КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



РАСШИФРОВКА АУДИОЗАПИСИ ПРЕСС-КОНФЕРЕНЦИИ СЕРГЕЯ ПОЧЕЧУЕВА, ИГОРЯ ОСОВИНА, ВЛАДИМИРА КОЛЫВЕРОВА И АЛЕКСЕЯ СМИРНОВА от 04.02.2010.



4 февраля 2010 года
г. Саратов, ул. Зарубина, 28, конференц-зал Начало мероприятия: 14.00 мск.
Завершение мероприятия: 16.00 мск.

Участники пресс-конференции:
1.  Почечуев Сергей Алексеевич, политтехнолог, специалист по «чёрному пиару», главный редактор Интернет-портала «Conspirology.org».
2.  Осовин Игорь Алексеевич, журналист-конспиролог, специалист по «чёрному пиару», ответственный редактор Интернет-портала «Conspirology.org».
3.  Колыверов Владимир Алексеевич, общественный деятель, специалист по Хаббард-технологиям, участник политических пиар-акций.
4.  Смирнов Алексей Александрович, специалист по компьютерным технологиям, участник политических пиар-акций, выпускающий редактор сайта «Общественный контроль».

Ведущий пресс-конференции: С.А. Почечуев

Вступительное слово: С.А. Почечуев
Добрый день, уважаемые коллеги!
Сегодня мы пригласили вас для того, чтобы рассказать всю правду о том, чем на самом деле занимаются пиарщики и политтехнологи «Единой России» в Саратове. Мы расскажем о том, что собой представляет «чёрный пиар» партии власти, о том, какие приёмы и методы используют пиарщики Саратовского регионального отделения «Единой России» в борьбе с внешними и внутренними «врагами партии». И пусть наша исповедь послужит горьким уроком для тех, кто поддаётся искушению зарабатывать свой хлеб на ниве пиар-технологий.

Два года назад, когда мы только начинали работать в команде Николая Панкова, нам говорили о высоком доверии, которое оказала нам партия. Нам говорили об особой миссии, которую мы должны выполнить. Нам казалось, что наш профессионализм, наше журналистское мастерство, наш опыт потребовались партии для того, чтобы навести в Саратовской области порядок, чтобы сделать жизнь лучше, чтобы восторжествовали Закон и Справедливость. Но очень скоро мы убедились в обратном.

По сути, из нас была сформирована «зондер-команда» Николая Панкова, которая уничтожала доброе имя и репутацию тех людей, кто объявлялся личными врагами вождя саратовских «единороссов» – Вячеслава Володина. Ничего общего с интересами партии как таковой, не говоря уже об интересах Саратовской области и её жителей, такое информационное киллерство не имело.

Наша задача, в первую очередь, заключалась в том, чтобы мы готовили об этих людях огромную массу негативных публикаций в СМИ, необходимых для составления депутатских запросов и коллективных обращений граждан, инициируемых вождём саратовских «единороссов» – на имя первых лиц государства, включая Президента и Председателя Правительства РФ, руководителей правоохранительных структур и силовых ведомств – Генерального прокурора Чайки, председателя Следственного комитета Бастрыкина, министра МВД Нургалиева, директора ФСБ Патрушева, а потом и Бортникова. В этих запросах и обращениях звучали призывы и требования «разобраться» с неугодными лицами, поводом для чего и служили «многочисленные публикации в СМИ», которые, повторюсь, мы готовили по указанию тех же «володинцев». И вместо того, чтобы решать неотложные проблемы в «горячих точках» страны, «силовики» начинали искать черных кошек в тёмных комнатах володинского сознания.

Мы не понимали логику этой ненависти к тем политикам, которые смели иметь собственное мнение и не спешили публично восторгаться заслугами Вячеслава Володина. «Да тут и нет никакой логики!» – говорили нам кураторы, которые подходили к решению этого вопроса с холодным цинизмом.

В конце концов, мы пришли к выводу, что дальнейшая работа на Николая Панкова – под чутким руководством Эдуарда Абросимова – может привести к профессиональной деградации нас, как журналистов, и к полной утрате какой бы то ни было общественной репутации. Поэтому мы решили порвать с этой сектой и рассказать всю правду о том, чем именно нам приходилось заниматься все эти годы.

В полном объёме вся эта информация нашла своё отражение в книге, которая была написана Игорем Осовиным и мной. Свою книгу мы так и назвали – «ЧЁРНЫЕ пиарщики БЕЛОГО медведя». Сейчас она готовится к печати в одном из московских издательств. По понятным причинам я не буду раньше времени раскрывать детали, связанные с выходом этой книги. Скажу только, что основой для написания этой книги послужили дневниковые записи Игоря Осовина, которые он вёл, фактически, ежедневно на протяжении этих лет, расшифровки скрытых аудиозаписей, проводимых в нашем офисе встреч и рабочих совещаний, а также сохранившиеся в большом количестве оригиналы документов и мои личные воспоминания.

Сегодня мы расскажем о самых значимых эпизодах нашей деятельности на ниве партийного пиара и политтехнологий, когда мы выполняли политические заказы под началом Абросимова, а потом и Чуйченко. Мы продемонстрируем документы, которые не оставят у вас никаких сомнений в правдивости наших слов. И мы впервые озвучим такие факты, которые – в нормальном цивилизованном обществе, разумеется, – приводят к завершению политической карьеры. В данном случае – к завершению карьеры таких людей, как Николай Панков и Вячеслав Володин.

И ещё – сразу хочу оговориться: все те документы и фотографии, которые будут показаны на экране, – а их сотни! – записаны на DVD-дисках, они будут выданы вам в качестве раздаточного материала после того, как завершится наша пресс-конференция. Там же будет содержаться и аудиопротокол застольной беседы, о которой дальше пойдёт речь. Так что не переживайте, если вы не успеете как следует разглядеть документы или фото, которые будут показаны в скоростном режиме. Все это у вас будет, и в любое удобное для вас время вы можете все это распечатать, посмотреть, проанализировать, сделать выводы.

В то же время и мы просим вас о такой для нас поблажке, как использование текста-суфлёра. Я полагаю, никто не сомневается в наших способностях работать без бумажек. Поверьте, речь пойдёт об очень серьёзных вещах, за достоверность которых мы готовы отвечать хоть в суде. И чтобы не дать своим вчерашним заказчикам ни малейшего шанса свести с нами счёты, мы должны быть предельно аккуратными и не поддаваться ни на какие эмоции. Тем не менее, хочу предупредить заранее, что в цитируемых нами текстах может прозвучать ненормативная лексика.
Итак, приступим…

С.А. Почечуев рассказывает о принципе распределения функций между партийцами и пиарщиками «Единой России» в Саратове:
Как именно выстраиваются отношения между партийцами и пиарщиками внутри Саратовского регионального отделения «Единой России»?
Можно занимать высокий партийный пост, как, например, Лариса Колязина, которая является председателем исполкома СРО ВПП «Единая Россия», и при этом не иметь властных полномочий как таковых. Та же Колязина абсолютно не самостоятельна в принимаемых решениях, она постоянно согласовывает все свои действия с Линдигрин, с Баталиной. И в то же время госдеп Николай Панков, не занимающий в Саратовском региональном отделении партии никаких фактически, постов, единовластно руководит всей областной парторганизацией и самостоятельно распоряжается партийной кассой.

Поэтому именно Николай Панков, в первую очередь, несёт личную ответственность за все принимаемые решения, в том числе, в сфере партийной пропаганды и контрпропаганды.
(в зал входят журналисты)
Я приветствую тех, кто немного припозднился. И я прошу (неразборчиво) отложить фотографирование и помочь принести стулья, чтобы люди могли сесть.

С начала июня 2007 года наша группа начала работать под началом Николая Панкова, о чём я с ним договорился при личной встрече, которая состоялась 29 мая того же 2007 года в его рабочем кабинете на Советской, 10. Именно тогда он подтвердил полномочия Эдуарда Абросимова, как своего помощника и доверенного лица в решении деликатных вопросов. Только за своё согласие придти на эту встречу, чтобы обменяться мнениями по данному вопросу я в тот же день получил от Панкова через Абросимова 30 тысяч рублей.

Именно такую сумму – 30 тысяч рублей – сейчас составляет должностной оклад председателя исполкома Саратовского регионального отделения «Единой России» Ларисы Колязиной: на эти деньги она ещё снимает квартиру в Саратове и кормит семью. Этот пример я привёл для того, чтобы вы поняли, насколько для руководителей «Единой России» в Саратове является приоритетной – по сравнению с работой формальных партфункционеров – теневая деятельность пиарщиков и политтехнологов.

Принцип нашего взаимодействия с Николаем Панковым выглядел следующим образом. Это – рукописная схема, которая обсуждалась на закрытом совещании с Эдуардом Абросимовым в начале июня 2007 года. (№ 1. Схема-черновик). Итогом этого совещания стал новый проект структуры взаимодействия: в этом документе по просьбе Абросимова были удалены все фамилии, потому что координатором группы являлся сам Николай Панков. (№ 2. Структура взаимодействия). Вот эта схема, которую мы подготовили с Абросимовым. Затем эта структура разрослась, и к осени 2008 года стала представлять собой целую группу подразделений, отвечающих за конкретные участки работы. (№ 3. Структура взаимодействия пиарщиков и политтехнологов, курируемых Н.В. Панковым). Это ситуация уже на 2008 год – начало 2009-го. Сейчас я попрошу Игоря Алексеевича продолжить тему и рассказать о (помехи, неразборчиво).

И.А. Осовин рассказывает об источниках финансирования и структуре юридических лиц пиарщиков и политтехнологов «Единой России» в Саратове:
Как именно и из каких источников финансировалась наша деятельность?
Во-первых, мы практически никогда не получали безналичные перечисления за выполненную работу: все расчёты производились в наличной форме – чаще в российских рублях, реже в долларах США, хотя и такое было. Постепенно мы пришли к выводу, что ни официальный избирательный фонд «Единой России», ни банковский счёт Саратовского регионального отделения партии, ни даже Фонд поддержки партии «Единая Россия» в период проведения избирательной кампании 2007 года к финансированию наших пиар- и политтехнологических акций никакого отношения, скорее всего, не имели. Источником финансирования нашей деятельности, как мы полагаем, являлась «чёрная партийная касса», которой мог распоряжаться только Николай Панков.

Во-вторых. Сам Николай Панков никогда не расплачивался с нами лично. Все расчёты производились через Эдуарда Абросимова, который лично расплачивался с Сергеем Почечуевым за нашу работу. Эдуард Николаевич и не скрывал, что «наличку» он получает от Панкова, и с ним же он согласовывает все наши калькуляции и тарифы, которые, разумеется, носили неофициальный характер, и были отнесены нами к разряду секретных документов. Сам Николай Васильевич, по словам Абросимова, подобного рода документы после выполнения задания уничтожал, чтобы ни одна бумажка, случайно попавшаяся кому-то на глаза, не могла бы его скомпрометировать.

Таким образом, только во второй половине 2007 года через наши руки прошло порядка 2 миллионов рублей. Не думайте, что такую сумму составил наш доход: нам ведь ещё приходилось расплачиваться с субподрядчиками и типографией, нести затраты на оргтехнику и расходные материалы… Но всё равно: для Саратова наши гонорары были более, чем приличными. Сегодня мы огласим конкретные суммы по каждой из затронутых нами тем.

Прежде всего, заказчиком был утверждён тарифный план, который Сергей Почечуев подготовил и передал Николаю Панкову через Абросимова. Этот тарифный план неоднократно пересматривался в сторону увеличения, и я не исключаю, что на стол Николаю Васильевичу лёг изначально совершенно другой документ. (№ 4. Тарифный план).
После завершения кампании по выборам депутатов Саратовской областной Думы и Государственной Думы РФ Эдуард Абросимов, ссылаясь на Николая Панкова, обещал нам, что на партийные деньги будет создано мощное пиар-агентство, зоной покрытия которого станет весь Приволжский федеральный округ.

Мы с энтузиазмом подошли к этому делу: для Николая Панкова был подготовлен комплексный план, в котором подробнейшим образом была описана структура этого пиар-агентства, функции всех его подразделений и принципы взаимодействия. (№ 5. Комплексный план. № 6. Структура взаимодействия). Вот финансовый план вы видите и, соответственно, структура с раскадровкой по финансовой составляющей.

Сергей Почечуев предложил название для этого агентства: «Что делать?». Именно так с Абросимовым мы хотели назвать дискуссионный клуб, который предполагалось создать на базе Музея-усадьбы Н.Г. Чернышевского, когда там с завидной регулярностью на деньги «Единой России» стали проводиться «круглые столы», нацеленные против Леонида Фейтлихера и других политиков, объявленных «врагами партии». Но об этих «столах» – чуть позже.

Так вот, для того чтобы обезопасить себя от «кидняка» со стороны «единороссов», мы выдвинули встречное условие: это пиар-агентство должно быть создано на базе нашего предприятия – общества с ограниченной ответственностью производственного объединения «Зенит». С этой целью мы даже были готовы изменить состав учредителей нашего ООО, включив туда Эдуарда Абросимова и тех лиц, которые будут представлять интересы Николая Панкова. Но такой подход с нашей стороны сильно озадачил Панкова, и вскоре эта тема была свёрнута.

Мы поняли, что на паритетных условиях «единороссы» работать не готовы, и никаких гарантий долгосрочного сотрудничества мы от них не дождёмся. Не прошло и года, как без нашего участия по инициативе Эдуарда Абросимова было создано юридическое лицо, которое начало осваивать партийный бюджет, предназначенный для финансирования пиар-акций. Речь идёт об ООО «PR-агентство «Что делать», в названии которого теперь отсутствует вопросительный знак. Вот вы видите на экране протокол общего собрания участников ООО «PR-агентство «Что делать», с обозначением того, кто является учредителем и участниками этого общества. (№ 7. Протокол общего собрания участников ООО «PR-агентство «Что делать»).

Так вот, участниками этого ООО стали Роман Николаевич Осаковский, использующий журналистский псевдоним «Роман Кабанов», который является братом Эдуарда Абросимова, и Юлия Михайловна Ратник. Генеральным директором этого ООО был назначен Роман Осаковский. В октябре 2008 года Осаковский и Ратник заключили договоры купли-продажи долей в уставном капитале этого ООО с Ниной Алексеевной Панковой, которая является, полагаю, супругой Николая Васильевича Панкова, и Яной Юрьевной Полякиной, которая, надо полагать, также является близким для Панкова человеком. (№ 8. Протокол общего собрания участников ООО «Издательско-полиграфическое предприятие «Саратовский Дом печати»«).

