КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Инспектор-затейник.



или Как Гришин скрасил чиновникам и журналистам ожидание Путина

Обычно на публике хладнокровный главный федеральный инспектор по Саратовской области Павел Гришин недавно удивил всех своим раскрепощенным поведением на видеоконференции с премьер-министром страны Владимиром Путиным. Нет, председатель правительства свидетелем этого не стал. Даже напротив – политик вел себя так, потому что Путин опаздывал. Вот Гришин и решил скрасить ожидание премьер-министра, рассказывая журналистам и чиновникам анекдоты и истории из жизни. А мы теперь думай: что же снизошло на инспектора – неужели откровенное поведение стало следствием скорого его роста по карьерной лестнице?

Про женщин с саблями

Гришин появился на публике в уже приподнятом настроении и сразу же начал звонить по сотовому телефону. Разговаривал Павел Николаевич достаточно громко, к тому же сидел я всего за метр от него. Так что пришлось невольно подслушивать беседы. «Ваша честь, – обратился он, как мне показалось, к председателю Саратовского областного суда Василию Тарасову, находящемуся в отпуске. – Вы все бездельничаете?.. В пути сейчас? Может быть, помощь какая нужна? Например, гаишников построить?.. Всего доброго». Через пару минут Гришин набрал, похоже, номер епископа Саратовского и Вольского Лонгина: «Владыка, благословите…». Потом было еще несколько звонков с шутками и прибаутками.

Тут к словоохотливому инспектору с просьбой дать какой-то комментарий подоспела журналистка с телевидения. Но Гришин ей отказал: «Вы же знаете, я берегу наши средства массовой информации, чтобы не надоедать и не заполнять эфир своей физиономией». Правда, чиновник тут же предложил журналистке обратиться кому-то другому – более компетентному. «Я с удовольствием переложу на другого все свои функции», – с довольной улыбкой обратился к аудитории Гришин.

После чего переключился на сотрудницу Роспотребнадзора. Та рассказала инспектору, что у них вводят форменную одежду.

- Малиновые будут ходить, в беретах, – продолжал работать на публику инспектор. – Оружие сразу дадут?

- У нас словесное оружие, – уточнила женщина.

- Ну мы выйдем с инициативой…

- Какое? Сабли? – поинтересовался кто-то из мужчин-чиновников.

- Кнуты как у казаков для начала. Женщинам, если саблю дать, половину мужчин порубят сразу. Без суда и следствия.

Выдержав почти «мхатовскую» паузу, Гришин продолжил женскую тему, вызвавшую бурную реакцию в аудитории: «Лена Ваенга в академическом театре давала концерт. Призналась, что первый раз видит зал, где столько много мужчин. В Иванове, вообще, был один представитель сильной половины человечества. К ней же женщины в основном ходят. Репертуар соответствующий. Поплачет, на коленях постоит, поцелует всех, кто идет с цветами. Душевный лейтмотив, в общем.

Ваенга и спрашивает с нашей сцены: «Есть кто-нибудь в зале чиновники? Большая просьба: попросите мэра, пускай маленько почистит город. Ну я со слезами ехала. Ну так же нельзя. Я грязнее города не видела».

 

И тебя посадят. И меня посадят. Всех посадят

Как оказалось, это была подводка к интересному кадровому предложению Гришина. Инспектор быстро взглянул на сидящего по левую руку от него зампреда областного правительства Александра Стрелюхина и не то в шутку, не то в серьез заявил окружающим: «Стрелюхина просто на просто нужно по совместительству назначить главой администрации Саратова. Он потянет и то, и другое. Через неделю будем ходить в домашних тапочках. И дополнительных денег не понадобится. Просто голову надо иметь другую и опыт какой-то. И все будет блестеть».

Стрелюхин, стоит отметить, на идею федерального инспектора никак не отреагировал. Можно без преувеличения сказать, что на его лице не дернулся ни один мускул. Правительственный чиновник, похоже, всеми мыслями был в предстоящей беседе с Путиным.

«Саратов – страна сложная, – с грустью констатировал Гришин и пустился в воспоминания. – В Мордовию когда перевели, через неделю пришел к президенту республики. