КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Как отбирают землю у Фединского музея.



Уже несколько лет Государственный музей К.А. Федина вызывает интерес высоких правительственных чиновников. И отнюдь не с точки зрения уникальной коллекции, переданной в дар музею семьей русского писателя. ГУК интересен как объект недвижимого имущества. А это, прежде всего, земля, имеющая высокую рыночную стоимость и с некоторых пор ставшая вожделенной мечтой неких лиц. Кто эти люди и с чем связана невиданная активность чиновников в вопросе отчуждения части музейной территории, нам скоро станет известно. И тогда будет понятно, почему господин Синюков, министр культуры области, и те, кто за ним стоят, очень спешат расстаться с участком в тысячу квадратных метров, словно земля горит у них под ногами.«Визитная карточка»
Прилегающая к зданию музея территория занимает площадь чуть больше 3 тысяч квадратных метров и тянется вдоль ул. Октябрьская, упираясь в особняк купца Дашковского, на сегодня перешедший в частные руки. Часть музейного участка представляет собой небольшую парковую зону с клумбами и скамейками. Другая половина полностью подготовлена для использования в целях развития музея. Благодаря отзывчивости главы Волжского района летом сюда была привезена земля для выравнивания участка, а ребята из «Молодой гвардии» в помощь музею провели работы по благоустройству территории. В планах ГУКа — строительство жизненно необходимого музею фондохранилища. Пока же музейщики хотят засадить новыми деревьями засыпанную землей территорию, возвести здесь несколько открытых объектов для ведения научно-просветительской работы — занятий с детской аудиторией и чтения лекций. Все бы хорошо, да вот скромные планы музейных подвижников никак не совпадают с видами на землю министра культуры Владимира Синюкова, главы комитета по управлению имуществом Александра Бовтунова и тех, в чьих интересах запущен механизм отчуждения земли.
Начало этого сюжета относится к незабываемым временам руководства област¬ной культурой Михаила Брызгалова. Два года назад тогдашнему директору музея Ирине Ткачевой было направлено письмо от некой гражданки с просьбой рассмотреть вопрос об изъятии 1000 квадратных метров музейной территории под строи¬тельство «некоммерческого» объекта — «Картинной галереи». Перед тем как направить это письмо, ничем не примечательная жительница Саратова обратилась в ведомство Бовтунова с заявлением о выборе земельного участка под размещение «административного здания» (Картинной галереи)». Сам тон письма наводит на мысль, что его автор, обращаясь к руководству музея, лишь соблюдает формальности и заранее рассчитывает на положительный результат. Там есть и лирика («Предполагаемое здание Картинной галереи органично вписывается в архитектурный стиль расположенных по соседству здания музея и дома … на пересечении ул. Октябрьская и ул. Лермонтова. В дальнейшем во время прохождения выставок будет организовано бесплатное посещение галереи учащимися…, а также детьми, оставшимися без попечения родителей, и детьми-инвалидами. В будущем здание «Картинной галереи» могло бы стать одной из «визитных карточек» города Саратова»), и необходимая в таких случаях деловая хватка («Прошу Вас обратиться в министерство культуры Саратовской области с ходатайством об изъятии необходимой части земельного участка для реализации некоммерческого проекта — здания «Картинной галереи»).
Невинное письмо о благих намерениях обозначило предмет последующего давления на руководство музея со стороны правительственных структур.
Кому не можем отказать
Надо ли удивляться, почему тогдашний директор музея не поспешила с добровольным отказом от 1000 квадратных метров земли, находящейся в бессрочном пользовании ГУКа? Но вышестоящему начальству, видимо, не было никакого дела до резонов о необходимости развития музейной инфраструктуры. На кону — дорогостоящая земля и заинтересованность ее будущих владельцев. Возможно, подталкивала к решительным действиям цена вопроса (по оценкам экспертов, средняя рыночная стоимость сотки земли в данном районе — не менее полутора миллионов рублей). Наверное, поэтому министр Брызгалов, не предполагая возражений, поторопился разъяснить подведомственному учреждению процедуру официального отказа от земли. Из этого разъяснения становится ясно, что только после заявления землепользователя об отказе от права на земельный участок комитет по управлению имуществом может начать процедуру его отчуждения. Одним лишь согласием учредителя ГУКа — минкульта — вопрос не решить и вопреки воле руководства музея процесс не запустить.
Казалось бы, если дирекция музея не собирается отказываться от необходимых квадратных метров земли и строит планы на ее целевое использование, вопрос стоит закрыть и отказать госпоже К. в реализации ее «некоммерческих» планов. Но отчего-то такой результат никак не устраивал функционеров правительства.
Ирина Ткачева покинула свой пост, как, впрочем, и Брызгалов. Но со сменой министра культуры и назначением нового директора музея земельная тема получила свое дальнейшее развитие.
Чиновники министерства стали еще более настойчивыми, что заставило наблюдателей усомниться в версии, будто бы экс-министр был лично заинтересован в отъеме земли. Возникли другие предположения. Например, участок, примыкающий почти вплотную к особняку Дашковского, может быть интересен тому, кто выкупил памятник архитектуры местного значения около 6 лет назад. В числе вероятных владельцев уже не первый год пустующего здания фигурирует имя бизнесмена, тесно связанного с семьей экс-мэра Юрия Аксененко. Логично предположить, что тысяча квадратных метров плюс сам дом могут быть преобразованы в любого рода коммерческий объект, привлекательный своим расположением близ набережной. Но что сулит такое соседство музею? Каким будет следующий шаг по вытеснению «культурных ценностей» города?..
В отсутствии министра эстафету приняли временщики и клерки ведомства культуры: землю музея Федина нужно во что бы то ни стало отписать — именно такой негласной установке были подчинены их действия. Теперь уже пошло давление на нового директора Ирину Кабанову. От нее ждали «добровольного» отказа от участка. Как профессионал, занимающийся музейным делом 27 лет, директор встала на защиту имущественных интересов уникального в своем роде литературно-художественного музея, дав понять, что не намерена участвовать в сомнительных акциях в ущерб учреждению и собственной репутации. Но эхом напоминала о себе случайно оброненная фраза высокого начальства: «Таким людям мы не можем отказать». Кто же эти люди, ради которых так стараются «синюковы» и «бовтуновы»? Не уж-то первые лица губернии или местные влиятельные олигархи, возжелавшие оставить свою «визитную карточку» на волжском берегу?..
Халиф на час
Вновь назначенный министр Синюков, пока входил в курс дела, был приятно поражен энтузиазмом, с которым работают не избалованные высоким жалованием музейные сотрудники. Свидетельство тому — запись, оставленная министром полгода назад в книге отзывов после посещения новой стационарной экспозиции «Дом русской литературы 20 века»: «Дух России будет жить, пока на нашей земле работают такие замечательные люди».
Но, находясь при исполнении, бывший ректор СЮИ МВД вскоре также включился в процесс по отчуждению земли. Из-за принципиальной позиции Ирины Кабановой с ней не был продлен годовой контракт. Создателя постоянно действующей литературной экспозиции, лауреата областного конкурса «Лучший музейный работник 2006 года», представителя саратовских музеев в Союзе музеев России, награжденного благодарственным письмом губернатора, почетной грамотой Министерства культуры РФ фактически увольняют без объяснения причин. Случилась очередная рокировка — бывший замдиректора Лариса Коновалова по приказу учредителя стала временно исполнять обязанности руководителя.
Внутри коллектива начались волнения, ведь на тот момент уже все поняли, что смещенный директор стала пешкой в чужой игре, а музей — заложником ситуации. Сотрудники музея, ученые-филологи СГУ, директора крупнейших литературных музеев России, дочь и внуки Федина написали письма на имя губернатора с просьбой повлиять на абсурдную ситуацию с увольнением опытного и авторитетного в музейном сообществе специалиста.
Не исключено, что о скандале стало известно и министру культуры РФ Александру Авдееву. В конце-концов речь идет о судьбе культурного центра, ставшего частью музейного пространства страны и вызывающего интерес исследователей, в том числе и западных. Да и регалии, вклад в развитие научной и экспозиционной деятельности музея самой Ирины Кабановой не позволяют усомниться в ее профессионализме. Хотя, заметим в скобках, понятие профессионализма с некоторых пор уже неактуально для культурной отрасли губернии.
Сегодняшний алгоритм действий министерства прежний. Устными и письменными побуждениями хитромудрые и упорные функционеры, казалось бы, приблизились к желаемому результату. Пошло в ход распоряжение губернатора «О проведении инвентаризации недвижимого имущества, находящегося в государственной собственности области». Свою активную позицию по убыстрению процесса отчуждения музейной земли продемонстрировал правительственный чиновник Бовтунов. Из недр его ведомства в декабре вышли соответствующие бумаги. Странным образом появилась выписка из приложения к протоколу заседания межведомственной комиссии по результатам инвентаризации недвижимого имущества, где от минкульта фигурируют два ГУКа с неиспользуемыми территориями, один из которых — музей К.А. Федина. Причем параметры «лишней» площади совпадают с размером участка, на который 2 года назад претендовала г-жа К. Тут же, в письме министру культуры Синюкову, г-н Бовтунов настойчиво рекомендует «в кратчайший срок организовать и провести мероприятия по отказу от неиспользуемых подведомственными областными государственными учреждениями и предприятиями земельных участков».