То есть, что получилось, зарегистрировав первоначально это ООО на себя, Осаковский и Ратник уступили свои доли Панковой и Полякиной и вышли из состава участников. После чего ООО «PR-агентство «Что делать» было, по всей видимости, переименовано в ООО «Издательско-полиграфическое предприятие «Саратовский Дом печати»«, а его новым генеральным директором был назначен Эдуард Абросимов.

Обращает на себя внимание то обстоятельство, что юридическое лицо с точно таким же названием – ООО «Издательско-полиграфическое предприятие «Саратовский Дом печати»« – было создано ещё в ноябре 2005 года, а последние изменения в его Устав вносились в ноябре 2008 года. Вот вы видите на очередной справке выписку из статистического регистра, сведения из Единого государственного реестра юридических лиц. (№ 9. Выписка из Статрегистра. № 10. Сведения из ЕГРЮЛ).

Тогда же – в ноябре 2005 года – Романом Осаковским и Юлией Ратник было создано ООО «АБВИРС», в котором доля Осаковского составляла 75 %, а доля Ратник -25 %. На экране вы видите Протокол общего собрания учредителей ООО «АБВИРС». Акт оценки и передачи имущества в собственность ООО «АБВИРС». (№ 11. Протокол общего собрания учредителей ООО «АБВИРС». № 12. Акт оценки и передачи имущества в собственность ООО «АБВИРС»). Кстати, все эти фирмы были зарегистрированы по месту прописки Юлии Ратник.

      Генеральным директором этого общества также первоначально являлся Роман Осаковский, брат Абросимова. В прошлом году совершались действия по внесению изменений в учредительные документы этого ООО, и я также не исключаю того, что это ООО тоже было переименовано, а его новыми участниками стали родственники Николая Панкова. К тому же, данные документы дают все основания считать, что Эдуард Абросимов начал активно сотрудничать с Николаем Панковым, как минимум, с начала ноября 2005 года, фактически, вскоре после того, как он освободился из мест заключения.

       Как вы сами прекрасно знаете, это далеко не все фирмы, созданные по инициативе и с участием «единороссов», которые отрабатывают партийные пиар-подряды. Есть ещё ООО «Группа компаний Р.И.М.», в названии которого аббревиатура пишется через точки: это юридическое лицо является учредителем и издателем общественно-политической газеты «Политдозор», которая, в том числе, занимается публичным осмеянием инициатив Президента России. Есть ещё ООО «Наша Версия – Поволжье», которое является издателем и редакцией еженедельного регионального выпуска газеты «Наша Версия в Саратове». Вы видите на экране свидетельство о государственной регистрации юридического лица. А также свидетельство о регистрации средства массовой информации. Есть ещё ООО «Новости +», которое является учредителем общественно-политической газеты «Открытым текстом», выходящей нерегулярно в виде журнала…

Одним словом, на деньги партии была создана и функционирует целая грибница весьма сомнительного рода юридических лиц, через которые «единороссы» контролируют и финансируют издания, принимающие самое активное участие в информационных войнах на стороне Володина и Панкова. И не исключено, что все они получают безналичные средства из Фонда поддержки «Единой России». Я же рассказал лишь о тех фирмах, которые вообще не были на слуху. И ещё.

Как только тема создания разветвлённого пиар-агентства была «замылена», Николай Панков, по словам Эдуарда Абросимова, поставил перед ним следующую задачу: прикупить для нужд «Единой России» малую типографию, в которой могли бы печататься все «единороссовские» газеты, в том числе «районки», но чтобы ещё при этом типография себя окупала. Эдуард Николаевич, как всегда, возложил решение этой проблемы на наши плечи. Нами в сжатые сроки был разработан технико-экономический план и начаты переговоры с московскими фирмами, которые поставляли отечественное и зарубежное полиграфическое оборудование. Скорее всего, именно с этой целью и активизировались телодвижения по перерегистрации ООО «PR-агентство «Что делать» в «Издательско-полиграфическое предприятие «Саратовский Дом печати», что, естественно, повлекло смену состава учредителей на родственников Николая Панкова.

В течение нескольких месяцев переделывались заявки на поставку оборудования и переписывались сметы комплектации, которые варьировались то в меньшую, то в большую сторону. На экране вы видите ориентировочную смету комплектации полиграфического оборудования. Генеральным директором этого полиграфического предприятия должен был стать Эдуард Абросимов, заместителем директора по производству – Сергей Почечуев, а заместителем директора по редакционно-издательской деятельности – ваш покорный слуга Игорь Осовин, начальником службы безопасности планировалось назначить Николая Пицика. И только тогда, когда нас поставили перед фактом, что мы под свою ответственность должны были взять кредит в банке для покупки всего необходимого оборудования, мы поняли, что за нашими спинами пытаются реализовать хитрую финансовую схему, которая заключалась в «задваивании» денежного потока, идущего на оплату материально-технической базы предприятия. Наши сомнения Абросимов не развеял, откровенности от Панкова мы тоже не ждали, поэтому и приняли единственное верное решение в этой очень запутанной ситуации – «соскочить» с проекта.

Ведущий: Несмотря на большие ресурсные возможности «Единой Саратове, у партии всегда было туго с креативом. Партия постоянно испытывала дефицит идей и дефицит людей, которые эти идеи могли бы генерировать и воплощать в жизнь. Одним из таких людей стал член нашей команды – Алексей Смирнов, дизайнер и программист, специалист по компьютерным технологиям. И дальше рассказ продолжит именно он.

А.А. Смирнов рассказывает об изготовлении анонимных контрпропагандистских плакатов и листовок, нацеленных на дискредитацию в глазах общественного мнения других политических партий:
Работая на выборах-2007 в пиар-группе Эдуарда Абросимова, я непосредственно подчинялся Сергею Почечуеву и отвечал за производство допечатных процессов при изготовлении книжной продукции. Мы изготавливали буклеты, календари, плакаты и листовки, макеты всей этой «полиграфии». В том числе, занимались изготовлением плакатов и листовок, которые относятся к разряду «чёрного пиара».

Из разговоров Почечуева с Абросимовым я сделал вывод, что непосредственным руководителем этого пиар-направления в деятельности партийного штаба на Советской, 10 был сам Николай Васильевич Панков. От него соответствующие указания получал Эдуард Абросимов, который ставил задачи Сергею Почечуеву. Технические задания я непосредственно получал уже от Сергея Почечуева, который разрабатывал концепцию графического решения плаката или листовки, а я уже воплощал её в цифре. (№16, Пояснительная записка к графическим плакатам).

За готовыми макетами, PDF-файлами, в нашу редакцию на Симбирскую, приходил сам Абросимов, он же расплачивался наличными деньгами с Почечуевым за сделанную работу, а Сергей Алексеевич уже выплачивал вознаграждение мне, как техническому работнику.

Нам приходилось заниматься на этих выборах как «белым», так и «черным пиаром. При этом объём работ по «чёрным плакатам и листовкам» был значительно больше. Вот несколько примеров печатной продукции из области «белого пиара»: буклеты для Вячеслава Володина (№№ 17 – 25); календари с изображением вождей партии и белых медведей (№№ 26 – 29); агитационные плакаты, выполненные в стилистике советского агитпропа (№№ 30 – 39) и, наконец, агитационные листовки и наклейки (№№ 40 – 51). А вот несколько примеров контрпропагандистских плакатов, нацеленных на дискредитацию в глазах избирателей других политических партий – это уже из области «чёрного пиара» (№№ 52 – 58).  Иногда нам даже приходилось переделывать работу дизайнеров агитационно-пропагандистского отдела регионального исполкома «Единой России», потому что заданная нами планка качества для них часто была недостижимой. Например, эту листовку (№ 59) мы переделали, сделав её более привлекательной (№ 60). Мы отвечали за допечатные процессы, которые осметчивал Сергей Почечуев. Все сметы Эдуард Абросимов, по его словам, согласовывал с Николаем Панковым, затем получал от него «наличку» и расплачивался с нами. (№ 61. План-смета подготовки макетов АПМ).

Со слов Абросимова мы узнали, что практически все распечатки готовых макетов показываются самому Вячеславу Викторовичу, и только после его одобрения идут в тираж. Иногда Абросимов нам с гордостью показывал редакторские пометки на макетах, которые собственноручно делал Вячеслав Володин. (№ 62. Последняя страница настенного календаря с историей села Белогорное).
Когда поджимали сроки, мы отправляли файлы с макетами плакатов и листовок по электронной почте в Москву, и оттуда уже напрямую получали указания. Для того чтобы угодить вкусу заказчика, нам приходилось подготавливать по 3, а то и по 6 вариантов одного и того же макета, и потом ещё несколько раз переделывать уже утвержденный вариант, внося туда коррективы либо Панкова, либо самого Володина. Платили нам, разумеется, по тарифу как за один подготовленный к печати вариант. По компенсировать понесённые потери из-за бесконечных переделок, Ceргею приходилось всякий раз требовать пересмотра тарифного плана в сторону Абросимов неохотно на это шёл: по всей видимости, он не хотел «двигаться» в своей марже от этих заказов.Но самым обидным было не это.

Самым ответственным для нас заказом, которым мы действительно было изготовление большого фотоальбома ««Единая Россия» в Саратовской области: география реальных дел». Для него мы должны были подготовить весь сопроводительный текст, который тянул на целую книгу, разработать дизайн и сверстать макет. Короче, выполнить полный цикл допечатных процессов. Вот вы видите смету затрат на производство допечатных работ по изданию фотоальбома (№63). В начале этот пропагандистский проект виделся как толстый журнал, но потом стало очевидно, что придётся издавать увесистый полноформатный альбом в твёрдом переплёте.

Идея издания этого фотоальбома, по словам Абросимова, принадлежала Николаю Панкову, и эта идея, честно говоря, нам нравилась, так как позволяла реализовать в качестве официальных издателей солидной книжной продукции, а не анонимных авторов «чернушных» плакатов и листовок. Хотя, конечно, мы прекрасно понимали, что многое из написанного и отснятого является большой натяжкой, и многие объекты, финансируемые по линии целевых федеральных и региональных программ из бюджетных средств никакого отношения к заслугам «Единой России» не имеют. Сейчас будет краткое слайд-шоу страниц этого альбома. (№№ 64-108 в режиме показа «слайд-шоу». Фотоальбом: разворот обложки, титульный лист-разворот высказывание Путина, обращение Володина, обращение Радаева, стр. 160-161, 168-169, стр. 172-173, стр. 176-177, стр. 2-3, стр. 6-7, стр. 8-9, стр. 10-11, стр. 14-15, 32-33, стр. 36-37, стр. 38-39, стр. 46-47, стр. 48-49, стр. 52-53, стр. 54-55, стр. 64-65, 68-69, стр. 70-71, стр. 72-73, стр. 76-77, стр. 80-81, стр. 86-87, стр. 88-89, стр. 92-93,» 94-95, стр. 102-103, стр. 106-107, стр. 108-109, стр. 110-111, стр. 120-121, стр. 122-1 стр. 126-129, стр. 130-131, стр. 136-137, стр. 138-139, стр. 142-143, стр. 144-145, стр. 1: 155, стр. 156-157; № 109).

Тем не менее, повторюсь, мы подошли к новому поручению Панкова с большим энтузиазмом. Мы рассчитывали на то, что, воплотив эту идею на примере Саратовской области, мы сможем её потом «клонировать» и в других регионах России, где «единороссы» не жалеют денег на подобного рода пропагандистские издания. Но нам пришлось в очередной раз горько разочароваться в наших заказчиках.
Когда к середине октября 2007 года после двух месяцев напряжённого труда макет этого фотоальбома был готов, и уже отправлен на согласование в Москву, Эдуард Абросимов сказал нам, что денег на его печать уже не хватит, так как очень много средств ушло на «чёрный пиар». В качестве «компенсации» нам поручили изготовить массовым тиражом брошюру, которой должны были зачитываться все избиратели Саратовской области.
Но что это за брошюра – об этом лучше расскажет Владимир Алексеевич.

Прежде, чем передать микрофон Колыверову, я еще раз хочу сказать, для наших коллег, которые подошли попозже. Мы пользуемся текстом и просим простить нас, потому что мы прекрасно понимаем ту долю ответственности, которую берем на себя. Мы отвечаем за свои слова, мы готовы правдивость наших слов доказывать в суде. И чтобы не давать нашим вчерашним заказчикам ни малейшего повода уличить нас во лжи на оговорках, на эмоциях, мы прибегаем к услугам текста разговора, который сами подготовили для себя и каждый отписал ту тему, которой ему приходилось заниматься. Что касается демонстрируемых кадров на экране, я тоже хочу повторить, коллеги, все, что вы видите, и даже более того, это все записано на дисках. И после пресс-конференции вы получите раздаточный материал, будет диск, где сотни файлов, в том числе те документы, которые вы видите сейчас. Поэтому не переживайте, что кто-то что-то пропустил.
Передаю микрофон Владимиру Алексеевичу Колыверову.

В.А. Колыверов рассказывает об издании брошюры «Политическое поле Саратовской области: кто есть кто?» и проведении тематических «круглых столов» под патронатом «Единой России»:
В период проведения избирательной кампании 2007 года я являлся председателем Координационного Совета негосударственной региональной комплексной программы «Саратовская оборонная инициатива», или сокращённо – НРКП «СОИ». (№ 110. Логотип «СОИ»).
Это общественное объединение, не имеющее статуса юридического лица, было создано в начале 2005 года по инициативе Сергея Алексеевича Почечуева и Владилена Павловича Поляничкина,  председателя  Редакционного совета газеты «Военно- промышленный курьер – Саратов», который на тот момент являлся советником мэра города Саратова Юрия Аксененко. Мы занимались обычной общественной работой, нацеленной на воспитание подрастающего поколения в духе патриотизма и на поддержку оборонно-промышленного комплекса города Саратова, который тогда ещё можно было спасти. На представленном слайде описаны все наши цели и задачи. (№ 111.. Что такое «СОИ»?).

