КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Кормушка министров.



Счетная палата выявила незаконное кормление присосок минтранса из бюджета

Сергей Шейкин, даже покинув пост министра транспортного развития области, продолжает шокировать своими подвигами общественность. К числу его «достижений», среди которых два «липовых» высших образования (поскольку  первое получено в несертифицированном вузе, а второе по сокращенной программе на основании первого), а значит, и незаслуженное звание кандидата наук, безосновательное награждение знаком «Почетный строитель» с последующим его изъятием, добавилось поистине скандальное обстоятельство. По анализу Счетной палаты Саратовской области, ГАУ «Управление пассажирских перевозок» (УПП), сформированное минтрансом в качестве посредника при взаимодействии с перевозчиками, оказалось не просто незаконной структурой, но и успело «отмыть» менее чем за два года 94 млн бюджетных рублей.

Ненужный посредник

Согласно информации о деятельности ГАУ, подготовленной министерством транспорта по запросу областной думы, управление создано в целях организации услуг по перевозке пассажиров с применением регулируемого тарифа, то есть льготников. Между тем общероссийский классификатор видов экономической деятельности (ОКВЭД), принятый постановлением Госстандарта РФ от 6 ноября 2001 года № 454-ст, прямо указывает, что таких видов экономической деятельности, как организация и обеспечение проезда, организация перевозок пассажиров, не существует. Есть вид деятельности «перевозки», а непосредственно ими управление не занималось, следовательно, и само его существование поставлено под сомнение фискальным органом.

Однако ГАУ исправно перечислялись средства для компенсации перевозчикам проезда льготных категорий граждан, и за «услуги» по их распределению управление брало себе процент, который в конечном счете и вылился почти в стомиллионную сумму. Кроме того, выяснилось, что управление еще и создавало посреднические структуры, которые также отщипывали кусок от пирога, предназначенного для перевозчиков. При этом никакого контроля со стороны государственных органов за УПП не осуществлялось, даже расходы на выполнение управлением госзаданий (тарифы, ставки) не были определены, что привело к полному самоуправству данной структуры.

Удивляет и кадровый размах. В управлении пассажирскими перевозками, по сути, ничем, кроме распределения средств, не занимающемся, трудится свыше 70 человек (в конце 2008 года таковых было 101). При этом организация имеет зачем-то созданный отдел по работе с общественностью и СМИ, юридический отдел, хотя пользуется юридическими услугами других структур, которые также оплачивает за счет областного бюджета на сумму 400 тыс. ежемесячно. Хозяйственный отдел ГАУ насчитывает аж 33 человека, якобы благоустраивающих близлежащую территорию, также имеется отдел секретного (!) делопроизводства с невнятными функциями.

Цели, на которые были потрачены почти 100 млн рублей, также весьма сомнительны. Помимо выдачи зарплат, вознаграждений по итогам года и материальной помощи необоснованно большой армии сотрудников, деньги ушли на оплату исследования об информированности населения о деятельности управления пассажирских перевозок, приобретение санаторных путевок для так и не установленных лиц, обучение опять же «анонимов» в Поволжской академии государственной службы. Оплачивались тренинги, из документов по которым невозможно определить, в чем состояла их сущность и необходимость. При этом начальнику управления В.Кудряшову начислялась и выплачивалась премия на основании приказа первого заместителя его самого, в отсутствие приказа минтранса.

Дважды перечислялись средства некой фирме за одну и ту же услугу – выполнение научно-исследовательской работы по теме «Концепция развития транспортного комплекса Саратовской области», хотя разработка этого документа  является функцией министерства транспорта.

Все вышеперечисленные траты варьировались в пределах сотен тысяч. Миллионные же платежи уходили на аренду помещений (по невероятно завышенным ценам) и их ремонт.

Депутаты думают: посредник или расхититель?

