КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Саратовские врачи отказали Ларисе Абрамовой в медицинской помощи.



В спину бывшему директору «Саратовводоканала» говорят сегодня все и всё. Поминают импортные задвижки за миллион евро, фиктивные подряды, самые высокие в ПФО тарифы и просто скандальный характер.

Губернатор Ипатов тоже поучаствовал, сообщив радиослушателям, что любила начальница возить в свои вояжи личного парикмахера за казенный счет. И только голос самой Ларисы Васильевны не слышен в разгневанном хоре. «Время» решило исправить эту несправедливость и дать возможность высказаться еще недавно всесильной руководительнице. Это оказалось на удивление просто: сотовый телефон бывшего директора не был выключен.

Своим звонком мы застали Ларису Абрамову в медицинской клинике. Какой – наша собеседница уточнить отказалась:

- Отвечать на вопросы в то время, когда ведется следствие, я не буду. Поймите, я просто не хочу подставлять своих же работников. В этом регионе я увидела столько грязи и подлостей, что уже начинаю бояться. Знаете, когда политические игры доходят до того, что человеку, которому стало плохо, и он чуть ли не падает в обморок, просто отказывают в медицинской помощи – это уже перебор. Сейчас я вынуждена находиться на лечении в другой области, поскольку в моем регионе мне просто отказывают.

В Саратове никому ничего не нужно, кроме торговых площадок. И городские, и областные власти в первую очередь, после того как узнали об аварии, начали не исправлять ситуацию, а искать козлов отпущения, чтобы снять с себя вину. Сейчас область сама решает эту проблему, и пускай покажут, на что они способны, кроме того как искать чужие ошибки. Я ответственности не боюсь и отвечу за все, в чем виновата. Но даже сейчас я не перестаю повторять, что и я, и мои сотрудники, теперь уже бывшие, сделали все, что было в наших силах. Все остальные комментарии я буду давать только после выписки.

Второй разговор в тот же день, 24 сентября, был более продолжительным:

- 18 сентября у меня резко подскочило давление, и мой муж вызвал на дом врача из районной поликлиники №14, по месту жительства. Врач Гусева назначила лечение и выписала мне больничный лист. В ночь с 18 на 19 сентября мне еще несколько раз вызывали «скорую», меня постоянно” рвало. А 19-го дверь врачу Гусевой открыл мой муж, и она, пользуясь тем, что я была в туалете, просто забрала больничный лист и вышла из квартиры. Мы с мужем бросились в поликлинику и столкнулись с врачом Гусевой на крыльце. Объяснять свой поступок она отказалась, сказав, что все вопросы – к дежурному врачу. Но и дежурный врач отказался со мной разговаривать, в поликлинике я получила лишь исправленный и закрытый больничный лист.

Что это такое? Это политика, которая вмешивается во все сферы! У нас губернатор только умеет красиво говорить в телекамеры, а виноватыми становятся те, кто реально все тащит на своем хребте, Сегодня он учит меня, что надо эффективно расходовать деньги. А сам он эффективно расходует? Трущобы, падающие дома – это он эффективно расходует деньги? Из меня сегодня очень просто сделать крайнюю. Но вот на ВК-1 ситуация очень серьезная. Если произойдет авария – на кого они будут валить?

В чем же все-таки причина аварии на ВК-3? Из слов Ларисы Абрамовой можно сделать вывод, что сентябрьские события – звено в продуманной цепи:

- Нам полтора года не давали работать, людям специально платили за это. Доходит до того, что воруют и покупают мои личные записи, на которых я, якобы, несу какую-то фигню, а потом эти записи дважды прокручивают на центральных телеканалах! Вы представляете, сколько это стоит, какие ресурсы брошены на то, чтобы очернить меня?!

А эта авария… Что нужно такое сотворить, чтобы станцию затопило, чтобы вывести из строя все четыре агрегата? Да если бы в работе остались хотя бы два, город ничего бы и не почувствовал. Нет, из строя вышли именно все. И почему бывший технический руководитель предприятия, которого я с позором выгнала, говорит в СМИ, что на устранение аварии нужна неделя? Откуда у него такие данные, ведь его же там быть не могло? Выводы должны сделать специалисты. Они, а не дилетанты, должны назвать причины. А я себя виновной не считаю. Мы сделали все, что могли. Пусть Ипатов у меня спросит, я с удовольствием объясню, сколько нужно денег вкладывать в «Водоканал», чтобы таких кошмаров больше не повторялось. Ничего, теперь у них руки развязаны: пусть покажут, умеют ли они работать или только козлов отпущения искать.

Неизлечимо одна 28.09.2009 Время Светлана Гетало, Наталья Левенец