Мы проводили тематические «круглые столы» и устраивали диспуты, накопив в этом определённый опыт, «пиарились» по мере своих сил и возможностей. (№ 112. Листовка «СОИ»). На нас стали обращать внимание. В том числе, и «единороссы». Мы обратились к ним с рядом предложений о сотрудничестве в рамках нашей программы. На эту тему Сергей Почечуев встречался с секретарём регионального политсовета «Единой России» Юрием Зеленским на тот момент, а Владилен Павлович – с ректором ПАГСа Сергеем Наумовым. Но дальше обещаний дело не пошло.

Наконец, осенью 2007 года, когда началась активная предвыборная фаза, к нам обратился Эдуард Абросимов с предложением использовать «СОИ» на благо Родины и Партии. Ему наше объединение нужно было как политический инструмент, и мы это прекрасно понимали. Но в то же время, мы рассчитывали, что если в этот напряжённый момент поможем «единороссам», они поддержат все наши начинания, и тогда при такой мощной поддержке сможем реализовать наши цели и задачи, которые на этом слайде были аудитории предоставлены.

Политтехнологи с Советской, 10 использовали «СОИ» в качестве своего прикрытия в двух направлениях: проведение тематических «круглых столов» и издание брошюры. В начале – о брошюре. (№ 113. Обложка брошюры).
На самом деле, как вы догадались, не я являюсь автором этой брошюры: моё имя было использовано в рамках договорённости о сотрудничестве «СОИ» с «Единой Россией». Гарантом такой договорённости, разумеется, являлся только Абросимов. И именно он сейчас вместе с Чуйченко, насколько я уверен, осуществляет нападки на нашу новую общественную инициативу – Комиссию по мониторингу реализации в Саратовской области Послания Президента Российской Федерации, где я являюсь заместителем председателя Совета и руководителем Общественной приёмной. Ответ на нашу инициативу – публикация в «Политдозоре». Все это было зря на сегодняшний день. (№ 114. Публикация в «Политдозоре»). Я забыл представить, Владилен Павлович Поляничкин в настоящее время является председателем этой комиссии.
Так вот, реальными авторами этой брошюры являются Сергей Почечуев и Игорь Осовин, вы их все знаете… Извините, я волнуюсь. Я прожил немалую жизнь, мне скоро 60, и от всего, что вы здесь слышите, меня, честно говоря, коробит.

Повторюсь. Так вот, реальными авторами этой брошюры являются Сергей Почечуев и Игорь Осовин, а автором идеи этого издания, со слов Эдуарда Абросимова, является сам Вячеслав Володин. Судя по той степени внимания, которое оказывали и проявляли «единороссы» к этому проекту, он для них был очень важен. Абросимов регулярно консультировался по всем ключевым моментам с Панковым, но меня в эти тонкости не посвящали: Сергей Почечуев сам решал все вопросы с Абросимовым, когда тот приходил на Симбирскую, 12, и очень часто, при ее подготовке.

Тему продолжает С.А. Почечуев:
Совершенно верно. Абросимов поручил мне детально прописать концепцию этого издания, чтобы через Панкова согласовать её с Володиным. Это эскиз обложки, который им собственноручно выполнен в силу своих художественных возможностей. (№ 115. Эскиз макета брошюры).

Макет брошюры, если вы обратили внимание, что присутствует не то название, которое непосредственно есть и на отпечатанной обложке, но в начале несколько все было не так. В начале брошюра называлась «Партийные лидеры Саратовской области», но потом сам Вячеслав Володин, по словам Абросимова, велел поменять название на «Политическое поле Саратовской области: кто есть кто?». Видимо, Вячеслав Викторович решил, что кроме него самого в Саратовской области не может быть никаких других партийных лидеров. (№ 116. Конспект-план брошюры).

Также первоначально планировалось использовать в качестве прикрытия НКО НП «Институт развития человека» Сергея Владиленовича Щербакова, но тут уже Абросимов «настоял на том, чтобы титульный брэнд был посолиднее, как ему казалось, и настойчиво рекомендовал мне использовать в этом качестве НРКП «СОИ» и Владимира Колыверова.
Потом по указанию из Москвы был значительно сокращён список политических партий, представленных в Саратовской области, лидеры которых должны быть отражены в брошюре. По словам Абросимова, на этом опять же настоял Володин, который, дескать, не захотел, чтобы такая солидная партия, как «Единая Россия», находилась в одном ряду с «маргинальными партиями». В результате, первоначальная концепция этого справочного, как планировалось, издания претерпела значительные изменения, и далеко не в лучшую сторону.

Но самым неприятным для меня моментом было то, что по указанию Абросимова, который то и дело ссылался – то на Панкова, то на Володина, мне пришлось дописывать в биографические статьи политиков сведения из их личной жизни, которые носили бульварный характер и, скорее всего, были полной чепухой. Такие дописки, конечно же, оживляли сухой справочный материал, но окончательно дискредитировали издание в глазах заинтересованных читателей и вдумчивых избирателей.

Что представляли собой «мудрые указания» Эдуарда Николаевича, хорошо видно из распечатки его электронного письма. Это вот оно и есть. (№ 117. Распечатка электронного письма Абросимова). Например, нужно было гнусно намекнуть на половую связь Рашкина и Алимовой, на то, что Валерий Фёдорович переболел менингитом не без последствий, и что после смерти какого-то там Алика к нему отошло казино. Про Тюхтина надо было написать, что он использует депутатский мандат для прикрытия своего бизнеса, что его этикетки лепят на «левую» водку. Про Фейтлихера надо было сказать, что он нечестно выиграл выборы, что он ногой открывает двери в прокурорские и судейские кабинеты. А про Пожарова – что у него куча внебрачных детей. И в то же время, надо было умолчать, что Володин и Панков знакомы со студенческой скамьи, что Глыбочко – уролог, об этом тоже надо было умолчать, а фотографии надо было подобрать таким образом, чтобы соратники Володина выглядели умными людьми, а его противники – недотёпами, но никак не наоборот.

Поэтому эта брошюра и стала восприниматься всеми как дутый компромат на оппонентов Володина и его команды, который был запущен политтехнологами «Единой России» в публичный оборот накануне выборов. Именно таковой она и является на самом деле. Заявляю это совершенно ответственно.
И ещё несколько характерных моментов касательно работы над содержанием этой брошюры. По сути, на обложке этого издания в качестве политического редактора должен был красоваться не Владимир Алексеевич, а Вячеслав Викторович. Именно он, по словам Абросимова, отнёсся к этому изданию, как к своему детищу, предложив внести в структуру биографических текстов рубрики, такие как «плюсы и минусы», «покровители», «друзья» и «враги», а также сделав немало других принципиальных замечаний к содержанию брошюры.

Судя по всему, именно Володин давал указания через Панкова, какие акценты следует выставить при раскрытии каждой затронутой темы, будь то какая-либо партия или конкретная политическая фигура. После этого Абросимов, общаясь с Панковым, педантично фиксировал все указания сверху и доносил до нас в виде конспекта. Вот вы видите один из примеров этого конспекта (№ 118. Конспект указаний к написанию текста брошюры. Изображение фиксируется на 1 стр.).
Например, в отношении Павла Ипатова, как видно из конспекта, было дано указание представить его в брошюре как совершенно пугливую и несамостоятельную фигуру, которая – цитирую – «пытается со всеми договориться, в том числе, и с ОПГ». Это об Ипатове! Дескать, – опять цитата – «губернатор будет требовать от Володина финансовых вливаний из федерального бюджета, которые не могут самостоятельно пробить его министры. Ипатов всё время пытается быть умным и красивым одновременно. И деньги через Володина из федерального бюджета получить, и с криминалом не рассориться». Конец цитаты.

(Изображение фиксируется на 2 стр.). И это – далеко не единственные установки, которые поступали насчёт Ипатова из мозгового центра саратовских «единороссов». Вот ещё несколько цитат из наставления, переданного Абросимовым: «Ипатову губернаторство в тягость. Он – бизнесмен. Больше тяготел к Энергоатому. Больше находится в Москве, где живут его жена и дети. В области бывает дня три из недели. Потерял контроль в городе, сдал город Фейтлихеру. У Ипатова покровители: Греф, Кириенко, Чубайс, Виктор Петрович Иванов. Тёща Грефа работает у Ипатова в санатории в Сочи. Коллекционирует дорогие вина». Конец цитаты. И все эти указания нашли своё отражение в тексте брошюры!

Иногда наши кураторы с Советской, 10 настолько запутывались в хитросплетениях собственной лжи, что в своих директивах начинали противоречить самим себе. Так, например, в отношении Петра Глыбочко необходимо было подчеркнуть – в положительном, разумеется, аспекте, – что к друзьям «самого молодого членкора медицинских наук» относятся Володин, Ходжейса и Галкин. А его врагами, мол, являются Марон, Грищенко и Фейтлихер. Мало того, – цитирую – «Грищенко бесится от его принципиальной позиции». Но, оставим в покое «бесноватого», в кавычках «бесноватого» – по «единороссовской», разумеется, классификации – Грищенко и акцентируем своё внимание на Галкине. Понятно, что речь идёт не о молодом депутате областной думы Олеге Галкине, а о его отце – Александре Ивановиче Галкине, занимавшем на тот момент кресло председателя Саратовского областного суда. Итак, Глыбочко, Володин и Галкин – друзья.

(Изображение фиксируется на 3 стр.). В то же самое время, Галкин в тексте этой директивы называется в числе друзей Фейтлихера, который – по их же утверждению! – является врагом Глыбочко. В доказательство приведу лишь одну цитату из этого наставления: «Про Фейтлихера боятся все писать. Ломает ноги. Его биография засекречена. Про депутата гордумы невозможно узнать, где родился, где учился. Привести случай при продаже им банка. Какая-то там была – дамы, закройте уши! – объебаловка. Фейтлихер хочет взять под контроль областные структуры, ему противоборствует «ЕР». Покровители: Галкин, Невзлин, Лысенко, Гризоглазов, Жириновский». Конец цитаты.

Где же спрашивается логика? – с одной стороны, Галкин дружит с Глыбочко и Володиным, которые воюют с Фейтлихером, а с другой стороны, является тайным покровителем этого самого Фейтлихера, который, в свою очередь, заходя в кабинет к своему «покровителю», чуть ли не дверь ногой вышибает. Где же логика? А её тут и нет! Как нет логики в том, что какой-то директор энгельсского МУПа Гризоглазов наряду с миллиардером Невзлиным является покровителем «серого кардинала», «олигарха с двойным гражданством» – по «единороссовской» классификации – Леонида Фейтлихера. Ну, подумайте сами, где Гризоглазов, и где Невзлин?! И вот таким бредом была буквально нашпигована вся эта брошюра.

Не в последнюю очередь, именно поэтому мы с Игорем Осовиным приняли решение не указывать своё авторство в этом издании ни в каком виде: пришлось спрятаться под псевдонимами – «Сергей Юрасов» и «Виталий Соломатин», чтобы никому не давать повода усомниться в нашем профессионализме, как только в свет выйдет весь этот «медвежий» бред. Мы не хотели, чтобы наши имена были на обложке.

Поэтому, – возвращаясь к теме Галкина, – мы очень удивились, когда после многомесячной, информационной по форме и бредовой по сути, атаки на него со стороны проволодинских СМИ Александр Иванович вдруг подал в отставку с поста председателя областного суда. Скорее всего, у него просто сдали нервы, хотя его позиции – на наш взгляд, его вчерашних медиа-киллеров, – были достаточно крепки, так как ни у нас, ни у наших заказчиков с Советской, 10 не было – признаемся честно! – никакой негативной фактуры, для того чтобы припечатать Галкина зубодробительным компроматом. Отсюда и всё это несерьёзное бла-бла-бла насчёт сумок с продуктами и подружек жены.
Как мы выяснили по ходу дела, Галкиным, кроме нас, занималась ещё одна «бригада» пиарщиков с Советской, 10, которые работали более цинично и жёстко, чем мы. Жаль, что Александр Иванович оказался слишком ранимым человеком для такой информационной мясорубки, которую начали крутить Абросимов и его партийные шефы.

После того, как Александр Галкин покинул свой пост, «Единая Россия» начала выигрывать судебные процессы, в которых она имела очень шаткую правовую позицию. Для «единороссов» оказалось куда более простым делом убрать непонятливого – в их понимании – председателя областного суда, чем научиться самим жить не по понятиям, а по Закону. Последняя победа «единороссов» над журналистами «Коммерсанта» и здравым смыслом в стенах заодно Заводского районного суда – яркое тому подтверждение. Какой отсюда напрашивается вывод? А очень простой.

Фактически, на деньги покровителей Абросимова и по их непосредственному указанию была развязана полномасштабная информационная война против Павла Леонидовича Ипатова и Александра Ивановича Галкина – двух высших должностных лиц государственной власти на территории Саратовской области – исполнительной и судебной, которые были назначены на свои посты волей Президента Российской Федерации, подписавшего соответствующие Указы. Галкин на этой информационной войне получил серьёзную психологическую контузию и капитулировал. Теперь, воодушевлённые успехом, володинцы пытаются «добить» губернатора. Участвовать и дальше в этой антипрезидентской, по своей сути, кампании в качестве пиар-наёмников «Единой России» с нашей стороны было бы верхом безумства, поэтому мы и решили объявить о своей демобилизации.
    А теперь расскажу о других пикантных деталях истории с изданием этой брошюры. Когда макет издания был полностью готов, мы передали его для внесения окончательной правки Абросимову, а тот отнёс его Панкову. В течение трёх или четырёх дней мы ждали результата. Каково же было наше удивление, когда нам вернули этот макет, испещрённый многочисленными правками и сокращениями. (Он на экране). Мы сразу даже и не догадались, чьей именно рукой были внесены все эти редакторские правки. (№№ 119 — 120. Правки Володина).

Абросимов объяснил нам, что Панков лично отвёз макет брошюры Володину в Москву, и Вячеслав Викторович после тяжёлого трудового дня всю ночь, не смыкая глаз, просидел над распечатками, внося своей уверенной редакторской рукой правки и сокращения. Смысл этих изменений он наутро объяснил Панкову, а Николай Васильевич уже донёс крупицы бесценных знаний Эдуарду Николаевичу, который, не расплескав, передал их уже нам, строго настрого наказав беречь этот черновик как реликвию, как святыню, к которой приложился сам Володин. Мы и сберегли.

