КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Конец «Чертова Колеса».



 

 

 Схема, изобретенная Фейтлихером для увода городской собственности, «приказала долго жить» В Городском парке Саратова есть городок аттракционов. Самый крупный из них – «Колесо обозрения». Гигантский механизм, поднимающий над домами и деревьями люльки с отдыхающими, в народе давным-давно прозвали «чертовым колесом». Горпарк, как известно, вместе со всеми аттракционами, прудами и киосками контролируется структурами, близкими к предпринимателю Леониду Фейтлихеру. Если бы этот олигарх регионального масштаба ограничился извлечением прибыли от продажи билетов только на «парковское» колесо обозрения – было бы хорошо и ему, и всем саратовцам. Но, к сожалению, Леонид Натанович раскрутил нечто подобное «чертову колесу» в сфере приватизации муниципального имущества Саратова.

 

Беды города Саратова словно идут по кругу. Муниципалитету хронически не хватает средств на развитие. Чиновники и депутаты с Первомайской, 70 вечно жалуются, что не хватает денег на уборку улиц, ремонт фасадов, оплату корректировок поставщикам энергоресурсов. Речь, обычно, идет о суммах в 50-100 миллионов рублей.
В то же время, из городской собственности в частные руки уходят объекты, на продаже которых Саратов недополучает сотни миллионов рублей. Потерянных денег с лихвой хватило бы на то, чтобы заткнуть многие дыры в городском бюджете (cм. таблицу). 

Меняются губернаторы, мэры, силовики, но все только разводят руками – ничего поделать не могут. И городская собственность Саратова как уходила в руки дельцов, не принося в бюджет реальных доходов, так и продолжает уходить.
Колхозный рынок Волжского района, более известный, как «Пешка» продан в 2005 году ЗАО «РИМ» за 6,9 миллиона рублей. И на первый, и на второй взгляд – эта цена выглядит крайне заниженной. Ведь новые владельцы получили не только три строения, общей площадью около тысячи квадратных метров. Это еще и участок прилегающей земли, и стабильные доходы, которые мог бы получать городской бюджет. Только за сам объект, находящийся в самом центре города можно было бы получить не менее 100 миллионов рублей. А с учетом рыночного потенциала – значительно больше. Так зачем же избавляться от такой «дойной коровы» за сущие копейки? Если на «Пешку» нет покупателя, готового заплатить справедливые 150-200 миллионов, то почему бы ей не остаться в городской собственности?

То же самое, произошло и с душевым павильоном на углу улиц Радищева и Мичурина. Здание в 140 квадратных метров в центре города, представляющего ценность, в том числе и с точки зрения ГО и ЧС, ушло некоему ООО «Колизей» вместе с участком земли в 711 кв. метров за какие-то 1,3 миллиона рублей. Хотя более справедливой ценой было бы 50.

Об участке «Сеноман» сегодня говорится много. Как более 5 гектаров незастроенной, чистой земли в центре города – в Октябрьском ущелье – могли уйти к новым владельцам сначала за миллион, а потом, когда поднялся шум – за 16 млн рублей? Хотя, если просто нарезать этот участок под коттеджную застройку и продать «сотками» по рыночной цене, можно было бы выручить более 200 миллионов.

При упоминании об этих сделках, так или иначе, возникает фигура скандального предпринимателя Леонида Фейтлихера. Как же структурам, близким ему, удается так совершать такие сделки, приносящие сверхмегаприбыли?

Конечно, Леонид Натанович проворачивает свои схемы не в одиночку. Создавать пресловутое «приватизационное» «чертово колесо» ему способствовала и снисходительность «обортней» в погонах и мантиях, и заинтересованность муниципальных руководителей. А после смены губернатора, в «колесе» нашли себе место и областные чиновники.

Самым проверенным «приемчиком» для получения в собственность лакомых кусочков земли или объектов недвижимости у Леонида Натановича служит принуждение органов власти к приватизации собственности решением Арбитражного суда. При этом, как правило, удается обойти установленный порядок, предусматривающий аукционы и включение в прогнозный план приватизации. А значит, удается обделать все «тихой сапой» и без конкурентов. И что самое главное – удается существенно снизить затраты. Одно дело – состязаться с другими претендентами на открытом аукционе, и совсем другое – спокойно обстряпать дельце за символическую, в общем, плату.

Так вот, при варианте понуждения выбранный объект сначала арендуется. Вскоре (обычно, через год) владельцу поступает заявка на приватизацию. После этого, как показывает изучение вопроса, контрагент Фейтлихера допускает некое нарушение процедуры, например, опаздывает со сроком подачи протеста или вынесения решения. Заключительная фаза – обращение в Арбитражный суд, который с учетом нарушения процедуры, обязывает ответчика приватизировать объект.

