КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Николай ПАНКОВ: «На коротком участке авантюристы побеждают, на длинной дистанции торжествует закон».



В ведении этого человека, государственного советника Российской Федерации 3 класса, находится немало судьбоносных для Саратовской области вопросов. «Зона ответственности» – называет он наш регион, не единственный, находящийся под его надзором. О личных и партийных взглядах на политическую конкуренцию, черный пиар и деятельность исполнительной власти депутат Госдумы, руководитель исполкома регионального отделения партии «Единая Россия» Николай Панков рассказал в интервью «Взгляду».

ЭТО НЕ ПОЛИТИКА, ЭТО ПРОСТО… БОРЬБА

– Николай Васильевич, все сейчас ждут указа Президента о назначении губернатора. Кто бы ни был назначен, это будет означать завершение некоего этапа в жизни области. Как вы его охарактеризуете? Какие силы сегодня имеют определяющее значение на политическом поле региона?
– Тему назначения губернатора я не считаю актуальной для обсуждения. Уверен, Президенту представлены достойные кандидатуры, и назначение произойдет в установленные сроки. Хотел бы поделиться своими впечатлениями о работе власти в Саратовской области. Как у депутата Государственной думы, она вызывает у меня некоторые нарекания. Очевидно, например, что часть чиновников областного правительства уже сегодня прекратили свою работу и ждут, гадают, собирают сплетни, кто будет назначен. Что мне кажется неправильным.
Из политических оппонентов в регионе сегодня не могу назвать ни сильных, ни более-менее заметных. Неслучайно на состоявшемся недавно заседании Госсовета Дмитрий Медведев, рассматривая вопросы политической системы в государстве, признал, что оппозиция сегодня не работает в том ключе, в котором хотелось бы.
– Тем не менее, политическая конкуренция необходима…
– «Единая Россия» как раз за это. Вспомните, два года назад мы создали на базе партии дискуссионные политические клубы, для того чтобы представители гражданского общества участвовали в обсуждении тех или иных законов, той или иной темы. Ведь мы их создали! Видя, что нет конструктивной оппозиции, были вынуждены внутри партии создавать эти демократические институты.
Ведь, что я подразумеваю под оппозицией? Если одна из партий делает что-то плохо или делает что-то недостаточно, то это могла бы сделать оппозиция. Вот «Единая Россия» строит школы, физкультурно-оздоровительные комплексы, бассейны, объекты здравоохранения. Почему бы нашим оппонентам в Саратовской области не сделать что-то параллельно, например, построить школу? Пусть не пять – хотя бы одну? Чтобы сказать: вот это наш проект. А у нас что получается? Оппозиция пользуется теми же правами, теми же возможностями, что и ЕР. Если брать парламенты, то они также имеют право голоса, имеют право влиять на власть, высказываться о ее недоработках. Но у нас оппозиция идет в основном не в конструктив, а в раздрай.
– В цивилизованном мире оппозиция всегда спорит с властью.
– Согласен, они спорят, но показывают, что сделали сами. У нас же не вижу со стороны оппозиции ничего, кроме призыва к каким-то радикальным мерам. «До основанья, а затем»… Даже когда идет речь о выделении финансирования на ремонт и модернизацию школ, то оппозиция зачастую голосует против. Хотя именно так, через конкретные дела эти партии могли бы упрочить свои позиции в регионе.
И потом, посмотрите, что произошло на общероссийском политическом поле прошлой осенью. Оппозиция, понимая, что наступает мировой финансовый кризис, надеялась, что население возьмет и просто за нее проголосует. Но этого не случилось. Население сплотилось вокруг власти, вокруг тех шагов, которые делаются. Что такое кризис? Он начинается с маленького села, района. И область должна работать более эффективно и лучше в такой обстановке. А когда на протяжении пяти лет в Саратовской области был профицит бюджета, то есть лишние деньги, их можно было бы рационально использовать – погасить кредиты в банках, модернизировать экономику, оказать поддержку предприятиям, создать новые рабочие места. Но этого же не было сделано.
– Это и многое другое часто как раз и становится поводом для критических высказываний оппозиции в адрес действующей власти, губернатора…
– Честно сказать, не слышал, чтобы оппозиция обвиняла власти региона, они всегда обращаются с претензиями только к государству. И это как раз выявляет слабость оппозиции и областной власти. И вот мы видим результат: в Балаково состоялся митинг, на который действующая власть отреагировала не сразу. А ведь мы всегда считали, что Балаково как родина губернатора на особом счету. Именно региональные чиновники занимались там кадровыми вопросами по согласованию и назначению главы района, муниципальной власти, МУПов… А претензии почему-то к партии. Сегодня выяснилось, что жилищно-коммунальное хозяйство там аффилировано с депутатом областной думы от Балакова. Другой вопрос – строительство нового завода: с одной стороны, хорошо, создаются новые рабочие места. Но с людьми-то надо говорить! К ним надо выходить, вести диалог! Им нужно объяснять свои шаги, свои промахи. И тогда население поймет и не встанет под флаги оппозиции. Уверен, что в Балаково на митинг вышли не только те, кто поддерживает оппозиционные партии. Прежде всего, это был протест против властей района и области. Они не идут на диалог с людьми, имея кучу министерств, имея кучу чиновников. Помните, сколько вопросов было и по засухе в Заволжье? По компании «Пугачевское молоко»? Все эти вопросы были к действующей региональной власти, а она на них не реагировала. Это и послужило тому, что люди стали выходить на улицу.
