КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Золотой снег.



Белый снег — серый лед
На растрескавшейся земле…

 
Начальные строчки бессмертного гимна советских рокеров этой зимой особенно актуальны. Февраль выдался снежным. За какой-то месяц наш город замело по самую верхушку исполнительной власти. Разгребать последствия циклона доверили этой же верхушке. Под дулом телекамер и подпиской о неразглашении недовольства саратовские чиновники демонстрировали навыки владения лопатой — второстепенным оружием пролетариата. Засидевшийся в кабинетной тиши Вячеслав Сомов, в отличие от своих подчиненных, с явным удовольствием размялся на свежем воздухе и даже немного пошалил со снегоуборочной машиной, направив фонтан снежной пыли в толпу журналистов. В общем, покуражились на славу, но осадочек остался. Лежит, как ни в чем не бывало, на обочинах дорог и тротуарах в виде черных спрессованных глыб замерзшей воды. Кто бы мог подумать, что эта неприглядная с виду субстанция может приносить деньги? Наше расследование показало, что приносит, и немалые.
 
Темная ночь, только трактор рычит в тишине
 
Снежный полигон на второй Гуселке оживает с наступлением темноты. Как только городские улицы пустеют, сюда устремляются сотни КамАЗов, груженых снегом. По крайней мере, такую картину рисуют нам городские чиновники в многочисленных отчетах. К примеру, замглавы администрации по ЖКХ Валерий Васильев, на страницах газеты «Взгляд», рассказывает, как коммунальщики-стахановцы каждую ночь избавляют город от 10–15 тысяч кубометров снега. Чтобы за раз вывезти такое количество осадков, нужно доверху наполнить примерно 1800 грузовиков ЗиЛ или около 1200 КамАЗов.
А как же набивший оскомину плач чиновников о «катастрофической нехватке» техники? Байку про городской парк из 120 единиц передвижного автохлама рядовой саратовец слышал не один десяток раз. Выручает привлеченная техника? Конечно, можно допустить, что сторонние перевозчики снега трудятся от зари до зари, делая за смену несколько десятков рейсов на городские полигоны. Но, скорее всего, объемы работ нещадно завышаются, ведь каждый кубометр, вписанный в графу отчета, имеет денежное выражение. Чем внушительней будут цифры — тем больше бюджетных средств можно «освоить» в ходе снежной кампанейщины…
И еще один интересный момент.
В ходе ночных съемок сюжета для телепередачи «Общественное мнение» мы проторчали на городском полигоне 2 часа, но не увидели ни одной машины. И это — несмотря на сезонную акцию: снег там принимали безвозмездно, то есть даром. С 6 февраля, по распоряжению городской администрации, МУП «СпецАТХ по уборке города» принимало снег на безвозмездной основе. Впрочем, и до волевого решения чиновников здешние цены славились демократичностью — 17 с половиной рублей за кубометр ввозимого снега. Разгрузка того же КамАЗа, по заверениям руководства СпецАТХ, обходится в 140 рублей. Все, что необходимо сделать подрядчику, — это приобрести специальные талоны на утилизацию осадков. Однако за три зимних месяца здесь приняли всего четыре тысячи кубометров снежных отходов. Пока чиновники жаловались на острую нехватку мест для складирования снега, официальный городской полигон фактически пустовал.
 
Куда вывозят снег, в какие города?
 
Долго искать исчезнувшие с улиц сугробы не обязательно. Достаточно проследить за маршрутом снегоуборочной техники. Вот груженный под завязку самосвал движется в направлении парка Победы. Недоезжая мемориала — поворот налево, дальше — через гаражи, и мы в овраге Маханный. Неожиданно дорогу преграждает дорогая иномарка. Сверкая перстнями и распальцовкой, водитель пытается объяснить, что мы заехали на частную территорию. Мужчина заметно нервничал и в единственно доступных себе выражениях просил нашу съемочную группу немедленно удалиться. На все просьбы продемонстрировать документы или хотя бы назвать имя счастливчика, отхватившего лакомый кусок муниципальной земли, динозавр из лихих девяностых отвечал отказом.
Нам все же удалось проникнуть за ограждение. Представшая со склона оврага картина завораживает. Некогда природоохранная зона превратилась в самую настоящую свалку. Овраг засыпан разнокалиберным мусором и токсичным снегом. На дне копошатся бульдозеры и парочка бомжей. Местные работники как один молчат: дескать, никого не трогаем, трактор починяем. А вот и самосвал с табличкой «Уборка города». Не обращая никакого внимания на камеру, водитель спешно вываливает черную снежную массу и тут же ретируется. Нетрудно догадаться, что с наступлением весны снег, обогащенный песко-соляной смесью, соляркой и мазутом, превратится в ручьи и устремится прямиком в Волгу. Вроде и незаконно, и санитарные нормы нарушены, но кого волнуют вопросы экологии, когда на кону солидный куш? В погоне за прибылью мусорные князьки на все СанПиНы давно сугроб положили.
Кстати, «снежный» бизнес — довольно прибыльное занятие. Разгрузка одного транспортного средства — от 250 рублей. Мы разговорились с водителем КамАЗа, который дожидался своей очереди. Он признался, что возит снег с городских улиц по заказу городской администрации и исключительно в Маханный овраг. Есть и талон с синей печатью ООО «Предложение» — фирмы, этот овраг контролирующей. Показал такой на въезде — и разгружайся.
 