Именно Вячеслав Викторович, получается, собственноручно зачеркнул в брошюре биографическую статью про Владислава Третьяка, которая, разумеется, была сразу же изъята из содержания. Вот его росчесрк. (№ 121. Правка Володина). Как объяснил Абросимов, узнав это от Панкова, легендарный хоккеист не может претендовать на роль политика и партийного лидера, в глазах Володина – он всего лишь медиа-лицо, как борец Карелин или гимнастка Кабаева, и поэтому, мол, он не должен в этой брошюре затенять Вячеслава Викторовича, как настоящего политика федерального масштаба. К тому же, по словам Абросимова, он толком ничего не сделал для Саратовской области, а только якшался с Либерманом, который помог нечестно выиграть выборы Фейтлихеру, а Фейтлихер – это враг. Поэтому Третьяка и надо было убрать из брошюры. Единственное, что мы смогли сделать для легенды отечественного спорта, так это отстоять перед заказчиками размещение маленькой фотографии Третьяка в мозаике лиц на предпоследней странице обложки.

(Вопрос из зала: Третьяка-то за что?) – И не только Третьяка. Отдельного внимания заслуживает финансовая составляющая этого проекта. Вот это будет самое интересное.
Мною была подготовлена смета затрат на производство допечатных процессов (№ 122. Смета затрат на производство допечатных работ по изданию брошюры), и запрошена калькуляция на полиграфическое изготовления тиража у владельца одной саратовской полуподпольной типографии, которых в нашем городе множество. (№ 123. Калькуляция затрат на изготовление брошюры). Обратите внимание на итоговую сумму, которую выставила типография: это 4 млн. 795 тыс. 800 рублей. Все эти документы я передал Абросимову для Панкова. В каком виде они дошли до Николая Васильевича, я, честно говоря, не знаю, но могу предположить, что в несколько изменённом виде.

Несколько дней между нами и Советской, 10, в лице Эдуарда Абросимова, шли торги по «утрясанию» цены вопроса: Эдуард Николаевич всё время требовал занизить смету, а когда мы «опустились» до крайнего предела, стал требовать занижения реального тиража от номинального, который был указан в 300 тысяч экземпляров. В результате, эта брошюра была отпечатана тиражом всего в 10 тысяч экземпляров. А все затраты на её изготовление, в общей сложности, составили 1 млн. 132 тыс. 600 рублей, которые Эдуард Николаевич 16 октября 2007 года принёс «наликом» в картонной коробке на Симбирскую, 12. (№ 124. Страница из записной книжки Почечуева). Разница, таким образом, составила 3 млн. 663 тыс. 200 рублей, а в реальности – намного больше, если учитывать только типографские расходы, которые не превысили 337 тысяч рублей, включая оплату услуг посредника. Почувствуйте, как говорится, разницу!

(Вопрос из зала: А кто такой Василий?)
Теперь я немного прокомментирую, зачем мы продемонстрировали этот кадр. Это листок из моей записной книжки. Это вот итоговая сумма, реально потраченная на издание брошюры. Это допечатка, и это типографские расходы. Дополнительно потом было выделено 50 тысяч рублей на реализацию, об этом я скажу позже. А вот эта запись, выделенная зеленой пастой, это как раз – Эдуарду Абросимову 100 тысяч рублей. Как только он принес, тут я вынул пачку и отдал ему.
Поэтому, разумеется, ни в каких Люберцах 300-тысячным тиражом, как указано в выходных данных издания, эта брошюра не печаталась. Всё было намного проще.

Кстати, Эдуард Николаевич, как только принёс «наличку», сразу же получил «откат» в размере 100 тысяч рублей. Я вам забыл пояснить одну очень важную вещь, что система «откатов» постоянно практиковалась нами на протяжении всей избирательной кампании 2007 года, когда мы работали на «единороссов». Ставка «отката» для Абросимова варьировалась от 10 до 20 процентов, в зависимости от суммы «налика» и конкретной ситуации. Это один из черновиков, лист с записями. Здесь обращает на себя внимание следующее: вот, например, запись о том, что мы задолжали с «откатом» – от 50 тысяч – 10 до Абросимова, от 80-и – 15, итого до 30 тысяч мы задолжали. (№ 125. Лист с учётными записями Почечуева). Далее по «круглому столу», о котором будет сказано позже… Вот, кстати, еще одно указание на «откат» 100 тысяч по брошюре. Это оригинальные документы, мы готовы их предоставить на экспертизу, доказать их подлинность, что они были написаны тогда, осенью 2007 года, а не вчера чернилами на старом замусоленном листочке.
Ведущий: Ну, а теперь Владимир Алексеевич продолжит свой рассказ об участии в «круглых столах», которые проводились опять-таки за деньги и по заданию «Единой России» в лице Эдуарда Абросимова и его высоких покровителей.

В.А. Колыверов рассказывает о «круглых столах»:
Так вот. Как я уже сказал, Абросимов настоял на том, чтобы именно я, как руководитель «Саратовской оборонной инициативы», выступил в качестве инициатора и организатора проведения первого «круглого стола», посвященного теме политического экстремизма в свете национально-религиозного фактора, который прошёл 20 сентября 2007 года в Музее-усадьбе Чернышевского. Ведущим этого «круглого стола» был Сергей Почечуев. (№ 126. Приглашение на «круглый стол»).

Задача, поставленная перед нами Эдуардом Абросимовым, заключалась в следующем – чтобы сконцентрировать весь ход обсуждения заявленной темы на так называемом «еврейском вопросе» применительно к Леониду Фейтлихеру и, в итоге мы должны были возложить на него ответственность за провоцирование антиеврейских настроений в обществе, с тем чтобы сами же евреи его за это и осудили. Перед вами план «круглого стола» (№ 127. План проведения «круглого стола»).

Именно на том «круглом столе» политтехнологами «Единой России» была впервые отработана методология разделения евреев на «плохих» и «хороших» по принципу их личной преданности делу партии и обвинения неугодных евреев в том, что они сами спекулируют на теме антисемитизма – методология, которая затем легла в основу пиар-технологии развязанной «единороссами» информационной войны, имеющей все признаки масштабной кампании антисемитизма. Перед вами – план. (№ 128. «Наш ответ Израилю?»).

С этой целью все участники «круглого стола» должны были иметь хоть какое-то отношение к еврейской теме, а ещё лучше – самими являться евреями. Разумеется, весь состав приглашённых был отобран из числа лояльных «Единой России» лиц. Эдуард Абросимов обеспечил явку Бориса Шинчука и Дмитрия Чернышевского, которые, сказав несколько слов для галочки, тут же разбежались, а также народного артиста Льва Горелика. Здесь особый случай. Мы, со своей стороны, обеспечили явку профессора СГУ Василия Фриауфа и каббалиста Сергея Панкина. Да и Сергей Почечуев был, кстати, хотя бы уже потому, что являлся одно время пресс-секретарём раввина города Саратова Шломо-Залмана Юдовича. (№ 129. Плакат о проведении «круглого стола»).
(В режиме «слайд-шоу» демонстрируется фоторепортаж с «круглого стола»).

Примечательно, что Льва Горелика фактически заманили на это спецмероприятие под благовидным предлогом, сказав ему, что разговор пойдёт о национальном мире и межконфессиональном согласии, о сотрудничестве разных культур, и что его авторитетное слово, как общепризнанного мастера культуры, будет очень ценно в этом контексте. Лев Григорьевич, проще говоря, «повёлся» на это «завлекалово» и потом, поняв, что речь, главным образом, пойдёт об «олигархе с российско-израильским гражданством» Леониде Фейтлихере. вдруг сразу как-то потускнел, и его речь носила маловразумительный характер применительно к данной теме. А доктор философии Фриауф вообще удалился в иудейскую историю, предпочтя рассуждать об общих сентенциях, но не о текущем политическом моменте. И только лишь нахрапистость Абросимова, который подловил Горелика на нужной ему фразе, вырванной из контекста его выступления, мастерство ведущего Сергея Почечуева и талант Сергея Панкина спасли эту «единороссовскую» затею от полного провала. Хотя мы сразу предупреждали Эдуарда, что из этой штурмовщины ничего хорошего не выйдет.

(№ 130. Статья Юрия Чернышева в «Богатее»). Поэтому и материалы в прессе по итогам этого «круглого стола» вышли такими неубедительными для «Единой России». Какова же была цена этого рискованного пиар-хода? Сергей Почечуев разработал сценарий «круглого стола», исходя из жёстких установок Абросимова, и он же его осметил. (№ 131. Конспект-план и смета затрат на проведение «круглого стола»). Итоговая сумма была заявлена немаленькая – 75 тысяч рублей, из которых 50 тысяч составляла предоплата. Видимо, для «Единой России» это были сущие копейки, потому что Абросимов даже не торговался. (№ 132. Калькуляция затрат).

И.А. Осовин дополняет рассказ Колыверова о методах и приёмах политтехнологов «Единой России» при использовании «еврейского вопроса»:
Я хочу сказать, что Владимир Алексеевич очень правильно заметил, что старый как мир метод – разделяй и властвуй – приобрёл в борьбе «единороссовских» политтехнологов с Леонидом Фейтлихером совершенно новое звучание: теперь с их подачи в политическом лексиконе появились такие понятия, как «плохие» евреи и «хорошие», «правильные» евреи и, соответственно, евреи «неправильные». Характерным подтверждением этому может служить аудиозапись, из содержания которой становится ясно, какиме именно методы и с использованием каких демагогических приёмов убеждения использовали и используют Абросимов и Чуйченко, чтобы вербовать себе сторонников для дальнейшей борьбы с тем же с Фейтлихером.

Эта аудиозапись была сделана в декабре 2008 года на Симбирской, 12, где тогда временно располагалась редакция газеты «Наша Версия в Саратове». Участники застольной беседы: Роман Чуйченко – главный редактор этого издания, и Сергей Панкин – известный в прошлом журналист. Сергей Фёдорович изрядно выпил, чем и воспользовался Роман Юрьевич, не пивший под тем предлогом, что он – за рулём, и постоянно провоцировавший Панкина на написание антисемитских текстов, задевающих Фейтлихера. (№ 133. Фотопортрет Чуйченко на Симбирской, 12. № 134. Фотопортрет Панкина на Симбирской, 12. Звучит аудиозапись).

(запись различима лишь фрагментами, разобрать ее не представляется возможным)

Это фрагмент той записи. На диске, который вы получите после того, как пресс-конференция закончится, будет содержаться более полная запись этой незаурядной беседы идеолога «Единой России» с поклонником Каббалы. Тогда этот разговор ни к чему так и не привёл, но из его содержания совершенно понятно, что не Почечуев, а именно Чуйченко постоянно склонял Панкина к созданию провокативных текстов, не опасаясь того, что у «Нашей Версии в Саратове», новой газеты, главным редактором которой он недавно стал, сложится имидж в общем-то антисемитского издания.

Вообще, коли уж зашла речь о Леониде Натановиче Фейтлихере, следует сказать следующее: в том, что из него раздули настоящего монстра, во многом наша – с Почечуевым – вина. Особенно преуспел в этом направлении Сергей Алексеевич, на протяжении целого ряда лет профессионально занимавшийся мифологизацией Леонида Натаныча. Мифологизируя отдельные моменты жизни и деятельности этого человека, Сергей сотворил продуктивный и многомерный образ вечного врага, который вездесущ и неуязвим. Поэтому нет ничего удивительного в том, что именно мы, в первую очередь, и были востребованы пропагандистской машиной партии власти, когда Володин, уверовав в созданный нами миф, объявил крестовый поход против Фейтлихера под лозунгом «РИМ должен быть разрушен, и второму РИМу не бывать!».

Пользуясь случаем, от себя лично и от лица Сергея Почечуева хочу принести Леониду Натановичу Фейтлихеру огромную благодарность за то, что на протяжении последних лет он благосклонно предоставлял нам возможность культивировать и совершенствовать его мифологическую сущность на медийном поле Саратовской области, при этом не причиняя нам абсолютно никакого вреда. Напротив, этот созданный нами образ исчадия ада, нагоняющий инфернальный ужас на доверчивых читателей и даже партфункционеров «Единой России», долгое время приносил нам неплохие дивиденды.

И не только – нам. Каждый журналист в Саратове знает, что за любой умело состряпанный антифейтлихеровский текст на Советской, 10 готовы платить хорошие деньги, но мало кто знает, насколько именно хорошие. В качестве иллюстрации моих слов на экране вы можете видеть медиа-план, который ещё в самом начале лета 2007 года Сергей Почечуев согласовывал через Эдуарда Абросимова с Николаем Панковым. Это вот как раз медиа-план подготовки и размещения материалов о Фейтлихере. (№ 135. Медиа-план по Фейтлихеру). На двух следующих кадрах (№ 136. Фрагмент медиа-плана по Фейтлихеру.) вы можете видеть фрагменты этого же документа, но уже после согласования с Панковым, который, скорее всего, приложился шариковой ручкой, а карандашные отметки принадлежат руке Абросимова, вот как раз их вы видите. (№ 137. Фрагмент медиа-плана по Фейтлихеру). Забавно, что, не поняв значения слова «Сеноман», он решил, что ослышался и написал в кавычках «Меломан», поставив рядом знак вопроса. Повторяю, речь идёт о первых числах июня 2007 года, потому что по «Сеноману» вся эта кампания закрутилась примерно годом позже, как вы помните.
Аналогичный пиар-подход применялся и в рамках проведения «круглых столов». Но об этом уже начал рассказывать Владимир Алексеевич, которому я и передаю микрофон.

     В.А. Колыверов завершает рассказ о «круглых столах»:
Продолжу свой рассказ и наверное закончим, завершим эту тему. Продолжу тему «круглых столов» и завершу эту тему с вашего разрешения. Ещё менее содержательным получился второй «круглый стол», организованный и проведённый нами 30 октября 2007 года на всё той же площадке, в Музее-усадьбе Чернышевского. На этот раз диспут был посвящен экологической проблематике, которую в интересах «Единой России» также требовалось использовать в борьбе с «врагами» и «врагом партии» – Леонидом Фейтлихером. (№ 138. План проведения «круглого стола»).