– Мы пришли к тому, что претензии к действующей власти, и во множестве, имеет «ЕР». Это не может не повлиять на ситуацию…
– Да, я как депутат Государственной думы открыто и в СМИ высказываюсь о тех недостатках, которые есть в работе региональной власти разных уровней – кто работает неэффективно, неправильно. Взять сегодняшнюю трагедию со снегом. Не только в Саратовской области, в других регионах РФ уже лет тридцать не выпадало такого количества осадков! И когда областная власть наблюдающе смотрит за тем, как Саратов зарывается, переводя все стрелки на город, это неправильно. За все в области отвечает правительство Саратовской области и губернатор лично. Помню раньше, лет десять назад, при Аксененко и при Аяцкове были снегопады, и тогда технику свозили со всей области. А сегодня речь идет о введении чрезвычайной ситуации. Здесь видны недоработки областной власти. По-другому относиться к этому не могу. Поэтому попросил бы чиновников не ждать выхода указа Президента, а работать. Плохо, что чиновники первую половину срока полномочий рапортуют о победах, а вторую ждут, что будет. Российская Федерация останется, Саратовская область останется. Жители области никуда не переедут. Из этого надо исходить и работать для населения. И не резать ленточки на объектах, финансируемых за счет средств федерального бюджета. Надо создавать свои региональные проекты и вести их.
– Как в связи со всеми перечисленными недоработками вы оцениваете шансы Ипатова?
– Я не хотел бы забегать вперед. Что касается партии «Единая Россия», то она свои предложения сделала. Дальнейшее не является нашей прерогативой. Все кандидаты –равнозначные и самостоятельные фигуры, известные в области.
– Вы упрекаете оппозиционные партии, которые, как вам известно, упрекают «Единую Россию» в монополизации политического пространства, в использовании административного ресурса…
– Это не так, а скорее всего намеренный уход от реального представления о ситуации. Это несуществующая проблема по объективным причинам. Давайте вернемся к выборам. После октябрьских выборов оппозиционные партии громко заявили о нарушениях и монополизации и начали проводить митинги, делали громкие заявления, уходили с заседания Госдумы… Тем самым, на мой взгляд, ввели в заблуждение руководство страны. Но давайте посмотрим статистику. Ведь чтобы выиграть, надо сначала хотя бы кандидатов выдвинуть. На выборы в органы местного самоуправления партия ЕР выдвигала 93% мандатов всех уровней. А оппозиция в общей сложности не больше 10-12%. Некоторые партии даже 5% не выдвинули. Откуда же тогда они хотят набрать большое количество избранных депутатов? Они просто их не выдвигают!
Прозвучало даже такое мнение – давайте все поделим. 40% – ЕР, остальным поменьше. Но так же нельзя! Чтобы что-то получить, необходимо сначала что-то сделать. Говорили, что много нарушений со стороны ЕР, но когда проанализировали, оказалось, что в судах не более восьми дел по реальным фактам нарушений по всей России. Из них признано обоснованными три обвинения. Можно и по Саратовской области взять статистику. Она не будет другой.
Оппозиционные партии даже не хотят выдвигать людей в районах. Всем интересны крупные города, никто не хочет идти в местное самоуправление. А потом говорят – административный ресурс, пробиться оппозиционерам не дают. Если у нас с вами в Заволжье власть региональная даже не выезжала, чтобы разобраться во время засухи, молокозавод в Пугачеве дошел до депутатов Госдумы, минуя все региональные уровни власти. Это как раз говорит о том, что административный ресурс в области отсутствует. Нет монополии. Просто голосуют за тех, кто оказал реальную помощь. И когда оппозиция говорит: давайте все вплоть до органов местного самоуправления проводить по партийным спискам, мы не против. Только и вы свои партийные списки просмотрите, кто там у вас? Представители каких финансово-промышленных групп? Вот ведь в чем беда…
– Давайте перейдем на личности. Политический процесс формируют они. Кого вы могли бы назвать в Саратовской области, включая оппонентов ЕР?
– Не вижу из оппонентов ЕР никого. Ну, кто – Валерий Рашкин? Не хочу называть его личностью, как диспетчер завода, может, он и был на месте. Я знал лично Анатолия Гордеева – секретаря обкома партии, который работал в Саратовской области. Это была личность среди коммунистов. Я знаю, как раньше работал Пожаров в «Справедливой России». Да, этот человек хотел работать в партийной системе. А сегодня кто? Самсонова – руководитель Торгового центра? Которая больше, наверное, защищает свой бизнес, чем жителей. Или депутат Госдумы Кира Лукьянова с ее плакатами, где она обещала все сделать для Саратова. И где она работает? В комитете Госдумы по предпринимательству. Насколько знаю, у нее и муж банкир. Может, защищают они свой семейный бизнес? От ЛДПР в области сейчас работает новый человек. Они хотя бы что-то предлагают… А больше никого не вижу. В основном это люди из финансово-промышленных групп, которые использовали партийный бренд оппонентов в своих целях.