Пришел, увидел, захламил
 
Историю возникновения свалки в овраге можно проследить по документам. В августе прошлого года некий Марфин, директор ООО «Предложение», пишет письмо сити-менеджеру Вячеславу Сомову, в котором просит позволить его фирме благоустроить овраг. Бизнесмен собирается за свои кровные укрепить откосы и даже «насадить зеленую парковую зону». От такого предложения глава администрации не смог отказаться, и в тот же день никому не известная фирма получает «добро» от чиновников. Плачевный результат деятельности бизнес-тимуровцев вам уже известен.
Но это далеко не единственная несанкционированная свалка на территории города.
Еще один полигон расположен по соседству, в Займище, и тут тоже занимаются благотворительностью. Смотритель свалки Славий заявил, что отходы со всего города возят сюда с благой целью выровнить ландшафт. О разрешительных документах он ничего не слышал, зато с охотой провел экскурсию по своим заснеженным просторам. А заодно пожаловался на конкурентов с соседней площадки: не хотят честно бизнес вести, демпингуют. На вопрос о том, откуда взялись грязные сугробы, охранник ответил просто: «Администрация попросила». Разве откажешь хорошим людям при чинах и исполнении?
Чтобы подкрепить свои слова фактами, Славий назвал и основного клиента: МУП «Городские дороги плюс». Сам факт того, что свалка еще несколько лет назад была признана незаконной, похоже, не смущает ни городскую администрацию, ни ее подрядчиков. Большинство снегоприемников города используются нелегально, без согласования с Роспотребнадзором, что нам подтвердил в телефонной беседе главный санитарный врач города Николай Павлов.
 
Кого кубометр целый год кормит?
 
Официально городские власти с частными полигонами не сотрудничают. Глава администрации Вячеслав Сомов предпочитает вообще не говорить на эту тему. Председатель дорожного комитета Валерий Данилин более сведущ в вопросах очистки. По его словам, коммунальный спецназ избавил город от двухсот тысяч кубометров осадков. На вопрос, где спрятали такую уйму снега, отвечает однозначно: «На официальных полигонах». В отчетах значатся уже знакомая нам Гуселка-2, полигон в Заводском и площадка на улице Сызранской. Мы поинтересовались у чиновника, кто же тогда захламляет Маханный овраг, Займище и ряд других несанкционированных территорий, и получили довольно неопределенный комментарий: «Были определенные случайные моменты у нас, когда было слишком большое количество привлеченной техники. Не все были достаточно проинструктированы, и кое-кто завозил в отдельные места, где было им ближе. Но это сейчас уже не практикуется и исключено».
Естественно, директор МУП «Городские дороги плюс» Алексей Власов также впервые услышал о нелегальных свалках от нашего корреспондента. Если и возили туда его подопечные, то уж точно не по его команде и, видимо, на свои кровные. Выходит, в городе появились тимуровцы, которые по ночам собирают снег и складируют его на подпольных полигонах — там, где подороже. А основные подрядчики либо съедают снег по дороге к свалке, либо утрамбовывают его так, что бесплатный полигон на Гуселке выглядит полупустым. О фирме с оригинальным названием, захватившей Маханный овраг, в администрации вообще не слышали. А ведь не так давно городские чиновники благословили директора «Предложения» Марфина на коммунальный беспредел под видом благоустройства.
Все это очень похоже на схему увода бюджетных средств. Два основных подрядчика на городском рынке благоустройства — «Дорстрой» и «Городские дороги плюс». Первую организацию возглавляет свояк Вячеслава Сомова, вторая, по слухам, также пользуется протекцией сити-менеджера. Заключив договор с частным полигоном, они вполне могут рассчитывать на возмещение из бюджета затрат по уборке снега и его утилизации. Чем выше цена ввозимого кубометра — тем больше средств оседает в карманах частников и их покровителей. А если в правильное русло направить и привлеченную технику, то думать о финансовом благополучии и вовсе не придется. В конце января затраты на оплату услуг сторонних организаций составили почти 6 миллионов рублей. Спустя полмесяца сумма выросла до 15–20 миллионов. При таком темпе инфляции война с белым и пушистым — весьма прибыльное дело.
 