Обозначенные нарушения стали предметом рассмотрения на заседании комитета по экономической политике Саратовской областной думы. Председатель региональной Счетной палаты Андрей Саухин подчеркнул, что автономное учреждение занималось распределением бюджетных средств, таким образом, никаких услуг перевозчикам не предоставляло, а значит, и не имело права на процент от денег, перечисляемых для них.

Депутат Василий Синичкин прямо заявил, что 94 млн являются «откатом» от льготной суммы, и предложил не рассматривать этот вопрос на комитете, а сразу вынести на думу и адресовать губернатору. Парламентарий Сергей Богомолов резонно предложил сначала решить, какую структуру ликвидировать: государственное автономное учреждение или сам минтранс.

Представители министерства (сам новый министр Иван Панков на заседание почему-то не явился, видимо, занятый более важными делами) в свое оправдание заявили, что основное замечание к ним – получение некоторых госзаказов не в соответствии с законодательством. На момент их получения – в 2007 – 2008 годах – законодательства о ГАУ не было вообще, поэтому и возникла подобная ситуация. По мнению чиновников, иным образом закон о бюджете выполнить было бы невозможно, так как численность персонала министерства слишком мала. Эти объяснения не чем иным, как лукавством, не назовешь.

Претензии относительно направлений, на которые ушли 94 млн рублей, были названы чиновниками «неправильной трактовкой». В частности, представители минтранса, пообещали объяснить каждую копейку из потраченных миллионов. Недолго думая, привели, видимо, по их мнению, убедительнейший пример с уборщицами, которых в министерстве нет, поэтому зарплату они получают за счет ГАУ.

Не согласился минтранс и с антимонопольной службой. По заявлениям представителей УФАС, в отношении УПП было рассмотрено свыше 30 дел об административных правонарушениях, согласно которым управление заключало договоры с другими хозяйствующими субъектами, также бравшими свой процент за «услуги» (о чем говорилось выше). Минтранс такие случаи признал, но с поправкой, что «денежных средств там не было».

Итог обсуждению подвел старший помощник прокурора области Олег Петров, разъяснив, в чем заключается нестыковка. По его словам, существует множество льготников, которым необходимо обеспечить проезд в городском транспорте. Предоставление льгот является государственным полномочием, а договоры с перевозчиками, обслуживающими городские маршруты, заключаются органами местного самоуправления. Проблему способно решить либо внедрение электронных билетов (и тогда численность сотрудников ГАУ станет возможным сократить), либо передача полномочий по обеспечению льготного проезда на уровень местного самоуправления.

Депутатам больше приглянулся первый вариант. Комментируя проблему «Резонансу», председатель экономического комитета облдумы Олег Галкин заметил, что оснащение транспорта специальными терминалами является сложным только на первом этапе, в дальнейшем технология уже будет отработана. Наличие терминала можно прописать как условие для участия в конкурсе перевозчиков, поэтому с конкурсами проблем тоже не возникнет. Олег Александрович также заметил, что большую часть долга министерства транспорта по итогам 2009 года (122 млн рублей) можно было бы покрыть за счет содержания ГАУ за год, так как суммы почти эквиваленты. В итоге средства придется взять из 500 млн рублей, заложенных на убытки, и назвать эту статью «долгами прошлых лет».

Причем сделать это необходимо срочно, так как перевозчики страдают вдвойне: из-за долгов при одновременном отсутствии решения о повышении тарифов.

Депутат подчеркнул, что если после расследования возникнет подозрение в незаконной растрате средств управлением, к ответственным будут применены санкции уголовного характера.

Вместе с тем Олег Галкин заметил, что не Шейкин автор «серой» схемы, она работала до него и работает сейчас. Поэтому не ясно, к кому в конечном итоге предъявлять претензии, которые в равной степени обоснованны и к зампреду областного правительства Александру Стрелюхину, курирующему транспортный блок, и к губернатору Павлу Ипатову.

Депутат подчеркнул, что ГАУ стало своеобразным «кошельком министерства», позволяющим решать «некоторые вопросы», что не могло не устраивать министра.