ФПГ КАК ДИАГНОЗ

– Постоянное противоборство на политическом поле – это наш, саратовский диагноз или часть общей картины? Вы имеете возможность сравнить с ситуацией в других регионах, в Южном федеральном округе.
– Да, Саратовская область выделяется этим среди многих. Мне есть с чем сравнивать. В Южном федеральном округе бывает, конечно, выходят несколько десятков человек, заявляют какие-то свои требования к региональной власти, и власть оперативно реагирует. Но массовых митингов как формы проявления недовольства граждан там нет. Депутаты Госдумы от ЮФО всегда поддерживают регион, когда идет принятие бюджета, конкретного финансирования субъектов, невзирая, к какой партии они принадлежат. Только у нас госдепутаты-оппозиционеры от Саратовской области голосуют против финансирования своего же региона. Только у нас оппозиция в областной думе заявляла, что будет голосовать против введения должности уполномоченного по правам ребенка и многих других актуальных вопросов, касающихся жителей области.
Во многих регионах нет и таких методов борьбы с политическими оппонентами, как у нас. Считаю, что в Саратовской области большое влияние на политическую ситуацию пытаются оказывать финансово-промышленные группы.
– Вы уже не раз упомянули о роли финансово-промышленных групп, но в их участии в политике нет ничего принципиально нового. Во всем мире власть и деньги неразрывно связаны.
– ФПГ – я так называю тех, кто, скажем так, работает не в рамках законодательства. Мне кажется, что немногие регионы могут похвастаться, как Саратов, тем, что финансово-промышленные группы пытаются выдвигать условия действующей власти. Специально нагнетаются настроения, создаются вымышленные проблемы и моделируются противостояния. Все это ради одной цели – чтобы провоцировать власть на действия в свою пользу, для своего обогащения и обогащения своих предприятий. Мы все помним объекты в области, которые ушли за бесценок именно благодаря такому «лоббированию». Я выступал в СМИ, когда плавательный бассейн школы №32 в Энгельсе, здание площадью 3 тыс. кв. м было продано за 3 млн руб.! Мы видели, что хотели сделать с Саратовской таможней, когда она, как тогда говорили, срослась с бизнесом. В этом проявляется слабость власти и различных правоохранительных, надзорных органов, которые должны стоять на страже закона, а не кривить душой. Да, это сложно. Потому что если какой-то чиновник или кто-то из власти начинает ставить заслон таким проявлениям, то на него сразу обрушивается масса черного пиара, грязи. Не каждый может через это пройти и выстоять. Многие скажут: да закрою я лучше на это глаза, подпишу я ему эти пять гектаров земли за миллион рублей! Главное, чтобы меня не трогали! А это неправильная позиция.

