КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Движение несопротивления. Бывшая верхушка российского фонда ОМС вымогала у саратовских коллег крупные взятки.



 
Бывшая верхушка российского фонда ОМС вымогала у саратовских коллег крупные взяткиНа прошлой неделе в сфере отечественной медицины произошло событие, которое вполне можно назвать сенсацией. Нет, речь идет не об открытии новейшего чудодейственного лекарственного препарата или суперсовременного диагностического аппарата. Речь о приговоре, вынесенном в Мосгорсуде бывшей верхушке Федерального фонда обязательного медицинского страхования (ФФОМС). Вопреки ожиданиям, мягким его не назовешь: глава фонда Андрей Таранов получил 7 лет колонии строгого режима, его заместители Юрий Яковлев и Наталья Климова – по 9, два других зама – Дмитрий Усенко и Дмитрий Шиляев – по 7, начальник КРУ Татьяна Маркова и глава финуправления ФФОМС Нина Фролова – по 4 года. Еще один обвиняемый –гендиректор крупнейшей российской фармацевтической компании «Протек» Виталий Смердов – получил полтора года колонии-поселения.Обвинения фигурантам уголовного дела, которое расследовалось с ноября 2006 года, предъявлены по ч. 3 ст. 285 УК РФ (злоупотребление должностными полномочиями), ч. 4 ст. ст. 290 УК (получение взятки) и ч. 2 ст. 291 (дача взятки). Проще говоря, Таранов и его бравая команда распределяли субвенции в регионы на приобретение лекарств только при условии, что часть переданных денег руководство территориальных отделений ФОМС и предприятий – производителей лекарств будет отдавать им обратно в виде откатов. В общей сложности руководство ФФОМС получило в виде взяток 27,7 миллиона рублей. И это только то, что удалось доказать. Но для нас интересное заключается в том, что среди региональных подразделений фонда, с которых, по версии следствия, центр вымогал деньги, значится и наше – саратовское.

Мы прекрасно помним, с каким нежеланием ныне действующий исполнительный директор Саратовского ТФОМС Василий Милосердов согласился пересесть из теплого кресла главврача 3-й клинической больницы в кресло этого ведомства. Ведомства, которое по праву считается одним из самых (если не самым) коррупциоемких в медицинской сфере. Примерно также вел себя и нынешний министр здравоохранения области Алексей Сорокин, которого призвали на этот пост (а также на пост председателя правления ТФОМС) с милой сердцу должности главврача медсанчасти Балаковской атомной. Также вспоминается и тот дикий ажиотаж вокруг выдачи льготных лекарств, который имел место в конце 2005-го: по министерским расчетам все выходило на заглядение благополучно, вот только народ почему-то бесился. Мы подробнейшим образом исследовали этот вопрос, и по нашим расчетам, все так или иначе упиралось в территориальный Фонд обязательного медстраха. К сожалению, наши попытки тогда грубо обрубили. И мы тогда четко поняли, что с приходом губернатора Ипатова в сфере саратовской медицины ничего в лучшую сторону не изменится.

В Саратове территориальный Фонд обязательного медицинского страхования существует уже 18 лет. Приличный стаж, жаль только, большая его часть имеет весьма сомнительное качество. Первопричиной проблем ТФОМСа считалось то, что в течение 10 лет правительство области не закладывало в местный бюджет средства на медицинское обслуживание неработающего населения. Результат такой политики всем нам хорошо известен. Нищие больницы, обшарпанные поликлиники и необходимость приносить с собой все – от бинтов до таблеток и систем. Но и те деньги, что оседали в фонде, расходовались, мягко говоря, неординарно. Этот период работы Фонда ОМС в Саратове с полным правом можно назвать мароновским. По фамилии весьма значимой для саратовского здравоохранения личности, ее злого гения – Владимира Марона, назначенного в 1996 году министром здравоохранения области и автоматически ставшего председателем правления территориального Фонда ОМС. Это было только началом славного пути чиновника, в конце которого уже маячили должность вице-губернатора и тотальный контроль над всеми медицинскими финансами региона. В это время ТФОМС перешел на качественно новый уровень работы – от обычного для России мелкого воровства и бесхозяйственности к сложным финансовым схемам и многоходовым комбинациям. Исполнительным директором ТФОМСа тогда был еще один гений аяцковского разлива Сергей Бурдавицын. Фонд маронов-бурдавицыных не упускал ни одного шанса заработать. Практиковались различные схемы – от закупки по завышенным ценам медикаментов и оборудования для ЛПУ до дорогостоящих ремонтов по липовым сметам. Фантазия била ключом. Правительственная «крыша» и повязанность всех главврачей – назначаемых, а значит, зависимых фигур – обеспечивала ТФОМСу полную безнаказанность. Не существовало даже ревизионной комиссии, которая по уставу должна контролировать деятельность фонда. Замечания же Счетной палаты и КРУ минфина области носили дежурный характер и постоянно игнорировались.