Также облдеп выразил непонимание, чем занимается антикоррупционный комитет правительства: «Когда разрабатывается новый законопроект, то с ним идет бумажка на трех строках, сообщающая, что «признаков коррупционной составляющей не выявлено». Как комитет работает на практике, мне неизвестно».

Несколько иное видение решения проблемы «Резонансу» высказал Олег Петров.

По его словам, реализация поддержанной депутатами идеи о введении электронных терминалов представляется более сложной технически. К тому же потребует существенных материальных затрат, так как оборудовать необходимо каждую единицу легкового (включая и все маршрутные такси) и электротранспорта.

Кроме того, применение электронных билетов потребует заключения соответствующих соглашений с перевозчиками, а договоры на текущий год уже подписаны. Передача же госполномочий по обеспечению льготного проезда на уровень местного самоуправления возможна и до истечения года.

Олег Петров также сообщил, что поступившие материалы из счетной палаты в настоящее время рассматриваются прокуратурой, но решение по ним еще не принято.

Таким образом, можно заключить, что Шейкин вполне может избежать ответственности и на этот раз и выйти сухим из воды.

Транспортный оброк

Между тем в транспортной сфере есть человек, который еще давно предупреждал всех о грозящей опасности, писал обращения в прокуратуру, организовывал пресс-конференции по поводу незаконной деятельности ГАУ «Управление пассажирских перевозок», при этом постоянно подвергаясь ущемлениям со стороны Шейкина, – Александр Тимошок, председатель совета директоров ООО «Пассажирское речное управление».

Александр Михайлович рассказал «Резонансу» историю своих взаимоотношений с министерством:

— Пассажирскому речному управлению пришлось столкнуться с деятельностью ГАУ в 2008 году. Прежде ПРУ всегда получало деньги напрямую из казначейства в объемах, запланированных областной думой. Затем Геворг Джалавян, бывший тогда министром транспорта, изобрел, что все средства должны идти через министерство. Когда ему поступали деньги, он задерживал платежи, и за счет этого имел определенную дельту. Незадолго до ухода следующего министра – Кузнецова – и непосредственно к приходу Шейкина было создано ГАУ. И всю схему работы ГАУ, в том числе и кабальные договора, мы получили именно при Шейкине.

Когда нам впервые показали договор, он поверг нас в шок. За то, что ГАУ перечисляет деньги, было заложено примерно 8,7%, которые мы должны отдать им за работу. Причем нас еще обязывали по их рекомендации участвовать в благотворительных проектах. Мы категорически отказались подписывать такой договор и настояли исключить эти пункты. Причем в договоре устанавливалась сумма компенсации в 9 млн рублей, на которую мы не выходили. Однако нам настоятельно рекомендовали все равно подписать документ, мотивируя это тем, что министерство выбьет больше средств в думе. Мы направляли жалобы в правоохранительные органы, пытались оспорить как договор, так и существование ГАУ, поскольку было очевидно, что это – чисто коррупционная схема. Министерство перечисляет деньги ГАУ, которое полностью контролирует, а оно может делать абсолютно любые платежи: покупать путевки, выплачивать большие зарплаты. Для перевозчиков же эта структура – лишняя трата денег.

В итоге в середине года договор мы все же заключили, однако по итогам навигации министерство не выплатило нам порядка 1,5 млн рублей за выполненную работу.

Когда в 2009 году был снова объявлен конкурс, мы объяснили, что предложенный договор для речного транспорта не подходит, и отказались участвовать в конкусе. В договоре опять фигурировали проценты отчислений для ГАУ; обязанность выполнять договор, даже если министерство не перечисляет деньги; оплата льготных перевозок по факту, а не по предоплате, как это делается во всем Поволжье.

Казанское предприятие тоже отказалось участвовать в конкурсе на предложенных условиях. Тогда был заключен договор с казанцами напрямую и на других условиях, что, я предполагаю, является нарушением законодательства. Причем цена договора на конкурсе объявлялась в сумме 9 млн рублей, а казанцам заплатили почти 18 млн.