PRотивостояние

– PR-войны – наша проблема, но есть и другое мнение. В Саратовской области пресса на высоком профессиональном уровне именно из-за накала политической борьбы. В других областях, где все тихо и мирно, уровень прессы ниже всякой критики.
– Не политическая у нас борьба, а экономическая, поймите! А СМИ становятся средством такой борьбы. Причем проплаченной борьбы. Анализируя ситуацию в других регионах, округах, не только ЮФО, могу сказать: таких грязных технологий, как у нас, нет нигде. В Саратовской области финансово-промышленные группы вкладывают огромные ресурсы в информационное содержание. Как мне стало известно, за одну из информационных провокаций, которая была развернута против меня, было заплачено 60 тыс. долларов. Представляете, какие деньги?! Что на них можно было сделать?! Купить детям спортивный инвентарь, отремонтировать класс, школу. Да массу хороших дел. Ничего этого нет!
Если ФПГ покупает земельный участок площадью 5 га за 1 млн 200 тыс. руб. при его рыночной стоимости 300 млн руб, то не удивительно, что эти люди готовы заплатить еще миллион СМИ, чтобы они развернули информационную кампанию против тех, кто выступает противником незаконного выделения этой земли. Считаю, что это грязная кампания против людей, которые переживают за город. Думаю, вы тоже переживаете. Нам же хочется, чтобы Саратов процветал, чтобы были парки, зоны отдыха. А что получается? Здесь частная собственность, сюда нельзя, потому что здесь кто-то все скупил. А горожане, мы с вами, от этого ничего не получили. Я бы согласился, если эти пять гектаров были отданы не за миллион, а 300 млн, которые отдали бы в казну города. На эти деньги бюджет бы построил детские сады, какие-то спортивные сооружения, улучшил здравоохранение, потратил деньги на снегоуборочную технику….
– По черному пиару какова линия партии? Не замечать, отвечать тем же?
– Линия простая – это стратегия здравого смысла и человеческих качеств. Мне или другому партийцу ничего не остается, как идти в суд и отстаивать свою правоту. Этот путь долгий, но он в рамках механизма действующего законодательства. Мы не можем действовать так, как действуют те же финансово-промышленные группы. Вы посмотрите, какие методы они используют – одному ноги переломали, другому голову разбили, третьего напугали, четвертому машину подожгли… Ведь проблема существует! Кто это делает? Считаю, те, кто не в ладу с законом, кто отстаивает свой незаконный бизнес.
Если говорить о грязных пиар-акциях, направленных против меня с использованием так называемых черных пиарщиков или еще там кого, то они это делают, чтобы отвлечь меня от реальных дел. Запускают тепловую ракету, как я это называю. Знаете, как вертолет, когда взлетает, запускает тепловую ракету, чтобы его не сбили. Вот и у меня сложилось впечатление, что как только дело касается судебного процесса по земельному или имущественному вопросу, то сразу выливается ушат грязи, чтобы отвлечь меня от основного. Где-то получается. Поэтому как у депутата один выход – идти в суд. А какой тут может быть еще вариант? Протянуть руку этим ФПГ и сказать: ребята, не буду вам ни в чем препятствовать, разоряйте и дальше город Саратов, обогащайтесь! Так? И все СМИ, аффилированные к ним, сразу перестанут меня критиковать. Но я на это не пойду и буду доказывать правоту через суд. Потому что несу ответственность перед жителями Саратова, которые голосовали за меня. Так воспитан. Это заложили в меня родители, это давали мне в школе-интернате, техникуме, армии. Учили, что в любом случае правда восторжествует, как бы тяжело ни было ее доказывать.
– Положительных примеров нет? Часто благие дела местного бизнеса остаются незамеченными…
– Возможно, есть и в ваших словах доля истины. В Саратове меценатство было развито еще в купеческие времена. Состоятельные люди тогда строили школы, больницы. У нас и сейчас проживает много богатейших людей. Есть те, кто помогает городу, участвует в его жизни, платит налоги, законно ведет бизнес. Таких людей надо поддерживать, оберегать. Потому что, наблюдая несправедливость, и местные предприниматели не развиваются. Они уходят в другие регионы. Когда встречался с пензенским губернатором Василием Бочкаревым, он сказал, что в Пензе зарегистрировано много саратовских предпринимателей. Почему? Он создает условия по налогообложению, льготам. Это опять же вопрос к областной власти, к партиям. Думаю, задача партий как раз в том, чтобы к ним приходили честные предприниматели. Чтобы они видели, что власть создает им условия в городе, области и борется за честный бизнес.
Когда мы проводили круглый стол по итогам последнего госсовета по преобразованию политической системы, то представители бизнеса – я считаю, для Саратова это был крупный бизнес – спрашивали: почему нас не задействовали? Они нам тогда честно сказали: мы не являемся приверженцами ЕР, но мы пришли, потому что нас хотят здесь выслушать, и мы хотим высказать какие-то свои соображения. А почему на региональной площадке их никто не собирает, не продвигает их бизнес, не спрашивает их мнения? Министерство промышленности сегодня к чему скатилось? Что оно реально делает? Отчитывается по показателям, которые дает ему бизнес?
А сколько инвестиций привлечено за последние пять, десять лет?
– Часто приходится слышать это обвинение в адрес правительства. В чем, по-вашему, причина отсутствия инвестиций?
– Ну что можно назвать за последние годы? «Икея», которая создается, чтобы, как пылесос, работать на высасывание денег у населения? Или «Метро»? А что еще? Фактически регион живет за счет федерального бюджета. А где развитие собственной экономики?
Инвесторам нужно создавать условия, гарантировать стабильность, нужна игра по открытым правилам и в рамках закона. А у нас в регионе существуют ФПГ, которые привыкли использовать собственность города и области, как свою личную. В условиях постоянной экономической борьбы выливается много грязи. В частности, на меня вылилось много грязи и лжи. Как депутат Государственной думы понимаю, что должен защищать интересы жителей. Но инвестор, видя это, сюда не пойдет. Зачем ему надо рисковать своим честно нажитым бизнесом, своей репутацией?