Основная задача этого мероприятия, которую перед нами поставил Абросимов, заключалась в необходимости подвести экологов-общественников к выводу о том, что Леонид Фейтлихер и близкие к нему коммерческие структуры, используя «зелёную тему», нагнетают истерию с целью дестабилизации общественно-политической ситуации в регионе и отвлечения внимания от реального состояния дел на природоохранных объектах, которые служат площадкой для бизнеса. (№ 139. Пляж «капитана Флинта»).
Но для того, чтобы реализовать поставленную Абросимовым задачу, не только не хватило фактуры, которую буквально пришлось высасывать из пальца, как видно на этом плакате, где речь идёт о городском пляже, к которому Фейтлихер не имеет никакого отношения, и не было записных экологов, готовых озвучить всю эту тему или бредятину скорее всего.

(В режиме «слайд-шоу» демонстрируется фоторепортаж с «круглого стола»). Ольга Пицунова, пришедшая на этот «круглый стол», заняла крайне отрицательную позицию к выдвинутой идее. Лидия Златогорская в качестве практикующего эколога выглядела малоубедительно, как и ветеринар Геннадий Хабаров, который вообще повёл речь о необходимости увеличения в Саратовской области поголовья крупного рогатого скота. Вроде бы в тему говорили только младокандидаты в областные депутаты Евгений Ковалёв и Елена Куликова. Но и они, зациклившись на городском парке, свели весь разговор к судьбе медведицы Маси, которую чуть ли не сам Фейтлихер засадил в клетку, а теперь морит её голодом и холодом.

Тем не менее, ничтожный результат не помешал нам освоить смету проведения этого «круглого стола» в 75 тысяч, по той же схеме, как и в прежних случаях.
Убедившись, наверное, что сумма выделяемых средств не зависит от конечного результата реализуемого мероприятия, Эдуард Абросимов технично оттеснил нас от проведения последнего «круглого стола», посвященного итогам избирательной кампании 2007 года. (№ 140. План-конспект). Это мероприятие, заявленное как общественное обсуждение, прошло 4 декабря 2007 года в Каминном зале Торгово-промышленной палаты Саратовской области, и его организатором формально значилась уже не «СОИ», а так называемый Комитет «За честные выборы» Галины Комковой. Меня допустили к участию лишь на правах статиста, потому что – со слов Абросимова – на том, чтобы меня оттеснить, настоял сам Панков, заявивший, что «слишком много у нас Колыверова» – цитата.

Обращает на себя внимание то, какие характеристики дал приглашённым лицам сам Абросимов, составивший этот список. (№ 141. Список лиц). Вечное кредо г-на Абросимова. Для «попутчиков партии», как их называли на Советской, 10, эти характеристики звучат не самым лестным образом. Да и к нам самим, наверное, эти циничные политтехнологи партии власти относились не лучше, хотя на словах постоянно звучали заверения в дружбе и долгом продуктивном сотрудничестве.
Единственное, что нам поручили – и то, наверное, потому, что у них самих мозгов на это не хватило, – так это составить итоговый документ этого общественного обсуждения, который, разумеется, устраивал только руководство «Единой России». В этом документе последний раз прозвучало название «Саратовская оборонная инициатива». За это нам и заплатили. (№ 142. Обращение участников общественного обсуждения).

С.А. Почечуев рассказывает о некоторых принципиальных моментах последней избирательной кампании:
Перед тем, как подходить к подведению итогов, хотелось бы вкратце остановиться на некоторых принципиальных моментах последней избирательной кампании. Моментах, которые ускользнули от общественного внимания. И тут, пожалуй, самое интересное.
Во-первых, по заданию с Советской, 10 мы «мочили» не только политических противников «Единой России» и Вячеслава Володина (№ 143. План проведения пиар-акций против Мальцева.), но и соратников по партии, которые – по тем или иным причинам – часто в профилактических целях, должны были быть наказаны за своё упрямство. Например, Андрей Россошанский, как рассказывал нам Эдуард Абросимов, не захотел бесплатно пиарить партию в телеэфире ГТРК «Саратов», несмотря на то, что он сам, как кандидат в депутаты областной Думы, был включён в партийный список. Это, по словам Абросимова, вызвало раздражение Володина и гнев Панкова, которые, дескать, решили проучить крохобора. Так на свет появился разработанный нами план по политической дискредитации Россошанского (№ 144. План по дискредитации Россошанского.), который очень понравился Абросимову, и который, не исключено, очень напряг самого Россошанского, быстро принявшего новые правила игры, потому что с Советской, 10 насчёт реализации этого уже осметченного нами плана неожиданно поступила команда «Отбой!».

Во-вторых, по заданию с Советской, 10 мы проводили пиар-акции не только на территории Саратовской области, но и за её пределами. В частности, по поручению Абросимова, которому, по его словам, дал такое указание Панков, была сформирована группа в составе 5 человек (сам Эдуард Абросимов, Сергей Почечуев, Сергей Любимов, Татьяна Ермолаева и Галина Птицына), которая выехала в Москву с целью срыва объявленной пресс-конференции известных столичных правозащитников, собравшихся выступить в защиту оппозиционного депутата Саратовской городской Думы Леонида Фейтлихера, против которого под надуманным предлогом было возбуждено уголовное дело.

В целом, группа справилась с поставленной задачей: пресс-конференция была сорвана – Любимов пытался демонстрировать свои шрамы на ногах; Абросимов рассуждал о пути самурая; я, как бывший пресс-секретарь синагоги, ставил в тупик президиум, откуда в наш адрес звучали упрёки в антисемитизме: Галина Викторовна, как настоящая актриса, изображала из себя не совсем трезвую «бабушку русской демократии», а Таня Ермолаева – протестующую против засилья олигархата молодёжь. Сами столичные журналисты, предупреждённые заранее о готовящейся провокации, на эту пресс-конференцию не пришли, поэтому пришлось давать представление, практически, в пустом зале, насилуя своим креативом самих правозащитников.Так что привезённую из Саратова стопку предназначенного для раздачи всем журналистам «компромата» на Фейтлихера (№ 145. «Компромат» на Фейтлихера), вот вы видите, представлявшего собой подготовленную Абросимовым компиляцию слухов, вымыслов и фактов, не имеющих отношения к самому фигуранту, вот это все пришлось везти обратно.

Каждый из участников этого пиар-десанта получил 10 тыс. рублей вознаграждения, оплату суточных и проездных, плюс – неприятный осадок в душе. Сколько положил себе в карман сам Абросимов, можно только догадываться.
В-третьих. Помимо нашумевших в Саратове пиар-акций и заказных публикаций, которые, полагаю, за 20-процентный откат от редакторов размещал в различных изданиях сам Эдуард Абросимов, мы также занимались изготовлением так называемых «чёрных газет», заказчиками которых являлись либо сам предвыборный штаб партии на Советской, 10, либо штаб какого-нибудь кандидата от «Единой России», который при поддержке партии шёл по одномандатному избирательному округу.

Одним из таких кандидатов был бывший спикер областного парламента Павел Большеданов, штабисты которого заказали нам изготовление именно такой продукции. Речь идёт, вот она, о газете-однодневке «Степная правда», выпуск которой целиком был посвящен притянутому за уши «компромату» на Владимира Чурикова – основного конкурента Павла Болыпеданова по одному из левобережных округов. (№ 146. «Степная правда»). Это был прицельный удар ложью в самое сердце Владимира Михайловича. В прямом и переносном смысле этого слова, потому что проиграв выборы Большеданову, избиратели которого были оболванены «Степной правдой», Владимир Михайлович Чуриков скончался. От сердечного приступа.

Видимо, пытаясь замести следы и уйти от ответственности, Павел Большеданов, узнав, кто конкретно на него работал, сразу же после выборов подал на нас в прокуратуру заявление о возбуждении уголовного дела за клевету, которая, по мнению заявителя, заключается в том, что это именно мы изготовили и распространили по его избирательному округу ещё одну «чёрную газету», но на этот раз – против самого Павла Владимировича. С таким потрясающим цинизмом я не сталкивался ещё ни разу за все годы работы в сфере пиара и политтехнологий! Ты работаешь на человека, а потом он тебя сажает.

Кстати говоря, следственные действия по этому делу тянутся уже третий год. Это уголовное дело находится в производстве у следователя по особо важным делам Следственного управления по Саратовской области Следственного комитета при Генпрокуратуре РФ Надежды Волошиной, которая, как вы знаете, за это время успела расследовать и передать в суд уголовное дело бывшего мэра г. Саратова Юрия Аксененко.
В ходе проведения следственных действий у нас были изъяты все компьютеры, содержащие исходные материалы и файлы полос «чёрной газеты», изготовленной по заказу большедановского штаба. Все это у нас было изъято. Но их копии остались и были спрятаны в надёжном месте, как и многое другое, чем так живо сейчас интересуются «единороссы», пытаясь попасть на наши прессинги, пресс-конференции, на которые их раньше было калачом не заманить.

Мы – с Игорем Осовиным – не исключаем, что таким образом володинские «единороссы» пытаются удержать нас на орбите своих интересов, и, чтобы мы с неё не соскочили, была подключена такая серьёзная структура, как Следственный комитет.
Поэтому, пользуясь случаем, предупреждаем со всей ответственностью: если с нами что-нибудь случится, вскроются факты, которые будут стоить не только карьеры, но и свободы очень многим видным партфункционерам, они могут потерять и карьеру, и свободу. А теперь – продолжу.

Аналогичным образом, как и в отношении Чурикова, мы поступили с Виктором Тюхтиным, изготовив против него и партии «Справедливая Россия» целую серию «чёрных газет», рассматривающих различные аспекты деятельности, как самого Виктора Ивановича, так и его однопартийцев (№ 147. «Протокол». № 148. Фальшивая «правда»).
Но больше всего, конечно, не повезло Зинаиде Михайловне Самсоновой, чей избирательный округ буквально утопал в ворохах «чёрной газеты», паразитировавшей на народной любви к Глебу Жеглову и Володе Шарапову. Вот лишь один номер этого «чёрного пиар-издания», называлась «Место встречи – Балашов». (№№ 148 – 150. «Место встречи – Балашов»). Не обошлось в этом случае и без «фальшака», как говорят «чёрные пиарщики». (№№ 151 – 154. «Балаковская правда»).

Признаюсь честно: от заказчиков-»единороссов» просто не было отбоя. Некоторым – особенно прижимистым – приходилось даже отказывать, чтобы не тратить время на переговоры с ними. Даже увеличив втрое свой персонал, мы не всегда справлялись с обрушившимся на нас объёмом заказов. В общей сложности, помимо Саратова, мы покрывали своим «чёрным пиаром» более 10 избирательных округов в сельских районах области.

  Мы, как и многие другие пиарщики, долго недоумевали, это к вопросу о цинизме единороссов, который нас просто поражал. Мы долго недоумевали, как Вячеслав Володин мог взять к себе на службу – да ещё главным идеологом Саратовского регионального отделения партии! – человека, который в 2005 году получил реальный срок за клевету на того же Володина?! Но когда в наших рядах – благодаря Роману Чуйченко – появился Владимир Довгаленко, не скрывающий того, что именно он изготовил скандальный антиволодинский журнал «Вот она, слава», мы уже перестали удивляться всему. (№ 155. Исходный макет «Вот она, слава»).
       И, наконец, перед тем, как предоставить возможность Игорю Алексеевичу зачитать одну из глав, небольшую нашей книги, которая называется «Когалым, Когалым… Где же, Эдик, наш калым?» – я бы хотел огласить ещё одно наше признание, которое, возможно резко обострит наши отношения с сидящими в зале журналистами, но обстоятельства не оставляют нам иного выбора. Мы пришли говорить и скажем всё.

19 ноября 2007 года, в тот день, который мы на протяжении двух лет отмечали как «день «черного» политтехнолога», именно мы организовали проведение хулиганской акции, которая привела к срыву пресс-конференции московских аналитиков Нины Одиноковой и Александра Кынева, проходившей в пресс-центре Саратовского представительства газеты «Комсомольская правда». Проведением спецоперации, получившей кодовое название «Монгол», руководил лично я. Политическое и медийное прикрытие обеспечивал Эдуард Абросимов. Бюджет проведения спецоперации составил всего 18 тысяч рублей, и был профинансирован из средств, которые Абросимов получал на Советской, 10 и приносил нам. Всего, включая меня и Абросимова, в обеспечении проведения этой спецоперации было задействовано 8 человек, 8! из которых только 4 знали поставленную Абросимовым задачу: во что бы то ни стало сорвать «ответный визит» москвичей, не испугавшихся публично встать на защиту оппозиционного политика Леонида Фейтлихера, затравленного «единороссами» и силовыми структурами.

«Они должны захлебнуться в собственном дерьме!» – наставлял меня Эдуард Николаевич, вернувшийся со встречи с Николаем Панковым. Тут же нами был разработан план действий, а мною на пишущей машинке, чтобы не оставлять следов в компьютере.
была напечатана инструкция для «бомбиста», бомбиста – в кавычках, хотя можно было бы и без кавычек, которого ещё предстояло найти и убедить действовать именно так, как это было необходимо «единороссам».
В качестве «шахида» выступил 20-летний студент Саратовского ветеринарного института по имени Анвар, который, несмотря на своё казахское происхождение, оказался убеждённым русским шовинистом, антисемитом, и согласился – цитирую разговор – «облить говнищем жидовскую шоблу».

В качестве аванса ему было заплачено 5 тысяч рублей. 19 ноября 2007 года, в 8 утра, при встрече на перекрёстке улиц Астраханская и Большая Горная. На эти деньги он приобрёл ведро и спиртное для помощников – на дворе было очень холодно, мороз был, я помню прекрасно этот день. Ему также была передана спецодежда для отвлечения внимания при запоминании внешности – ярко-жёлтый фартук продавца газет с большими карманами спереди и ярко-красным логотипом издания. Кстати, именно это облачение и помогло ему беспрепятственно проникнуть в издательство «Слово» через центральную вахту, спокойно. Кроме того, он был снабжён ксерокопией инструкции, которую он уничтожил после прочтения, и рукописной картой-схемой, на которой была указана планировка здания и внутреннего хоздвора, через который обеспечивался безопасный отход после совершения акции.

Пока двое его помощников из числа студентов того же вуза заполняли ведро человеческими фекалиями и грязевой смесью, найденными на задворках Сенного рынка, и собственной мочой, потому что было холодно и всё замерзало. Анвар совершил разведку на местности, определив наиболее оптимальный вариант отхода. Для подстраховки его от возможных преследователей у дверей служебного выхода во внутренний двор издательства дежурил третий помощник Анвара, который должен был броситься под ноги любому, кто попытался бы преследовать «бомбиста».