Первые видные простым смертным результаты появились в 2005-м. Правительство, наконец, заложило в бюджет средства на медобслуживание неработающего населения. Это стало «дембельским аккордом», своего рода прощальным подарком аяцковского режима жителям области.

Более значительные перемены в системе медстрахования в Саратове совпали с назначением нового губернатора. Давно зревшее разоблачение ТФОМСа явилось хорошим подспорьем в пиар-компании Павла Ипатова. Было возбуждено несколько уголовных дел, объединенных под грифом «дело главврачей». Замелькали цифры нецелевых расходов, общественность шокировали огромными растратами. Почему-то никого не удивило, что схемы, рожденные в больной «голове» – руководстве ТФОМСа, пытаются распутать снизу. Но вышло эффектно. Однако вскрытия ТФОМСа так и не произошло. «Дело главврачей», громко начавшись, закончилось тихим и незаметным сообщением об обнаруженных нарушениях, которые исправит новый минздрав. Не последовало и логичного в такой ситуации передела в областном здравоохранении. Многие главврачи-казнокрады и по сей день занимают руководящие посты в регионе. Новым исполнительным директором ТФОМСа был назначен ставленник Ипатова, экс-главврач 3-й клинической больницы СГМУ Василий Милосердов. Более того, практически вся бывшая верхушка фонда сегодня очень неплохо устроена. Водяненко, Федотов, Сипягин – все эти люди до сих пор в строю. Были, конечно, некоторые показательные порки (вроде дела главврача балашовской ЦРБ и заместителя главы райадминистрации Александра Паскаля, который «работал» с деньгами фонда, пожалуй, чересчур открыто), но все это, увы, не только не сломало хребет местной медицинской коррупции, но даже не нанесло ей сколько-нибудь ощутимый вред.

Теперь о «качественно новом ТФОМСе» под руководством председателя правления – министра здравоохранения Алексея Сорокина и исполнительного директора Василия Милосердова. Несмотря на то, что сегодня ТФОМС распоряжается существенно возросшим объемом финансовых средств (помимо бюджетных отчислений и налогов через него теперь проходят федеральные деньги нацпроекта «Здравоохранение»), прозрачности в его работе не прибавилось. Саратовский ТФОМС остается абсолютно закрытой и обособленной структурой, чем-то вроде Ватикана – государством в государстве. С журналистами руководство фонда предпочитает не общаться. У ТФОМСа Саратова нет собственного сайта, хотя в интернете без труда можно найти сайты фондов ОМС любых областей. Нет его реквизитов и на сайте правительства области. Так же нелегко найти адрес и телефон этого таинственного учреждения. А когда интересующие сведения все же находятся, то оказывается, что с любопытствующими в ТФОМСе разговаривает автоответчик. Более того, очень мало людей представляют, где вообще расположен Саратовский ТФОМС. А ведь, между прочим, он находится в самом центре города – на проспекте Кирова. Но только не на самом проспекте, а во дворе одного из его домов вплотную с платным туалетом (не правда ли, очень символичное соседство?). Но, несмотря на это, роскоши этого заведения могут позавидовать многие. Особенно пациенты и врачи наших ЛПУ.

Вообще милосердовский медстрах все эти годы отличали три качества: пассивность, послушание и закрытость. Периодически ведомство, конечно, возбуждалось (например, когда главврачи стали лечить так быстро и так много, что суммы, которые оно представляло фонду, привели его руководство в шок ), но ненадолго. Что же касается уполномоченных страховых компаний, через которые средства фонда транслировались ЛПУ, то они, конечно, стали иными, чем при Аяцкове-Мароне-Бурдавицыне. Но суть от этого не поменялась. Допущенными до ОМСовской кормушки все равно оказались «свои» (в частности, прогубернаторская компания «АтомМед»).

Возвращаясь к началу материала, хочется задать один простой-препростой вопрос: если вымогатели (в лице ФФОМС) вовлекали свои территориальные подразделения в преступные схемы, то как вели себя в этих случаях вовлекаемые? Гнулись? Тогда почему их руководство до сих пор не наказано? Сопротивлялись? Тогда почему оно до сих награждено. Страна должна знать своих героев…

P.S.
Разоблачение бывшего руководства ФФОМСа и невероятно суровое наказание за их деяния – все это, безусловно, отразилось на настроении саратовских медработников высокого ранга. Попытки «Взгляда» получить комментарии у первых лиц медицинской отрасли и медстрахования по этому громкому делу оказались тщетными. Исполнительный директор ТФОМС Саратовской области Василий Милосердов, главврач 1-й горбольницы Игорь Салов, а также чиновники регионального минздрава наотрез отказались обсуждать суд над экс-сотрудниками федерального фонда.

Борис Дмитриев, “Взгляд” (20.08.2009)