АМОРФНЫЙ КОНСТРУКТИВ

– Вы следите за формированием Общественной палаты области? Есть мнение, что ЕР провела в этот орган в основном своих приверженцев.
– Не думаю, что Общественную палату нужно рассматривать как орган той или иной партии. В законе написано, что они должны приостановить членство в партии. ОП рассматриваю в первую очередь как общественный орган, который отстаивает интересы жителей области. Посмотрите, все говорим, что к 65-летию Победы должны отдать дань уважения нашим ветеранам. У нас в городе поднимался вопрос о доме ветеранов в Заводском районе, где нет инфраструктуры, где низкое качество строительной отделки. Для чего его сделали, чтобы создать ветеранскую резервацию? Где в таких вопросах Общественная палата? Почему она не высказывается по острым, злободневным проблемам? По вопросам строительства, по экологии? Я против палаты, которая, как аморфное тело.
– В чем, на ваш взгляд, причина аморфности?
– Наверное, в подборе состава. Многие люди туда идут для того, чтобы отсидеться. Я хорошо отношусь к тем, кто находится в руководстве, они получают неплохие зарплаты, но… Что могут сделать те, кто пришел еще из той эпохи? Они как наблюдали жизнь через стекло автомобиля, так и сейчас наблюдают. Общественная палата должна наполняться людьми, которые имеют свое мнение. Пускай даже их мнение не совпадает с большинством. Для того и создавалась палата, чтобы в рамках дискуссии обсуждать ту или иную проблему общества, слышать разные мнения и приходить к пониманию.
– Отношения областной думы и губернатора за историю Саратовской области было разным – партнерские отношения, конфликтные, превалирование мнения губернатора. Как вы считаете, какая форма наиболее полезна для развития региона?
– Дума не должна конфликтовать с исполнительной властью. Но конструктивная оценка той или иной ситуации должна быть. Это не должно быть министерство при правительстве Саратовской области. У нас как раз не такой случай – Саратовская дума имеет свое лицо. Наверное, где-то она должна оперативнее реагировать. И если какие-то вопросы упускает исполнительная власть, дума могла бы заменить ее. Например, то, о чем говорил выше, – если правительство уделяет недостаточно внимания предпринимателям, то дума могла бы создать совет по предпринимательству. Если есть какие-то перегибы в использовании областного бюджета, должна оперативно реагировать на это. Вот в такой конструктивной работе они должны дополнять друг друга. И от этого выиграют только жители.
ПРЕДСКАЗУЕМОСТЬ ПРАВДЫ