В том числе, рассматривался вариант перекрытия водоснабжения на верхних этажах издательства «Слово», чтобы облитые фекалиями журналисты и правозащитники не смогли даже умыться. Но от этого варианта по гуманным соображениям, как это ни дико звучит – «гуманным», пришлось всё-таки воздержаться. (Вырезки из газет и распечатки интернет-сообщений демонстрируются в режиме «слайд-шоу»). Всё, что произошло потом, вы и так знаете из многочисленных публикаций и телесюжетов. Либо – сами были непосредственными свидетелями и жертвами этой грязной, в прямом смысле слова, акции володинских политтехнологов.

На следующий день, так же – утром и на том же месте, Анвар получил свои 10 тысяч рублей, а 3 тысячи получил посредник, за один день только нашедший подходящего «шахида». За один день нашел. Вдохновитель этой акции – Эдуард Абросимов – не заплатил нам ни копейки, заявив, что о нашей с ним причастности к проведению этого «ацкого отжига» не знает даже Панков. Это заявление сразу же вызвало у меня подозрение своей нелогичностью: ведь Эдуард, вы многие его прекрасно знаете, очень осторожный и прагматичный человек, для того чтобы действовать на свой страх и риск. По всей видимости, неведение Панкова было «дезой», которой Абросимов хотел, с одной стороны, обезопасить своего шефа, а с другой – оправдать отсутствие денег за выполненную работу.
Разумеется, уже на следующий день пропагандистская машина «Единой России» возложила всю ответственность за проведение этой неслыханной по своей дерзости акции на Леонида Фейтлихера, который, дескать, провернул эту многоходовку, с тем, чтобы бросить тень подозрения на партию власти.

     Теперь вы узнали всю правду об этой провокации. Но чтобы как-то перейти уже к финалу и дать возможность собраться с мыслями, я скажу сейчас самые важные для нас слова… Я попрошу Игоря Алексеевича возможно все-таки разрядить обстановку и мы выйдем из этого зала. Я попрошу Игоря Алексеевича зачитать главы из новой книги. Она называется, я напомню……

И.А. Осовин зачитывает из книги «ЧЁРНЫЕ пиарщики БЕЛОГО медведя» главу про мэра г. Когалым Какоткина и Абросимова.

Как мы уже говорили, книга сейчас находится в печати, поэтому мы ее презентовать не можем, но чтобы было понятно, что за книга, какова ее стилистика и о чем она, зачитаю небольшую главу.

««КОГАЛЫМ, КОГАЛЫМ… ГДЕ ЖЕ, ЭДИК, НАШ КАЛЫМ?» Глава из книги Игоря Осовина и Сергея Почечуева «ЧЕРНЫЕ пиарщики БЕЛОГО медведя»

«Итак, 26 января вышел в свет третий в 2009 году номер газеты «Наша Версия в Саратове». Он стал последним номером, после которого прекратилось сотрудничество Осовина и Почечуева с Чуйченко и Довгаленко. Именно в этом номере, на 19-й полосе, и была опубликована статья «КАССОВАЯ БОРЬБА МЭРА КАКОТКИНА. История о том, как небулгаковские «Мастер» и Маргарита строителей кошмарили» под псевдонимом «Дарья Моргендорфен». Последствия публикации этого текста были столь удивительны, что об этом необходимо рассказать более подробно.

Текст этой статьи в редакцию «Нашей Версии в Саратове» в день сдачи номера в печать – а это было в пятницу, 23 января 2009 года, – принёс главный редактор Роман Чуйченко. Принёс и сказал, что этот материал пойдёт в готовящийся номер. Кроме текста, в электронном виде на компьютер ответсека Осовина были скинуты цветная фотография дома, из-за строительства и отделки которого разгорелся описанный в статье сыр-бор, фотокопия доверенности Сергея Какоткина на имя Маргариты Безгиной, дающей ей право представлять интересы мэра г. Когалым на территории Одинцовского района Московской области, а также фотокопии выписок из земельного кадастра, из которых следовало, что право собственности на земельный участок в этом подмосковном районе принадлежало Сергею Какоткину.

Как было уже сказано, Сергей Какоткин на тот момент являлся мэром города Когалым, расположенного в Ханты-Мансийском автономном округе Тюменской области. 1 марта 2009 года на территории ХМАО должны были состояться очередные выборы в органы местного самоуправления, самыми значимыми из которых были выборы главы Сургутского муниципального района, а также глав городов Нижневартовск, Лангепас и Когалым. Действующий мэр г. Когалым Сергей Какоткин при поддержке местного отделения партии «Единая Россия» выдвинул свою кандидатуру на второй срок.

Так вот, Роман Чуйченко, передавший все материалы, сказал, что эта статья была написана Эдуардом Абросимовым. Собственно, это и так было видно по стилистико-лексическим особенностям текста. Когда Почечуев, как литературный редактор, вычитал и выправил статью про мэра Какоткина, он задал Чуйченко лишь один вопрос:

- Роман Юрьевич, вы с Абросимовым – в своём уме, или уже – нет?
Такая постановка вопроса со стороны Почечуева очень не понравилась Чуйченко.
- А что такого? Что такого?!
- Вы с Эдуардом хоть немного отдаёте себе отчёт, в какую историю вы можете вляпаться? – детализировал свой вопрос Почечуев.
- Ой, да что ты всё время меня пугаешь! – раздражённо ответил Роман. – Где Саратов, а где Когалым?
- Ближе, чем ты думаешь, – парировал Сергей. – А для правоохранительных органов расстояний и вовсе не существует.
- Ерунда. Если Какоткин выборы проиграет, он не будет ни судиться, ни подавать заявления в прокуратуру или куда-либо ещё. А если он выборы выиграет – тем более, не будет судиться. Победители не судятся!
- Спорный тезис, – не унимался Почечуев. – Но, допустим, ты прав. Ещё один вопрос. Ты, конечно, можешь на него не отвечать. Это – так, любопытства ради. Сколько Абросимов взял за эту джинсу?
- Да немного он взял! – откровенно ответил Чуйченко. – Всего-то двадцать пять тысяч.
- Чего? – одновременно спросили Почечуев и Осовин.
- В каком смысле «чего»? – не понял Роман Юрьевич.
- В какой валюте?
- В рублях.
- Это тебе сам Абросимов сказал? – Почечуев продолжал пытать Чуйченко.
- Да. А что?
- И сколько он отдал тебе за публикацию? -Двадцать тысяч.
- Если я правильно понимаю, Роман Юрьевич, Эдуард Абросимов, по его же собственным словам, оставил себе в качестве вознаграждения за мелкие хлопоты сумму в пять тысяч рублей, так?
- Ну, так.
- И ты ему поверил?
- Слушай, Сергей! – Чуйченко начал злиться. – Эдуард – мой друг. Я не знаю, насколько вы с Осовиным доверяете друг другу, но я своим друзьям доверяю целиком и полностью!
- Это, конечно, здорово, – заметил Сергей, – но бывают такие друзья, с которыми и враги не нужны. Но, ладно… Роман Юрьевич, а вас с Эдуардом Николаевичем не смущает тот факт, что вы, пиарщики «Единой России» в Саратове, играете против кандидата от «Единой России» на выборах мэра Когалыма?
- А при чём тут это? Мы деньги зарабатываем.
- Роман Юрьевич, ты что же, всерьёз полагаешь, что 20 тысяч рублей за публикацию такого материала – это серьёзные деньги? Ладно, ещё один вопрос на этическую тему. Понятно, что история с Дмитрием Аяцковым, его супругой Ольгой Сергеевой и особняком в Октябрьском ущелье была в этой статье выписана для того, чтобы хоть как-то привязать тему Когалыма к Саратову. Но не кажется ли вам несколько странным, если не сказать больше – аморальным! – в вашей с Абросимовым кассовой борьбе всуе использовать имя Аяцкова? Ведь вы же оба работали в его команде! Дмитрий Фёдорович, как ни крути, много чего хорошего для вас сделал…
- Не надо, Сергей, не надо! – взвился Чуйченко. – При чём тут Аяцков?!
- Вот и я не могу понять – при чём? – съязвил Почечуев. – Ладно, итожим: ты всё-таки намерен опубликовать этот текст?
- Да, намерен. Я ведь уже сказал!
- Что ж, как главный редактор скажет, так и будет. А я очень надеюсь на то, что «Зенит» не будет втянут в судебные и уголовные разборки по вашим с Абросимовым публикациям…
- Да не будет никаких разборок, что ты, в самом деле!
- Ты уверен на все сто процентов? – Почечуев пристально посмотрел на Чуйченко. Ответа от Романа Юрьевича не последовало.
Забегая вперёд, надо сказать, что в понедельник, 2 марта 2009 года, стали известны итоги выборов мэра г. Когалым. Победил, как и следовало ожидать, Сергей Какоткин. Но тогда, в конце январе – начале февраля, из Когалыма не было никаких известий. «Концессионеры» расслабились. Роман Чуйченко и Владимир Довгаленко торопили, как могли, «едроссовский» Фонд с перечислением январского транша.

…Резиновая бомба из Когалыма допрыгала до Саратова к пятнице, 13 февраля 2009 года. С утра в офисе «чёрных пиарщиков» один за другим стали раздаваться странные телефонные звонки. Звонившие интересовались, не по этому ли телефону располагается редакция газеты «Наша Версия в Саратове». Они очень хотели переговорить с главным редактором уважаемого издания или, на худой конец, с «корреспондентом Дарьей Моргендорфен». Для Осовина и Почечуева сразу же всё стало на свои места. Вопреки ожиданиям Романа Чуйченко чуда не произошло.

В промежутке между телефонными звонками из Когалыма и Ханты-Мансийска перезвонил Роман Чуйченко. Роман Юрьевич говорил очень сбивчиво и путано. Но «чёрных пиарщиков» провести на мякине было не так просто. Осовин и Почечуев, проанализировав отрывочные восклицания и междометия Чуйченко, сразу же сделали несколько выводов. Первый вывод заключался в том, что кандидат в мэры г. Когалым Сергей Какоткин и его коллеги были изрядно озадачены саратовской публикацией про недвижимость Сергея Фёдоровича, которую тот, якобы, имел на Рублёвском шоссе под Москвой.

Второй вывод заключался в том, что реальный автор текста – ведущий PR-менеджер саратовской «едроссии» Эдуард Абросимов – предпринял героические усилия для распространения части тиража газеты с этой статьёй в Москве. Третий вывод заключался в том, что публикация про Сергея Какоткина наделала изрядный шум в столице: в Совете Федерации, Государственной Думе, Генпрокуратуре и прочих присутственных местах.

Четвёртый вывод заключался в том, что представители Сергея Какоткина, судя по всему, метнулись было в столичную редакцию «Нашей Версии», но там им дали от ворот поворот, свалив всю ответственность на региональную редакцию. После этого Какоткин и его коллеги и начали искать редакцию «Нашей Версии в Саратове».
Пятый вывод заключался в том, что Эдуард Абросимов за эту публикацию оставил себе, скорее всего, не 5 тысяч рублей, а намного больше. Ибо поездка в Москву и разброска в столице номеров «Нашей Версии в Саратове» со статьёй про Какоткина – по словам Романа Чуйченко, Эдуард Абросимов занимался этим лично – обошлись явно не в тысячу рублей. И даже – не в две.
Уже позже, осенью 2009 года, «Газета Наша Версия», издаваемая саратовским бизнесменом Леонидом Фейтлихером, добавила ярких красок в эпическое полотно под названием «Предвыборный «чёс» саратовских пиарщиков Володина на тюменских просторах». Журналист газеты Тимофей Бутенко провёл собственное расследование, о результатах которого и поведал саратовской общественности (статья «Разыскивается Роман Чуйченко», № 41 от 06.11.2009 г.). В статье, в частности, было сказано:
«Весной 2009 года чиновники и политики Когалыма нашли в своих почтовых ящиках довольно интересные письма. Все конверты были подписаны незнакомкой Дарьей Моргендорфен. Помимо странной фамилии отправителя, интересным был и обратный адрес: Саратовская область, Саратов. Более – ничего».

В связи с этим Игорь Осовин решил подробнее поинтересоваться тем, что происходит в Когалыме. В целом, почерпнутая информация давала ключ к пониманию того, в какую историю вляпались володинские пиарщики саратовской «едроссии» -Эдуард Абросимов и Роман Чуйченко.

Вскоре после выхода из заключения Эдуард Абросимов уехал в Санкт-Петербург, где стал работать в должности… заместителя генерального директора по массовым коммуникациям производственного объединения «ТВЭЛ». Это предприятие – один из лидеров в своей отрасли – занимается выпуском стальных и полиэтиленовых труб, применяемых, в частности, в газовой и нефтяной промышленности.
Когда в начале 2007 года Эдуард Абросимов вернулся в Саратов и приступил к работе в качестве PR-менеджера Саратовского регионального отделения партии «Единая Россия», он всё ещё продолжал числиться сотрудником объединения «ТВЭЛ», оформив долгосрочный отпуск за свой счёт.

ПО «ТВЭЛ» имеет дочернее предприятие в г. Тобольске Тюменской области – ЗАО «ТВЭЛ-Тобольск», которое занимается производством труб в изоляции. В Тобольске, кроме того, имеется представительство ПО «ТВЭЛ», а также принадлежащий этому ^холдингу горнолыжный курорт. Среди постоянных потребителей продукции холдинга -ОАО «Нефтяная компания «ЛУКойл»«, неофициальной столицей которого является г. Когалым, НК «Роснефть», а также потребители из многих российских городов, в том числе – Сургута и Тюмени. Сложно сказать, по какой линии в январе 2009 года Эдуард Абросимов нашёл заказ против мэра г. Когалым Сергея Какоткина. Но, скорее всего, не обошлось без старых связей Эдуарда Николаевича в холдинге «ТВЭЛ».

