман и Ольга Пеганова. Есть среди «фанатов» одиозного предпринимателя и наши коллеги, и они должны понимать мотивы действий своего «кумира», равно как и степень собственной моральной ответственности.

Если Леонид Натанович творит свои дела, потому что ненавидит эту страну, этот народ, этот город, если хочет только побольше выжать из нас, а в будущем «свалить» на теплые моря, то это – одно. В этом случае человек борется с теми, кого считает своими врагами, и в чем-то даже заслуживает уважения. Эдакий «свой среди чужих».

Если же речь идет, например, только о банальном стремлении получать дивиденды со спекуляции общественной собственностью – как в случае с «Сеноманом», то должно быть понимание, что такие схемы «работают» только в коррупционной среде. Вряд ли среди моих коллег найдется много таких, кто готов сознательно содействовать коррупции.

Может быть, есть другие причины поступков Фейтлихера – например, обязательства перед «кураторами» из числа «оборотней в погонах», или даже другие, более благородные, но в них нас как-то не торопятся посвятить.

- Роман, Вы второй раз вспоминаете Леонида Фейтлихера. Не значит ли, что Вы считаете его изначальным оппонентом всей вашей организации?

- Ответ отрицательный. Просто Леонид Натанович удобен, как иллюстративный материал в экскурсии по политическим реалиям нашего города. Такой типичный обитатель Готэм-сити. Причем, поймите правильно, на роль Бэтмэна ни я, ни мои товарищи, не набиваемся. В этой киносаге представители прессы всегда были на виду. И в реальной жизни мы не более, чем свидетели и комментаторы этой схватки «человеков-героев» с брутальными Джокерами, Пингвинами и т.д.

- Вы намекаете на появившиеся в Сети комиксы про «Человека Грызлова»? Кстати, пресса из «олигархического пула» обычно позиционирует Вас как человека, идейно близкого «Единой России». Как прокомментируете эти утверждения?

- А вы видите другую силу, способную обеспечить сохранение страны, укрепление государства, рост уровня жизни людей, развитие общества, прогресс экономики? Я нет. Нет реальной альтернативы «Единой России». Ее идеология – единственно спасительная для этой страны в этих границах. Я имею в виду здоровый социальный консерватизм, неприятие революций любого толка. Считаю, что Россия всей своей новейшей историей XX века выстрадала понимание невозможности продолжения революционных традиций. Революция – это исторический форс-мажор. Он не может случаться чаще, чем раз в 400-500 лет. Она не может происходить по несколько раз за столетие. В США тоже есть подобная структура, назовем ее «Единая Америка», только она институциолизирована по-другому, а партии играют декоративные роли этой структуры. И результат – налицо. Думаю, что со временем этот передовой американский опыт, когда центр принятия решений скрыт и стабилен веками, а политический процесс имитируют партии-симулякры, рано или поздно найдет воплощение и у нас. А пока…

Коммунисты все, что могли, уже сказали и сделали. Сегодня это просто жалкие эксплуатанты памяти о прошлом, укорененной, преимущественно, в старшем поколении. Которое в основной массе не получает сегодня того, что заслужило честной трудовой жизнью. Коммунисты их безжалостно эксплуатировали, а потом предали и бросили на произвол судьбы.

Нынешние зюгановцы – люди, по большей части, встроенные в олигархическую «горизонталь». Не далее, как в воскресенье, депутата ГД РФ от КПРФ Валерия Рашкина привезли в У1Р-зал саратовского аэропорта на синем джипе Уо1то ХС-90. Валерия Федоровича разместили на переднем сиденье рядом с водителем. А с заднего сидения его помощник на общественных началах «по-профессорски» давал ему последние наставления перед отлетом в столицу. Валерий Федорович кивал и кивал головой, как китайский болванчик. Хотя это было трудно, ведь голова была повернута на 180 градусов. Но на место рядом с собой «помощник» его не пустил. Вот вам лучшая иллюстрация места коммунистов в современной России. Какие инструкции получал госдеп? Наверное, все те же – протестовать по поводу обысков в квартире своего помощника Ерусланова, выбивать помощь из бюджета для предприятия «Сапкон-Нефтемаш», руководимого соучредителем «Астэка-С», и так далее.

Право-либеральная альтернатива не менее опасна, чем КПРФ. Их утопии мало отличаются от «светлого царства» коммунизма. И рецепты достижения цели тоже схожи – «до основанья, а затем». Почему путь к светлому будущему обязательно должен лежать через пораженчество и предательство национальных интересов, через разрушение имеющейся традиции, истории, культуры? Мы это проходили, и глупо наступать на те же грабли снова.

- Разве Вас устраивает то, что творится вокруг нас сегодня?