Не все в этой затее идет как по маслу. Результаты инвентаризации, проведенной в Фединском музее в рамках распоряжения губернатора, никак не «бьются» с данными межведомственной комиссии. Неиспользуемой территории у музея нет. Об этом полмесяца назад были официально проинформированы как министр Синюков, так и глава комитета по управлению имуществом Бовтунов. Подпись и.о. директора музея Ларисы Коноваловой стоит под четко изложенной позицией: «Государственный музей К.А. Федина не может отказаться от земельного участка площадью 1009 кв.м. Изъятие этого участка навсегда лишит музей возможности развиваться, а Саратовская область и Поволжский регион будут лишены возможности доступа к тем культурным ценностям, которые хранит, изучает и представляет музей». Черным по белому, с печатью ГУКа, на официальном бланке.
За неделю до наступления нового года все участники событий продолжали ждать. Одни — обещанного участка земли, другие — бонусов за услуги, третьи — административного воздействия. Все как всегда — так было, есть и будет. Да и в чем еще мораль этой затесавшейся в водовороте глобальных событий истории? Мы привыкли к административному произволу, лоббированию интересов тех или иных групп влияния услужливыми чиновниками. Мы свыклись с мыслью, что культуре отведено место на задворках, а оптимистические рапорты минкульта далеки от реального положения дел. Продаются «своим» старинные особняки — памятники истории и культуры, идет вакханалия с землей, мы уже даже не удивляемся, когда во главе ГУКов становятся бывшие военные, либо пенсионеры, мнящие себя профессионалами за одну лишь тайную любовь к искусству. Мы давно усвоили эти правила — неудобные и принципиальные руководители нежелательны, а управляемые и готовые услужить всегда в чести. Так у нас повелось: культура стерпит все, недаром в первую очередь экономят на ней и отбирают у нее. Стерпят и люди, здесь работающие и по крупицам собирающие остатки культурных ценностей.
Вот тебе, бабушка, и новый год
Привычка не оставлять долгов в году уходящем и традиция готовить новогодние подарки сработала и в описываемой ситуации. 23 декабря Владимир Синюков представил коллективу музея Федина нового директора. Выбор пал на общественного советника министра культуры Валентину Жукову.
Валентина Семеновна Жукова год назад отметила свой 65-летний юбилей. Слывет опытным номенклатурным работником, имеет внушительный послужной список. О Валентине Жуковой известно, что она начинала свой путь редактором заводской многотиражки, потом работала инструктором отдела пропаганды городского комитета партии. Директор театра кукол «Теремок», руководитель городского отдела культуры, чиновник министерства печати и информации, директор ЦБС — этапы большого пути сегодняшнего назначенца. Последние годы Валентина Жукова являлась общественным советником министра культуры области (сначала Михаила Брызгалова, теперь Владимира Синюкова), а числилась сотрудником Област¬ного Дома работников искусств.
Какие задачи ставит учредитель перед своим протеже, будет понятно по тем шагам, которые предпримет г-жа Жукова в новой должности.
Но развитие событий вокруг музея Федина продолжилось и в дни новогодних праздников. Причем уже на федеральном уровне. В своем интервью радио «Эхо Москвы» министр культуры РФ Александр Авдеев уделил особое внимание саратовскому музею: «Как министр я сейчас очень волнуюсь, что объектом захвата земли станет музей-усадьба Федина в городе Саратове. Я на этот счет получаю письма, письма обеспокоенных саратовцев. Разговаривал с губернатором, привлек его внимание к такой опасности, потому что музей-усадьба находится в лакомом участке Саратова. Земля там очень дорогая, а земли много. И попытки, я не исключаю, могут иметь место, и признаки этого появляются». На вопрос ведущих, как возможно повлиять на ситуацию и каковы инструменты противодействия, министр культуры РФ ответил: «Во-первых, позиция губернатора. Позиция местных властей и третье — позиция общественности. А если ни то, ни другое не поможет, будем обращаться в суд».
Выступление Александра Авдеева получило должный резонанс на местном уровне. И не только среди культурной общественности. Местные СМИ начали проявлять интерес к теме. Так, на одном из информационных сайтов на прошлой неделе появилась подробная информация о событиях, связанных с отъемом земли у музея. В ней также прозвучали закономерные вопросы: кто стоит за рейдерской атакой на культурное наследие, чьи интересы представляют региональные чиновники от культуры? Но, что удивительно, буквально спустя полчаса информация бесследно исчезла. Видимо, ответ на поставленный вопрос не заставил себя ждать, а «таким людям мы не можем отказать».
«Время» будет следить за неминуемым развитием событий.

Алина ЦОДИКОВА

http://www.timesaratov.ru/gazeta/publication/26819

фото: http://www.adit.ru/rus/conference/adit2007/image/photo/prSar0408-b.jpg