КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Ищу тебя.



Нашедшему Павла Гришина просьба вернуть за вознаграждение

Саратовская область понесла невосполнимую утрату. С некоторых пор со страниц газет, экранов телевизоров и волн радиоэфира исчез главный федеральный инспектор по Саратовской области. Эта потеря оказалась столь неожиданной для жителей губернии, что заметили ее лишь спустя полгода и далеко не все. Как теперь будет жить «осиротевшая» область? Кто защитит права и интересы саратовцев? И куда же подевался наш горячо любимый инспектор?

Без вести пропавший

Первое время после прихода на новую (читай – «хорошо забытую») должность ГФИ по Саратовской области в мае 2007 года Павел Гришин был очень общительным чиновником или, во всяком случае, очень старался, чтобы о нем так подумали. Ежемесячные пресс-конференции, совещания, заседания и брифинги – саратовские СМИ были частыми и желанными гостями у ГФИ. На своих встречах с прессой чиновник регулярно делал громкие заявления о том, что намерен сажать коррупционеров, поддерживать общественников и, вообще, наводить порядок в области. И всем очень хотелось в это верить.

На одной из своих самых первых пресс-конференций в августе 2007-го ГФИ поблагодарил журналистов за то, что он «пришел в область с хорошей прессой». «Многие авансы слишком завышены, – отметил г-н Гришин. – Но для нас это большая поддержка и огромный ресурс, что особенно важно на старте». Однако стоило только г-ну Гришину миновать этот самый «старт», как все изменилось.

Теперь получить комментарий у ГФИ практически так же сложно, как и дозвониться лично до Президента, в областных СМИ чиновник появляется настолько редко, что не все из подрастающего поколения журналистов знают, кто это такой. Череда пресс-конференций и брифингов оборвалась так же неожиданно, как и началась. Реже чиновник стал появляться и на официальных мероприятиях, а на тех, что все же посещает, просто сидит рядышком с губернатором и молчит. Ни тебе обличительных выступлений, ни результатов борьбы с коррупцией, ни выговоров местным властям за промахи, которых в последнее время было хоть отбавляй.

На официальном сайте ГФИ (www.saratov-gfi.ru), который, по идее, должен быть отражением всех слов и жестов инспектора, о Павле Гришине напоминают лишь редкие поздравления саратовцев с праздниками, тогда как главное действующее лицо всех новостей – полпред Президента РФ в ПФО Григорий Рапота. Аналитическая информация, которой некогда славился сайт, не обновлялась с 2008 года.

Сам Павел Николаевич изредка радует поклонников своей деятельности вручением сертификатов слушателям МАГУ, паспортов юным гражданам России и напутствиями во взрослую жизнь выпускникам саратовских лицеев. Но вряд ли это именно те поступки и дела, о которых хотели бы услышать жители губернии. Кроме того, так надолго с арены саратовского политического цирка ни один из ГФИ губернии еще никогда не пропадал.

Возможно, такой замкнутый образ жизни Павла Гришина стал прямым следствием его назначения на должность председателя совета директоров ОАО «Саравиа». Безусловно, для того чтобы совмещать две столь ответственные должности, ГФИ приходится «выкладываться» по полной программе, но для человека с такой трудовой биографией это не должно было стать серьезной проблемой. Он имеет большой опыт работы, как в государственных структурах (министр торговли правительства Саратовской области, первый замминистра экономики губернии), так и в бизнесе (вице-президент Российской зерновой товарной биржи).

Более того, во время службы г-на Гришина на должности ГФИ. Мордовии его считали очень влиятельным человеком, ставя вровень едва ли не с президентом республики. Там он действительно зарекомендовал себя опытным руководителем, сумевшим собрать вокруг себя серьезную и сильную команду.

Чего-то подобного от него ждала и саратовская общественность, радовавшаяся его приходу на должность ГФИ, как первому снегу. «Вот он – гроза взяточников, защитник униженных и оскорбленных, усмиритель распоясавшихся политиков», – думалось саратовцам во время назначения г-на Гришина. Именно он, будучи человеком аполитичным, должен был вести жесткую политику по восстановлению управляемой вертикали власти на территории региона, выстроить такую систему, чтобы каждый из саратовских чиновников был управляем. И когда-то он стоял в перечне фамилий, к которым обращались граждане с открытыми письмами, но ныне упоминаний о ГФИ в таких посланиях нет.

Прошло три года. Что же удалось за это время сделать Павлу Гришину на своей должности? Да, в области в некотором роде достигнуто политическое равновесие, но чья это заслуга – вопрос спорный. Да, в последнее время в Саратовской области развернулась активная борьба с коррупцией. Однако ее масштабы скорее напоминают битье по рукам, нежели реальные меры пресечения. Кроме того, в этой борьбе заметна лишь роль правоохранительных органов, тогда как самого ГФИ не видно и не слышно. «Первый снег» растаял, а вместе с ним исчез и сам ГФИ…

Не доросли

Пролить свет на таинственное исчезновение Павла Николаевича «Время» попыталось в беседе с советником ГФИ по работе со СМИ Светланой Нестеровой. Жаль только, что полученные объяснения радости не прибавили.

Советник объяснила молчание шефа весьма просто:

- Павел Николаевич считает, что является пропрезидентской властью, а обо всех проблемах области достаточно говорят сам Президент и полпред Григорий Рапота. И более емко, чем они, он все равно не скажет, поэтому в его общении со СМИ нет необходимости.