Например, в случае с «Сеноманом», Александр Бовтунов нарушил сроки вынесения решения по запросу ООО «Скарабей». Странным образом, чиновники, отвечающие за собственность, отходящую в итоге структурам Леонида Фейтлихера, страдают подозрительной забывчивостью или допускают странные оплошности. И, заметим, не несут за это никакой ответственности. Хотя, по идее, гнать надо поганой метлой таких чиновников, которые допускают ошибки, приводящие к многомиллионным потерям для бюджета.
Например, министр-председатель комитета по управлению имуществом Саратовской области Александр Бовтунов. Именно с его легкой руки структурам, близким Леониду Фейтлихеру, отошли права на участок «Сеноман» и земля под душевым павильоном на Радищева/Мичурина.

То, что Бовтунов крайне нерачительно распоряжается землей областного центра – еще мягко сказано. Например, Нижний Новгород регулярно получает от приватизации городской земли более, чем по миллиарду рублей в год. У нас, почему-то, в разы, если не на порядок ниже. Хотя Саратов и Нижний сопоставимые по размерам и численности населения города.

Почему же высокопоставленный областной чиновник Бовтунов так щедр к структурам, близким к предпринимателю Фейтлихеру? Зададим еще вопрос: почему чиновник, уличенный в продаже участка земли стоимостью в сотни миллионов рублей за 5-10% его стоимости до сих пор находится в своем кресле?

Может быть, потому что тот же Леонид Фейтлихер был включен в попечительский совет губернаторского фонда «Саратовская губерния»? Получается, сначала Фейтлихер жертвовал в фонд губернатора какие-то суммы. Заметим – неизвестно как расходовавшиеся. А потом ему вышли такие глобальные скидки при покупке городской земли? Только вот за чей счет шиковали люди губернатора? По всякому выходит, что не за свой, а за счет горожан, за счет недополученных ими услуг.

Тот же Бовтунов, отменив год назад постановление о продаже злополучного участка ООО «Скарабей», «забыл» отозвать у этой фирмы заключенные договора и доверенность на регистрацию сделки. В итоге, это дало возможность при первом удобном случае вполне законно оформить в Регистрационной палате права третьей стороны – ЗАО «Шэлдом» на спорную землю.
Обращает внимание и необычная для саратовской Регпалаты скорость оформления сделки, происходившей на фоне небывалой полемики в прессе. Неужели Сергей Тимошин тоже оказался в «чертовом колесе»? Тогда, выходит, что регулярные визиты Фейтлихера в некоторые госдумовские кабинеты были не просто проявлением вежливости.

На сегодняшний день, после назначения главой администрации Саратова Вячеслава Сомова, после ротации руководителей силовых органов, и прежде всего, после отставки председателя Областного суда Александра Галкина, «чертову колесу», похоже наступил конец (остался заключительный аккорд – не случайно Леонид Натанович хочет поскорее «закопать томагавк» и нервно предлагает всем «трубку мира»).

Раньше авторитет главного судьи давал возможность более доходчиво доводить до сведения арбитражного начальства интерес и аргументы фейтлихеровских структур.

Сегодня все поменялось, руководство областной и апелляционной арбитражных инстанций – глухо к традиционным методам Фейтлихера. А победы в окружном арбитраже и в президиуме ВАС… Эти победы – пирровы. Пара-тройка таких побед и Фейтлихер нищим пойдет на паперть. У него, конечно, денег – как у дурака семечек, только смысл вести бизнес полностью потеряется, если работать исключительно «на лекарства».
Отвернулась от Фейтлихера и пресса. Когда-то ему удавалось эффективно манипулировать возможностями масс-медиа, чтобы оказывать нужное давление на экс-мэра Аксененко или нынешнего губернатора. Но нынче магнат оказался практически в информационной изоляции. Издание собственной газеты надежд не оправдало. Кто же поверит изданию, про которое известно, что оно принадлежит этому скандальному предпринимателю?
Подводя итог, хочется отметить следующее.

Несмотря на то, что «чертову колесу», изобретенному Фейтлихером, приходит естественный конец, еще не поздно поставить в его истории жирную точку. Мы обращаемся к правоохранительным органам. Очень хотелось бы, чтобы работники прокуратуры и милиции, набившие руку в разоблачении коррупционеров среди учителей и участковых врачей, попробовали все-таки поймать куда более крупную рыбу. Которая, надо отметить, так и ходит кругами вокруг них.

Всего-то надо – тщательно изучить сделки по приватизации земли и имущества города Саратова, хотя бы за период с начала 2005 года.

Дмитрий Петров