- Нет, поэтому мы и решились    самоорганизовываться. Нынешняя эпоха лично мной воспринимается, как маргинализация уцелевших остатков пассионарных бандитов 90-х годов. Может быть, я просто тешу себя этой надеждой. Ведь бандитизм вечен. Как экономическая практика придуман задолго до нашей эры. И всегда поднимает голову, как только карающий меч закона куда-то засовывается или даже направляется против честных людей, превращая общество в стадо овец, с которых сильные мира сего «стригут шерсть». Такова уж человеческая природа – всегда находятся желающие силой присвоить себе плоды чужого труда. И общество находится в вечном поиске форм защиты производителей от грабежа. «Семь самураев» смотрели? Квинтэссенция жанра. Но благородные стрелки или герои-одиночки могут справиться с этим злом только в кино. Романтические сказки – это только сказки.

Чтобы уравнять силы, и придуманы законы. В нашем случае дело за их соблюдением. .В 90-е годы наступил хаос, вседозволенность и преступность стали доминирующей силой, стали диктовать свои правила игры всему обществу. Результаты этого поворота мы пожинаем но сей день. Мне почему-то кажется, что сегодня маятник постепенно качнулся в другую сторону. Может быть, нашей организации даже удастся ускорить его ход. Ведь «фейтлихе-ры», «тюхтины», «еруслановы» уже крепко окопались в истеблишменте, обросли реальными активами, ресурсами, «крышами» в силовых структурах.

И вот теперь им говорят: «Все, беспредел закончился. Пора играть по другим правилам». Но они не хотят. Ради сохранения статус кво, получения преференций готовы сотрудничать с кем угодно, и, в первую очередь, стремятся просочиться в «Единую Россию». Где-то в других регионах это порой удается, что, в конечном счете, не идет в плюс. Но процесс очищения рядов не прекращается. Кстати, реальный Фейтлихер тоже пытался вступить в «ЕР», но у нас в Саратовской области с этим оказалось строго.

- Вы опять про Фейтлихера…

 - Извините, пожалуйста, что все время возвращаемся к этой фигуре. Но больно уж она показательная. Занимался бы себе бизнесом и горя бы не знал. Денег-то, как у дурака семечек. Но вот полез зачем-то в политику – послушался когда-то на свою беду советов Сергея Почечуева.

Кстати, а ведь Фейтлихер, действительно имеет косвенное отношение к возникновению «Поволжского союза журналистов», правда не догадывается об этом.

Окончательно мы приняли решение создавать Союз после того, как узнали, что в 2009 году Губернаторская премия за вклад в развитие журналистики присуждена газете «Новые времена».

Тут мы поняли, что все – дальше идти некуда! Ни одна редакция не возмутилась, филиал СЖР тоже промолчал, не сказал: «Павел Леонидович, что Вы себе позволяете. Так же нельзя. Одерните своих подчиненных, своих советников». Мы поняли, что нет в области силы, защищающей интересы журналистов, отстаивающей ее нравы и формирующей «правила игры».

Как можно давать премию собственной газете, пусть и зарегистрированной на подставное лицо? Тем более, в чем вклад-то? Пусть не обижаются на меня коллеги из «НВ», они стараются и газета получается аккуратная. Но никаким вкладом там и не пахнет. Ваш «Политдозор», если на то пошло, куда больший вклад совершил – сменил формат, придумал обязательные к применению советы комитета «Рот III Фронт», ведет борьбу с олигархатом, анекдоты – просто супер! А в ответ только прессинг со стороны клиентов «авторитетов».

Зато все знают, что «Новые времена» отдал Павлу Ипатову Леонид Фейтлихер с единственным условием – чтобы газета «не превратилась в площадку «Единой России»». И этот принцип сам ли Павел Ипатов, или уполномоченные им кураторы издания свято блюдут до сих пор.

Так получается – это и есть вклад газеты «Новые времена» в журналистику? Вклад – это антипартийная цензура? И при этом советники губернатора цинично заявляют со страниц разных изданий, что нет у «Единой России» более верного союзника, чем губернатор. Одновременно, вымарывая из тестов «крамольные» упоминания о партии, в которой Павел Ипатов сам состоит?

Первой реакцией стали планы по созданию общественного комитета по присуждению премии в области журналистики «Антигубер».

- Откуда столь экзотическое название?

 - Есть литературная премия «Букер», есть «Антибукер», вот мы и решили, что созвучность слов «Антибукер» и «Антигубер» пойдет на пользу делу.

Но потом, мы пришли к выводу, что не стоит наказывать главу исполнительной власти области за недобросовестность его подчиненных. Да, в решении присудить премию газете, которой фактически управляет советник губернатора, есть аромат коррупции и еще больший – цинизма. Но все же, честь отдается не человеку, а мундиру и для дискредитации губернатора нужны гораздо более веские основания. Мы против того, чтобы «раскачивать лодку». Поэтому мы решили оставить губернатора в покое, и пришли к выводу, что проблемы, возникающие в профессиональном сообществе, требуют более основательного, более солидного подхода. В итоге – появился «Поволжский союз журналистов». Просим, как говорится, любить и жаловать.

Всеволод Давыдов, “Политдозор” (03.07.2009)