Признаться, после таких слов за ГФИ стало по-настоящему обидно.

Нет, конечно, «светиться» в СМИ или же держать нейтралитет – это личное дело каждого чиновника, и популярность г-на Гришина на местных медиаресурсах вовсе не является показателем его работы. Но любому политику или мало-мальски публичному человеку хорошо известно, что набирать «очки» можно не только громкими выступлениями и скандальными заявлениями, но и делами, о которых можно было бы рассказать. Однако в данном случае создается весьма устойчивое впечатление, что Павел Гришин попросту самоустранился. Обещаний громких не давал, отчета держать не должен, а следовательно, и спроса с него быть не может.

Будто бы в подтверждение этих слов выступила реакция сподвижников ГФИ на просьбу «Времени» предоставить информацию о той работе, которую удалось выполнить чиновнику за последние полгода с момента «пропажи». Запрос вызвал настоящий шквал эмоций со стороны г-жи Нестеровой.

- Почему он вам должен ее предоставлять? Вы же газета! Он в Москве отчитывается, а уж никак не перед местной прессой, – возмущенно заявила советница. – Что вы вообще о себе думаете? Это некорректно!

Ответ на вопрос, с каких пор общение с прессой региона, за который поручено отвечать ГФИ, для чиновника стало ниже его достоинства, вероятно, лучше оставить за кадром. Тем более, уж кому как ни Павлу Николаевичу знать, что собой представляет ФЗ «О СМИ».

Найденыш

Совсем было отчаявшись отыскать г-на Гришина в Саратовской области и окрестностях, «Время» совершенно неожиданно получило послание из резиденции ГФИ. И не просто послание, а приглашение встретиться и в личной беседе услышать ответы на вопросы нашего издания.

- Если говорить о том, по какой причине я стал реже появляться в медийном пространстве области, то могу выделить несколько факторов. Во-первых, у нас нет ведомственных СМИ. Во-вторых, во многом все зависит от инициативности самих саратовских СМИ. За время работы в области я дал интервью (журналу «Общественное мнение» в 2007 году – прим. автора). Потом была еще пара обращений от газет с просьбой дать интервью, однако меня не устроил уровень вопросов – они показались очень слабыми и неинтересными. Все возможности для общения со мной есть: регулярно посещаю мероприятия в областной Думе и правительстве, и подойти ко мне до или после совещания может каждый.

Когда меня перевели в Саратовскую область, у аппарата ГФИ действительно были очень частые контакты с журналистским сообществом. И это нетрудно объяснить: нужно было познакомиться с людьми, высказать свою позицию, «притереться» друг к другу. К тому же мой приход совпал с пиком предвыборного периода. Достаточно долгое время мы общались регулярно, я даже давал слово, что до выборов каждые две недели буду собирать пресс-конференции. Выборы прошли, политическая активность снизилась, и стали собираться и общаться в рабочем режиме, если в этом возникала необходимость.

К нам обращаются граждане по нескольким каналам: через сайт ГФИ – один из лучших электронных ресурсов в округе, сайт полпреда, Администрацию Президента, общественную приемную полпреда, пишут письма или же непосредственно приходят в аппарат ГФИ. Мы знаем, что на самом деле интересует жителей области. Постоянно сотрудники аппарата ГФИ принимают звонки с жалобами: то крыша у кого-то протекла, то пробки на дорогах, то инсулин заканчивается в селе, а дорога не прочищена, то канализацию прорвало. Вот что больше всего интересует людей.

Жителям области неважно, на каком мероприятии мы присутствовали, что говорили и какие решения принимали. Им важен конечный результат: чтобы у них в квартире можно было жить, чтобы на улицах стало чище и цены на продукты не поднимались…

Что же касается объема работ, которые я выполняю в должности ГФИ, то он оговорен Положением о главном федеральном инспекторе в субъекте Российской Федерации аппарата полномочного представителя Президента РФ в ПФО. В Саратовской области сегодня вместе с ФГУПами функционирует около 250 федеральных структур, которые необходимо курировать. В нашей работе не так много самостоятельности. Все достаточно жестко регламентировано. С начала года через аппарат ГФИ прошло около 600 документов. Только за март т.г. мы должны подготовить около 80 отчетов. Прибавьте сюда регулярные видеоконференции, систему оперативных совещаний с полпредом, участие в заседаниях совета глав регионов, Коллегию по безопасности при полпреде, Ассоциацию законодателей в ПФО, Общественный совет при полпреде, Квалификационную коллегию судей по Саратовской области, тематические совещания, которые проводятся в регионах ПФО. С правоохранительными органами тоже надо общаться как минимум по несколько раз в день, чтобы в целом держать руку на пульсе областных событий.

Завершить разговор я хотел бы, сославшись на Дмитрия Анатольевича (Медведева – прим. автора). И хотя в цитате речь идет о работе Администрации Президента, значение которой несравнимо выше, чем у аппарата ГФИ, тем не менее, можно провести аналогию и с нашей работой. «Я работал заместителем руководителя Администрации, первым заместителем руководителя, руководителем Администрации Президента. Все это ключевые должности в нашей стране, которые непосредственно связаны с текущей политикой, с обслуживанием ежедневной деятельности Президента, как главы государства. В общем, должности, которые имеют и серьезные полномочия, и серьезную ответственность, но при этом абсолютно непубличные».

Светлана Гетало, “Время” (15.03.2010)

изображение: http://trinixy.ru/pics3/20081216/karikatury_75.jpg