Из-за задолженности министерства у нас возникли долги по зарплате перед сотрудниками. Это привело к дисквалификации директора – очень компетентного человека с высшим образованием. Прокуратура предложила директору исправить статотчетность и скрыть задолженность по зарплате, но мы отказались, так как это уголовное преступление. Поэтому дисквалификацию директора мы рассматриваем как акт мщения со стороны транспортной прокуратуры за непослушание.

Что касается того, что ГАУ в ходе своей деятельности саккумулировала уйму денег, то я уверен, что 94 млн – это только то, что удалось найти.

Представьте объемы сумм, которые прошли по льготным перевозкам и регулируемым тарифам для всех видов транспорта (железнодорожного, речного, электротранспорта и автобусов местного и пригородного сообщения), на приобретение школьных автобусов, и везде, по всей вероятности, отчислялись 8,7% – деньги, которые увели из бюджета.

Когда начали перечисляться средства за регулируемые и льготные тарифы, автотранспортные предприятия в районах немного «вздохнули». Но их тут же принялись заваливать поручениями создавать новые системы контроля, вводить ГЛОНАСС, программы бюджетирования стоимостью почти в миллион рублей для одной компании. Транспортные предприятия начали заставлять заключать договора (теперь на создание программ бюджетирования) и перечислять средства за это в другие регионы, где сделки сложно проверить. В тех компаниях, которые не соглашались исполнять поручения, менялись руководители.

В этой связи идея с электронными билетами видится как еще один пример угнетения перевозчиков и намерения обобрать бюджет.

Может быть, ГАУ и необходимо для работы, но не в том виде, в каком оно существует. Если оно создано как государственное автономное учреждение, то должно финансироваться за счет бюджета,  пусть дума утверждает его расходную смету, и все проблемы будут решены. Даже думу и правительство контролируют, а ГАУ – никто.

Я не понимаю, почему прокуратура не принимает действенных мер по сохранению государственной казны и пресечению незаконных действий. У меня лично сложилось впечатление, что в прокуратуре кто-то очень влиятельный сильно дружен с Шейкиным и закрывает ей глаза на то, что делалось в минтрансе, а может быть, даже был в доле от такой работы. Я считаю, что должна быть проведена проверка, которая подтвердит или опровергнет имеющуюся информацию.

Я писал массу заявлений о незаконности получения первого диплома Шейкиным. Даже сам Шейкин признался в одном из интервью, что ему надо привести в соответствие свой украинский диплом. Но до сих пор прокуратура не приняла мер по защите госинтересов в том, что необходимо признать диплом СГАП незаконным.

Не привлекались к ответственности и специалисты, признавшие украинский диплом Шейкина по первому образованию соответствующим российскому государственному образованию. Хотя на 2002 год уже существовала стройная система сертификации иностранных дипломов в России.

Тогда можно будет вернуть в казну области денежные средства, незаконно полученные Шейкиным в качестве зарплаты.

Мы просчитывали, сколько бывший министр потратил на самопиар, потому что прекрасно знаем, в каком издании какая статья и сколько стоит. У нас получалась сумма порядка 3 млн рублей, которые он заставил выплатить транспортные и страховые организации. Страховые компании должны публиковать статьи в СМИ, направленные на профилактику аварийности, и вот вместо этого они направляли средства на оплату шейкинских медиа-кампаний.

Шейкин – это наш Остап Бендер, и он еще не закончил свои махинации. Он запустил руки и в ипотечные компании, зарабатывая деньги на кредитах».

То, что прокуратура неравнодушна к экс-министру и в целом к министерству транспорта – несомненно. Кто понесет ответственность за то, что бюджет лишился как минимум 100 млн рублей, рассосавшихся в околоминистерских структурах, ангажированных министрами? Будем надеяться, что прокуратура области проведет непредвзятое расследование, в том числе и среди своих сотрудников, и мы получим достоверные ответы на эти вопросы.

http://www.4vsar.ru/articles/gazeta-rezonans/3314.html