– Вы много проводите времени в Саратове, в то время как многие ваши коллеги – депутаты Госдумы от Саратовской области прочно прописались в Москве. С чем это связано?
– Мне необходимо встречаться с избирателями, вести прием в приемной лидера партии Владимира Владимировича Путина, для того чтобы понимать, какие проблемы существуют у населения. Мне нужна обратная связь, чтобы принимать законодательные инициативы. Задача депутатов Госдумы – работать в тесной связи с региональным парламентом, вместе с правительством области решать вопросы жителей. Иногда это получается в виде конструктивного диалога, иногда приходится высказываться по неэффективной работе чиновников. Но ничего личного, это моя работа. Согласен, есть депутаты, которые почти не бывают в родном регионе. Это опять возвращает нас к тому, почему ЕР поддерживают избиратели. Да, мы работаем в округах. В отличие от оппозиционных партий.
– В качестве одной из ваших характерных черт в политике считается предсказуемость. Вы по натуре не авантюрист или оставляете авантюризм для частной жизни?
– И на работе и вне нее – не авантюрист. Предсказуемость… Наверное, так и должно быть. Считаю, что политик должен принимать взвешенные решения. Мои решения не должны основываться на импульсивных вещах. Пускай даже иногда это какая-то острая ситуация. Ко мне обращаются разные люди, но стараюсь всегда быть на стороне закона и на стороне жителей области.
– Но именно авантюризм помогает вашим оппонентам в чем-то опережать, переигрывать вас…
– Может, на коротком участке они и выигрывают. Взяли, бросили грязь, оболгали человека, повесили на него то, чего он не делал. А с течением времени выяснилось, что это была провокация, что они были не правы. Уверен: на длинной дистанции они проиграют. Поэтому не стараюсь подстраиваться под авантюризм моих оппонентов. Убежден, правда все равно восторжествует, хотя по времени ее доказывать дольше.
– Владимир Путин признавался, что слушает аудиокниги в машине. А у вас остается на это время? Что слушаете, читаете?
– Для отдыха времени мало, поэтому в основном смотрю фильмы. Исторические, патриотические. Когда бываю в Москве, стараюсь ходить в кино на новинки. Смотрел «Тараса Бульбу». Такие фильмы мне нравятся.
– А прессу читаете? Какие-то саратовские издания присутствуют постоянно на вашем столе?
– В основном пользуюсь интернет-ресурсами, просматриваю сайты. А сказать, что что-то регулярно читаю… Нет. Просто когда знаешь, кто за каким изданием стоит и кто какую информацию размещает…. А сайты смотрю многие: всех 13 субъектов ЮФО – по работе, сайт партии «Единая Россия» в этих регионах. Большая часть саратовских информационных сайтов занесена у меня в «Избранное». А газеты не всегда удается читать. Некоторым вообще стараюсь не давать комментарии, потому что они не отражают объективно картину происходящего. И это не их вина, а тех финансово-промышленных групп, которые через СМИ пытаются или скомпрометировать кого-то или представить ситуацию в искаженном виде. То есть то, о чем я вам уже говорил.
– Удачи вам в борьбе.
– А вашему изданию – побольше читателей и острых, интересных материалов. А еще пользуясь случаем хочу поздравить всех женщин с праздником и пожелать им всего наилучшего!

http://sarvzglyad.ru/?news_id=2969