Осовину и Почечуеву неоднократно приходилось выслушивать нотации Чуйченко, в которых тот, когда – в шутку, а когда – и всерьёз, выговаривал «чёрным пиарщикам», что они, дескать, со своим конспирологическим подходом подведут его уважаемую газету под судебные процессы. В то время как именно по его и Довгаленко статьям назревала уже третья по счёту рекламация.
Первый сполох беды загорелся по поводу материала Владимира Довгаленко о том, как начальник Краснокутского РОВД «отжал» дом у бывшей жены, о чём было сказано выше. Вторая рекламация была предъявлена после публикации в одном из декабрьских номеров статьи про сутяжничество саратовского пенсионера с областным министерством социального развития. Областное минсоцразвития не выделило ему, как ветерану Великой Отечественной войны, автомобиль. 19 января 2009 года редакция была вынуждена опубликовать опровержение (статья «ЧАСТЬ МУНДИРА»), подписанное министром социального развития Саратовской области Владимиром Чернышёвым. Теперь вот – ещё хлеще: «наезд» на мэра г. Когалым.

А с другой стороны, удивляться было нечему. Наплевательское отношение к профессии неизбежно приводит к весьма плачевным результатам. Правда, Осовин с Почечуевым полагали, что этот «коллапс» настанет чуть позднее. Но они недооценили способностей «концессионеров», которые успели несколько раз серьёзно лохануться уже на начальном этапе реализации медийного проекта.
Ситуация с «наездом» на мэра Когалыма и в самом деле была непростой. Какую тактику изберут когалымцы? Будет ли Сергей Какоткин подавать в суд, а если – да, то в какой? В суд общей юрисдикции, или – в арбитражный? И на какой территории – в Саратове или в Ханты-Мансийске? Или Какоткин подаст заявление о публичной клевете в Следственное управление Следственного комитета при прокуратуре Тюменской области? И будет ли в качестве соответчика заявлена фирма-издатель «Зенит»? Почему Роман Чуйченко после публикации занял страусиную позицию, предпочитая не отвечать на незнакомые телефонные звонки, и почему он не выходит на контакт с представителями правоохранительных органов Ханты-Мансийска? Наконец, если разбирательство будет идти в судебном порядке, то в каком размере может быть заявлена материальная компенсация? В какую сумму может вылиться «Зениту» и его соучредителям – Игорю Осовину и Сергею Почечуеву – участие в этом скандале?
Вопросов, как видно, возникало множество. Ни Чуйченко, ни Довгаленко, ни тем более Абросимов ответы на них давать не спешили. И вариантов выхода из этой ситуации они тоже не предлагали.

Тем временем, 6 февраля 2009 года от «едроссовского» Фонда на расчётный счёт «Зенита» был перечислен январский транш на издание газеты. По ошибке «едроссы» перечислили «Зениту» и февральский транш: об этой истории подробно рассказано в главе «Бабки – окуклить, а налик – попилить». Промежуточный выход из ситуации Осовин и Почечуев придумали такой: пока они не получат от Чуйченко и Абросимова гарантии того, что по факту публикации абросимовской «джинсы» про Какоткина им не будет предъявлено никаких претензий, перечисление февральского транша не осуществлять. Об этом в понедельник, 16 февраля 2009 года, и был поставлен в известность Владимир Довгаленко, который пришёл в офис «чёрных пиарщиков» в полдень.
Услышав такие новости, Владимир Владимирович впал в ступор, но потом собрался и тут же перезвонил Роману Чуйченко. Тот отказался общаться по телефону как с Осовиным, так и с Почечуевым, переадресовав их к Абросимову. Телефонный диалог
Эдуарда Абросимова с Сергеем Почечуевым продолжался около четверти часа, но ничем конкретным не завершился. Финал телефонных переговоров был и вовсе знаменательным.

- Сергей, ты же понимаешь, – говорил Абросимов, – что вы с Осовиным, отказываясь перечислять деньги, обретаете репутацию кидал?
- Возможно, по вашей логике так и получается, – парировал Почечуев. – Но если выбирать между репутацией кидал и лохов, то репутация кидал, как ни крути, всё-таки предпочтительнее.
На просьбу приехать в офис «чёрных пиарщиков», расположенный на улице Симбирской, Эдуард Абросимов ответил отказом, сославшись на то обстоятельство, что у него нет сейчас возможности водить собственный автомобиль (права, которые сотрудники ГИБДД у него изъяли за какое-то нарушение правил дорожного движения ещё в ноябре 2008 года, на тот момент ему так и не вернули). А общественный транспорт, дескать, ходит плохо.

Впрочем, около трёх часов дня Абросимов и Чуйченко всё-таки подъехали в офис Осовина и Почечуева. Получасовая беседа ни к какому позитивному исходу не привела. Абросимов «включал дурика», и на большинство резонных вопросов отвечал своими коронными фразами: «Старик, я не знаю! Честное слово, не в курсе!». Он их произносил с такой искренностью, что моментами ему даже хотелось верить. И лишь один раз из его уст прозвучала конкретика. В ответ на вопрос – что делать с претензиями когалымцев по факту публикации статьи про их мэра? – Эдуард Николаевич ответил:

- Да, я это знаю. Я им сказал, чтобы они выходили на московских посредников, на Наташу.
Что за московские посредники, какая Наташа, какое отношение эта Наташа имеет к возможному судебному процессу – это так и осталось за рамками переговорного процесса. Не менее «конструктивной» была и позиция Чуйченко:
- Сергей, вы обязаны отдать наши деньги! То, как вы поступаете, это не порядочно – ни с этической, ни с моральной стороны! Это самое настоящее вымогательство!
- А в чём заключается факт вымогательства? – удивился Почечуев. – Мы требуем – да, требуем! – от вас только одного: чтобы ваши разборки с когалымцами не коснулись нас. В первую очередь, нас интересует наша безопасность, а не ваши деньги. У меня, например, нет ни малейшего желания отвечать в судах за чужие ошибки…
- Да какой суд, о чём ты?! – Чуйченко продолжал дуть в старую дуду.
- …А если всё-таки судебное разбирательство состоится, – продолжил Сергей, – кто будет нам компенсировать понесённые финансовые затраты?
- Суда не будет! – хором ответили Абросимов и Чуйченко.
- Вы в состоянии это гарантировать?
- Хорошо, давайте я вам принесу расписку от Собянина! – Абросимов начал откровенно глумиться.
- А при чём здесь руководитель Администрации Президента РФ? Если уж и говорить о какой-то расписке, то более всего нас устроила бы расписка от самого мэра Какоткина. Расписка в том, что он не собирается подавать судебный иск по факту публикации в «Нашей Версии в Саратове» этой злополучной статьи.
- Сергей, ну ты же сам понимаешь, что это – нереально! – возопил Чуйченко.
- Хорошо, тогда какие иные предложения вы можете озвучить? – спросил Почечуев и нарвался на ободряющую реплику Чуйченко.
- Все мужики в России сидели, вот и вы посидите! Мы будем носить вам передачи! – заливаясь смехом, выпалил он.
- Спасибо, Роман Юрьевич, успокоил… Охуенно успокоил! Но, быть может, мы всё-таки будем говорить не на языке эмоций, а на языке логики?
- Язык может быть только один: отдайте наши деньги и не занимайтесь вымогательством! – позиция Чуйченко, как видно, отличалась крайним упрямством.
- Эдуард Николаевич, Роман Юрьевич! – Почечуев терпеливо объяснял позицию «чёрных пиарщиков». – Для тех, кто на бронепоезде, в десятый раз объясняю деньги нам не нужны. Ни я, ни Осовин не претендуем ни на копейку из февральских 370 тысяч рублей. Нас интересует только одно: «Зенит» не должен быть втянут в возможный судебный процесс по иску Какоткина, всё! Давайте, в конце концов, обе) конкретные предложения на этот счёт.
 - Ох, Сергей! По скользкой дорожке вы с Осовиным идёте! По дорожке Ислентьева! Смотрите, как бы всё не закончилось так же, как и у Ислентьева!
 Чуйченко был достоин занесения в анналы.

…Политтехнолог Сергей Ислентьев на протяжении 1990-х – 2000-х годов акт участвовал в политических и корпоративных конфликтах на территории Саратова Саратовской области. В июле 2006 года на Ислентьева было совершено разработано нападение, в ходе которого ему были нанесены тяжёлые черепно-мозговые травм колото-резаные раны спины. По версии следствия, нападение на Ислентьева было связано с многочисленными конфликтами, которые возникли в тот период в связи с распадом футбольного клуба «Сокол» и разделом его движимого и недвижимого имущества. По нападения Ислентьев долгое время лечился. 30 января 2009 года, за пару с небольшим недель до разговора «едроссовских» идеологов и «чёрных пиарщиков», Сергей Ислентьев скончался.

Излишне говорить, что никаких конструктивных предложений ни Эдуах Абросимов, ни Роман Чуйченко так и не озвучили. Выход нашли Игорь Осовин и Серге Почечуев. Был разработан текст договора, согласно которому ООО «Производственно объединение «Зенит»«, в качестве издателя газеты «Наша Версия в Саратове», не несли никакой ответственности за редакционную политику главного редактора Роман; Чуйченко. Эта ответственность, в свою очередь, возлагалась на вновь созданное юридическое лицо «концессионеров» – ООО «Наша Версия – Поволжье». Договор был подписан Владимиром Довгаленко и Игорем Осовиным. И через день после его подписания, в пятницу, 22 февраля, февральский транш в размере 370 тысяч рублей «чёрные пиарщики» перечислили обратно на расчётный счёт «едроссовского» Фонда, который финансировал издание газеты «Наша Версия в Саратове».
На этом сотрудничество сторон в деле выпуска «НВС» было прекращено.

Роман Чуйченко, будучи, надо честно признать, человеком незлобивым, быстро отошёл от своих подозрительных мыслей, и впоследствии на протяжении нескольких месяцев регулярно заезжал в знакомый ему офис на улице Симбирской, привозя свежие экземпляры своей газеты. Один из таких визитов Романа Юрьевича состоялся в понедельник, 2 марта. Пока Сергей Почечуев и Роман Чуйченко в ходе неспешной беседы пили зелёный чай, раздался исключительно своевременный телефонный звонок из Ханты-Мансийска.

Полковник ханты-мансийского ОБЭПа Рихтер извинился, что звонил по старому редакционному телефону газеты «Наша Версия в Саратове», посетовав на то, что ему никак не удаётся переговорить с главным редактором издания Романом Чуйченко. Звонок Рихтера, и в самом деле, был исключительно своевременным. Почечуев, недолго думая, передал телефонную трубку Чуйченко.
Роман Юрьевич препирался с полковником Рихтером минут пятнадцать. По ^отдельным репликам, произнесённым в ходе телефонного диалога, Почечуев сделал вывод, что Рихтеру придётся возбуждать дело в установленном законом порядке, так как Чуйченко ни на какое сотрудничество со следствием не идёт. Отказавшись давать ханты-мансийскому ОБЭПу какую-либо дополнительную информацию, Чуйченко заявил, что на все вопросы он готов отвечать только в зале суда.

- И всё-таки странная это история! – заметил Почечуев по окончании телефонного разговора.
- Ты о чём? – спросил Чуйченко.
- Да я всё про то, о чём ты нам с Осовиным рассказывал. Что Абросимов за подготовку, публикацию и распространение номера газеты с этой «когалымской» статьёй получил всего лишь 25 тысяч рублей.
- Ну, не знаю, – пожал плечами Роман. – Эдуард именно так мне и говорил.
- Слушай, Роман Юрьевич! А, может, Эдик тебя попросту лоханул?
- В смысле?
- В том смысле, что наебал не по-детски!
Чуйченко некоторое время молчал. А потом начал грустно размышлять на тему того, что в лице Абросимова – если тот, и в самом деле, использовал его втёмную – он, скорее всего, потерял друга.
- Да, ребятки! Заигрались вы в политику! – неожиданно для самого себя ляпнул Почечуев.
После этой реплики с Чуйченко случилась настоящая истерика. Он вскочил, начал бегать по офису, размахивать руками и обвинять Сергея в вероломстве и неблагодарности:
- Я же всё старался делать для вас! Чтобы работать вместе было хорошо! Вот умеешь ты, Серёга, испортить настроение! А я ему – газеты в постель! Взял, и одной фразой, одной только фразой всё настроение изгадил!!!

…Чем закончится эта «когалымская эпопея», сказать сложно. Последние известия о когалымских проказах Эдуарда Абросимова и Романа Чуйченко были озвучены в уже упоминавшейся статье корреспондента саратовской «Газеты Наша Версия» Тимофея Бутенко. Выяснилось, кроме того, что единственным представителем «Нашей Версии в Саратове», который согласился дать свои объяснения по данному делу, был генеральный директор ООО «Наша Версия – Поволжье» Владимир Довгаленко. Он передал следователям пояснения, собственноручно написанные им. Правоохранительным органам Довгаленко сообщил следующее:

«Я являюсь директором ООО «Наша Версия – Поволжье» с января 2009 года. Права на издание газеты «Наша Версия в Саратове» руководимой мной организации были предоставлены 1 февраля 2009 года. О публикации, которая упоминается, мне было известно только понаслышке, так как в момент публикации данного материала ООО «Наша Версия – Поволжье» никак не имела прав на издание. Имя журналиста Дарьи Моргендорфен мне не известно, как и иных обстоятельств, упомянутых в данной публикации».

Вот так – и никак иначе. Не знаю. Не помню. Не участвовал. Понятия не имею. Я не в курсе. Старик, честное слово, не знаю! Подобные увёртки, и в самом деле, являются фирменным почерком саратовских пиарщиков «Единой России»: свалить вину за собственные проделки на кого-то другого. Причём, даже тогда, когда речь не идёт о каких-то секретных спецоперациях политтехнологического характера, а о делах публичных, по поводу которых очень легко выяснить: кто, где, когда и что сотворил.
Впрочем, этот приём из деловой этики идеологов «Единой России» удивления не вызывал. Опасаясь связываться с правоохранительными органами на когалымскую тему, Роман Чуйченко спровадил на амбразуру своего ближайшего товарища – Владимира Довгаленко. Точно так же, но уже в отношении Романа Чуйченко, поступал и его сюзерен – Эдуард Абросимов. Наглядное подтверждение этого соображения можно увидеть в главе «Конспирологические этюды».

 Я прошу вас дать мне возможность зачитать свое заключительное слово, после которого можно будет задать вопросы. На этом мы завершим, и после мы ответим на любые вопросы.