Концы в воду
 
Еще один шокирующий пример самоуправства коммунальщиков — незаконная свалка в Затоне. В целях экономии предприимчивые дельцы сбрасывали собранный с городских улиц снег прямо на лед. Местные жители в течение двух недель наблюдали, как заполненные отравленными осадками самосвалы по ночам разгружаются на пляже. Пытались даже жаловаться, но прокуратура среагировала слишком поздно. К тому моменту, как надзорные органы выехали на место с проверкой, на берегу уже образовалась огромная куча черных ледяных глыб. Очень напоминает картину «Апофеоз войны». Это не просто снег, а уникальный кладезь вредных веществ из таблицы Менделеева. С наступлением весны можно будет с уверенностью констатировать: здесь рыбы нет. От такого химического букета даже сомы на дальний кордон уйдут.
Участники экологического рейда, организованного лидером саратовских зеленых Игорем Шопеном, взяли несколько глыб в качестве вещдоков — на тот случай, если найдут виновных. По словам начальника отдела надзора за водными ресурсами управления «Росприроднадзора» Владимира Сырова, сложность в том, что снег в законах не фигурирует как загрязняющее вещество. Чтобы нарушители понесли наказание, нужно доказать, что количество содержащихся в нем вредных компонентов превышает допустимую норму. Старший помощник прокурора города Саратова Дмитрий Борищев сообщил, что по данному факту проводится проверка. Ответит ли кто-то за грядущую экологическую катастрофу — пока неизвестно.
 
Пиар, бессмысленный и беспощадный
 
В середине февраля природа дала коммунальщикам передышку. Только все подумали, что страшное позади, подготовили оргвыводы, как внезапно началось очередное, еще более масштабное нашествие снежных мух. Город разом накрыл транспортный армагеддон. Путешествие из центра в Юбилейный — все равно что из Петербурга в Москву: пейзажи разные, зато по времени одно и то же. Стояли не только легковушки и автобусы, но и трамваи. Пассажиры как-то разом вспомнили имена и отчества всех градоначальников, а так же их родственников, аж до пятого колена. Толпы горожан уныло брели по шпалам на работу и обратно. По радио крутили старую песенку про сбежавшую электричку…
На этом фоне мэрия объявила всеобщую мобилизацию. На войну с сугробами решили кинуть все оставшиеся силы. В торжественной, но строгой обстановке глава администрации произнес напутственную речь по мотивам народного хита «Такого снегопада…».
Снег в Саратове — дело не только хозяйственное, но и политическое. А посему штатные идеологи Вячеслава Сомова решили перенять губернаторский опыт пиара под кодовым названием «ночной дозор». Правда, мэрские несколько переосмыслили концепцию и сменили вывеску: между собой чиновники называют вечерние рейды «ночным позором».
Содержание осталось прежним: толпа журналистов, лоснящаяся в свете фонарей дорожная техника футуристического вида, а так же сити-менеджер как воплощение административной воли. Впрочем, тут вспоминается прописная истина о взаимосвязи названия корабля и успешности его похода. Пиар-каноэ Вячеслава Леонидовича в самом начале разбилось о рифы суровой действительности. На улице Танкистов стремительный кортеж наткнулся на полуночную пробку. Осатаневшие от дорожного ада водители явление главы народу не оценили. В народных оценках работы дорожников, в основном, преобладали эмоции и нецензурная брань. Прокатившись с ветерком и мигалками по центру, Сомов велел править на окраину. Забавная картина: в полной темноте потешный полк из чиновников и журналистов продирается сквозь снежную целину некогда асфальтированной дороги.
На пути следования кортежа то и дело попадается дорожная техника. Беда в том, что весь этот транспорт стоит на обочине без движения. Проигнорировать такой конфуз было бы верхом неприличия, и Вячеслав Леонидович все же пожурил ответственных лиц. Лица обещались исправить, усилить и наказать других лиц — тех, что поменьше.
В своем финальном слове градоначальник все-таки затронул запретную тему вывоза снега, причем в финансовом контексте: «Валить снег некуда, его надо вывозить, сколько бы это ни стоило. Мы будем обращаться к депутатам городской думы с просьбой о выделении дополнительных средств, потому что снег вывозить надо».
По всей видимости, аппетиты снежного бизнеса растут. А это значит, что большая игра на бюджетные деньги продолжается.

Автор:  Алексей Спирягин

http://www.om-saratov.ru/news/index.php?ELEMENT_ID=9108