 Заключительное слово С.А. Почечуева:
Какой вывод напрашивается из всего того, что прозвучало на сегодняшней пресс-конференции? А вывод напрашивается такой. На наш взгляд, политтехнологами Саратовского регионального отделения партии «Единая Россия» под руководством Николая. Панкова в интересах Вячеслава Володина и его ближайшего окружения была разработана и успешно внедрена в практику методика регулярного обмана первых лиц государства, алгоритм которой заключается в следующем:.

В отношении лица, объявленного личным врагом Володина, сначала инициируется серия негативных публикаций в СМИ, для чего используется инструментарий из арсенала «чёрного пиара» и «грязных политтехнологий». Следом активизируются представители общественности, которые только имитируют бурную деятельность по построению гражданского общества, а на самом деле являются послушным инструментом в руках володинских политтехнологов. Эти псевдообщественники создают заказные публикации в СМИ необходимый «общественный» резонанс, либо их действия сами являются информационным поводом для новых заказных статей и телесюжетов. Происходит цепная реакция, которая никогда не приводит, казалось бы, к естественному результату – взрыву.

Вместо этого, когда количество публикаций достигает своей критической массы, в органы государственной власти Российской Федерации, включая высших должностных лиц страны – Президента России и Председателя Правительства РФ, направляются многочисленные депутатские запросы и коллективные обращения граждан, проживающих на территории Саратовской области, в которых подписанты, требуя решительных мер в отношении лиц, являющихся объектами володинской атаки, не приводят никаких реальных фактов их противоправной деятельности – в силу полного отсутствия таковых, а лишь ссылаются на «многочисленные публикации в СМИ», посвященные, якобы, разоблачению этой противоправной деятельности.

В итоге, у первых лиц государства формируется ложное представление о реальном положении дел в Саратовской области. Неугодные Володину и его окружению политики и предприниматели представляются в негативном свете, что отрицательно сказывается как на политическом климате внутри региона, так и на уровне оценок и принятия решения по существу руководителями федерального масштаба. Подобного рода технологически выстроенная дезинформация первых лиц государства может быть расценена как должностное преступление, совершённое группой лиц по предварительному сговору. Злоупотребление должностными полномочиями и статусом депутата, на наш взгляд, является лишь формальным признаком этого деяния, пагубность которого только сейчас выявляется путём осознания тех чудовищных последствий для общественной морали и нравственности, к которым приводят такие методы борьбы за власть.

Впереди – бездна. Слава Богу, у нас хватило мужества и мудрости остановиться.
И сейчас, стоя у обрыва этой бездонной пропасти, куда нас толкала неуёмная жажда власти таких людей, как Володин и Панков, мы с содроганием просто смотрим вниз. Мы искренне раскаиваемся в том, что на протяжении целого ряда лет были в руках этих людей смертоносным оружием информационной войны, объявленной ими против тех, кто представлял собой самостоятельно мыслящую и независимую личность.

Мы приносим свои извинения всем тем, кто случайно либо в силу злого намерения пострадал от наших действий, кто стал жертвой нашего профессионализма, как «чёрных пиарщиков» партии власти. В запале войны, в том числе информационной, не думаешь о последствиях, о таких категориях, как совесть, нравственность, мораль… Но потом приходит осознание и раскаяние от содеянного. И становится горько. Нам хотелось бы принести персональные извинения всем тем, на кого мы смотрели через прицел «чёрного пиара», когда нажимали курок не задумываясь.

Губернатор Саратовской области Павел Леонидович Ипатов, экс-председатель Саратовского областного суда Александр Иванович Галкин, руководитель Управления по Саратовской области Министерства юстиции РФ Александр Васильевич Бурдавицын, глава МО «Город Саратов» Олег Васильевич Грищенко, глава Энгельсского муниципального района Михаил Алексеевич Лысенко, депутат Саратовской городской Думы Леонид Натанович Фейтлихер, депутат Государственной Думы ФС РФ Валерий Фёдорович Рашкин, депутат Саратовской областной Думы Виктор Иванович Тюхтин, депутат Саратовской областной Думы Сергей Георгиевич Курихин, предприниматель Алексей Николаевич Ерусланов. депутат Саратовской городской Думы Виталий Анатольевич Коврегин, депутат Саратовской областной Думы Сергей Николаевич Афанасьев, депутат Саратовской областной Думы Владимир Александрович Пожаров, писатель Владимир Вениаминович Глейзер, депутат Саратовской областной Думы Ольга Николаевна Алимова, депутат Саратовской областной Думы Зинаида Михайловна Самсонова, депутат Саратовской городской Думы Виктор Константинович Марков, депутат Саратовской городской Думы Василий Юрьевич Максимов, помощник депутата Государственной Думы ФС РФ Алексей Евгеньевич Полещиков, депутат Саратовской городской Думы Геннадий Александрович Турунтаев, депутат Государственной Думы ФС РФ Кира Александровна Лукьянова, депутат Саратовской городской Думы Лев Яковлевич Бейлин… И, конечно, Владимир Михайлович Чуриков… Поймите нас и простите.

Мы также просим прощения у наших товарищей по журналистскому цеху, у тех, кто вставал у нас на пути, и кого мы безжалостно топтали.
Алексей Колобродов, Денис Есипов, Антон Комаров, Вадим Рогожин, Татьяна Никитина, Александр Николаевич Крутов, Сергей Юрьевич Михайлов, Сергей Григорьевич Боровиков, Дмитрий Борисович Козенко… Извините, если кого забыли упомянуть… И помянуть.
Поймите нас и простите.

Война со здравым смыслом закончилась. Но я вижу зарево нового пожара, который пытаются раздуть те, с кем ещё вчера мы планировали пиар-атаки. На этот раз их перья нацелены уже в нашу сторону. Хорошо пока, что не стволы.
Мы готовы принять этот бой.
Даже, если он и будет для нас последним.

Всем спасибо за участие.

Ответы на вопросы журналистов.

Вопрос: Я много развернутого ответа не требую. Буквально в нескольких словах: будет ли продолжение (неразб.) истории по итогам вашего недавнего (неразб.)?

- Те документы, которые нам были необходимы, мы достали и, когда будет издана книга, в том иллюстративном блоке, который будет включать в себя фотографии, эти документы, в том числе будет отражена история с (неразб.) И нам нужны были эти документы, всё было оправдано. Естественно, здесь собственно только тусовка политтехнологов…. (неразб.)

Вопрос: Как кончился круглый стол единороссовский по борьбе с коррупцией, где вы зачитывали текст против движения «Третий фронт»? Это ваша личная позиция?

- Ну, разумеется, нет. Всё обстояло достаточно просто. Я помню этот достаточно неприятный для нас момент, потому что Эдуард Николаевич нам сказал: ребята, у вас есть шанс вернуться в команду, всё наладится. Здесь два таких, извиняюсь за выражение, мудака, (так он сказал), которых надо расколоть. Они сюда придут. Они-то будут гостями, а вы будете проводить, как участники. Ну давайте, авторитетно это всё воспримите, все ваши предложения, они направленны Чайникову(?) старшему юристу по России, сметы рассматриваются, всё нормально, только вы докажите делом свою готовность и тогда партия все остальное сделает.
Мы пришли, выступили, сделали все, что от нас требовалось. И – тишина.

Татьяна Никитина: – Володя, у меня вопрос к вам. Я всегда записываю свои разговоры с представителями власти, диктофонные, я имею на это право. Я могу предположить, что у вас есть диктофонные записи всех этих переговоров?
- Всех каких?
- С Чуйченко, с Абросимовым, с Панковым.
- Естественно, мы не маньяки, чтобы записывать буквально каждый разговор, с кем бы мы не встречались. Что касается ключевых моментов, то – разумеется. Поводов обезопасить себя хватало. Потому что как только мы начали понимать, с какими людьми мы работаем, это было бы просто глупостью с нашей стороны этого не делать.
- Тогда вопрос более конкретный. Есть запись, аудиозапись, разговора с Панковым?
- Я прошу меня понять, на этот вопрос сейчас я отвечать не буду. Это не отрицательный и не положительный ответ. Не хотелось бы предоставлять определенные тактические преимущества той стороне. У них и так достаточно ресурсов.. (неразб.)
- Я понимаю, что на этот вопрос будет такой же ответ. Но есть ли хоть один финансовый документ, на котором стоит подпись Вячеслава Викторовича Володина либо подпись Николая Васильевича Панкова? Кроме тех правок, которые мы видели, кроме слова «меломан», кроме правок на избирательных каких-то документах.
- Есть люди, которые готовы выступить свидетелями и люди, имеющие на руках документы законодательной базы. Ваши вопросы, Татьяна Ивановна, они как две капли воды похожи на вопросы (неразб.), когда они нас атаковали. Как две капли воды. Я думаю, что это случайное совпадение.
- Нет, это не случайное совпадение.
- Мы выступали свидетелями. Если мы будем выступать ответчиками, мы в развернутом виде, безусловно, дадим полный ответ и не только мы, будут говорить и показывать те люди, у которых еще остается шанс выйти оттуда людьми. Выйти оттуда, из этой секты. Вы же видите, что происходит.
- Тогда последний будет не вопрос, а реплика. И я подхожу сказать спасибо Игорю. Спасибо, что вы пришли к нам на суд, на процесс и приняли на нем участие в качестве свидетелей. Это чисто человеческое спасибо.
- Вам огромное спасибо. И еще раз, простите.

Вопрос: Вы только что сейчас сказали, что вы наконец поняли, с какими людьми вы сотрудничали. И сейчас, после всех дел, которые вы с ними вели, позвольте спросить, когда вы соглашались с ними сотрудничать, разве никто из вас, ни Игорь, ни вы, которых я уважаю как журналистов, с которыми я долгое время сотрудничал, неужели вы не понимали, с кем вы сталкиваетесь? Ведь эти люди были, пардон, давным-давно испачканы.

- Для меня это были Николай Васильевич, которого я с 95-го года знаю, который сигареты у меня стрелял, были прекрасные приятельские отношения. Время изменило этих людей. Я наивно предполагал, что меняется всё, но не настолько. Я предположить даже не мог, на сколько люди могут меняться. Они очень изменились. И стали резко менять нас под себя. А мы не готовы к этому и даст Бог, никогда не будем готовы стать такими же, как они.

Вопрос: Сереж, может быть, такой, несколько риторический вопрос. У меня лично ощущение, что вот эта система, которую вы нам сейчас обрисовали, это, в общем-то, часть системы общегосударственной по реставрации тоталитарного строя в нашей стране, которую я так условно называю «путинщиной», «путинизмом». То есть то, что никак не может соотноситься ни с модернизацией, ни с каким-то прогрессом, движением к цивилизованному обществу. То, что вы сейчас рассказали, это какая-то банда полууголовников-полумошенников, которые обманывают даже своих, играют против своих. У вас такое осознание этого есть или просто желание избавиться от Чуйченко и Абросимова? Это одна часть вопроса. Вторая часть: в этой массе едроссовских пиарщиков есть масса других людей, например, небезызвестный г-н Иванов Владимир, который в свое время там реализовывал проект «Первый», это Елена Столярова и так далее. Вот об этих людях будет что-нибудь в вашей книге, их роли в этой системе?

- Безусловно, в нашей книге найдет отражение и такой многообразный во всех своих проявлениях человек, как Владимир Васильевич Иванов, и Сергей Владимирович Тараканов, его тоже не забудем, и так далее. Но если рассматривать этих людей, и если соизмерять объем того негатива, который так или иначе, неизбежно является продуктом профессиональной деятельности пиарщика, масштабы несоизмеримы. Поэтому удар был нанесен по «осиному гнезду» в первую очередь.
Что касается непосредственно вашего вопроса, Александр, в котором вы провели вертикаль наверх, попытались обобщить, то у меня больше оснований согласиться с вами. Только между бандитом и единороссом две разницы. Бандит достает пистолет, единоросс берет телефонную трубку и звонит судье. Они решают деликатно.

Вопрос: У меня вопрос такой – найдет ли отражение в вашей книге тот эпизод, где против меня была проведена войсковая операция «Коброй» по поручению Володина и иже с ними, а вами потом была напечатана статья «Пьяный чиновник устроил дебош»? Хотя я вам могу представить документы, где мои действия полностью оправданы и лица, виновные в моем незаконном задержании и помещении в вытрезвитель, а потом в СИЗО, наказаны.

- Да, я понимаю, о чем идет речь. Была такая провокация, мы осуществляли ее медийное сопровождение. Непосредственный куратор на тот момент был (неразб. фамилия) покойный ныне Сергей Алексеевич, было взаимодействие с сотрудниками милиции, была избирательная провокация, она была описана. Но далеко не все главное о ней было сказано. Разумеется, Владимир Павлович, она также найдет отражение в книге, как и многое другое, происходившее в середине 90-х годов. Так что наверное Антон Николаевич Комаров помнит прекрасно, и так далее. Мы тогда были еще очень молодые, очень наивные, называли друг друга «Ваня», «Коля»… Многое будет в этой книге, не уступающее по резонансу тому, что прозвучало сегодня.
Сегодня, тезисно, очень бегло, за два часа мы обрисовали те моменты, которые представляют целевой интерес для наших журналистов, непосредственных участников и жертв этих провокаций и этих акций. В книге будет масса всего того, о чем сегодня просто не сказано и не показано, и документально обеспеченное, и так далее. Просто, это может быть не в полной мере интересно вам, это будет интересно финансистам, предпринимателям, масса будет таких моментов. Просто нельзя на пресс-конференции обрисовать всё.

Вопрос: И последний у меня вопрос: есть ли в вашей книге примеры того, как выводятся из-под судебного преследования некоторые видные деятели «Единой России», залезшие в карман государству и потратившие «откаты» или бюджетные деньги? И как долго идут эти процессы, чтобы в конечном итоге, по результатам истечения срока давности они закрывались?

- Понимаете, Владимир Павлович, это не столько публицистическая книга, в которой затрагиваются и пишутся, в том числе,. такие нюансы, такие моменты, к которым ты лично отношения не имел, но знаешь, и тебе есть что сказать. Нет. В этой книге отражение нашло только то, что конкретно происходило с нами, свидетелями чему мы были, о чем мы конкретно беседовали, что так или иначе может быть проиллюстрировано и подтверждено. Поверьте, даже этого не мало будет.

http://redcollegia.ru/24314.html

изображение: http://www.medcartoons.ru/psych/psych37.JPG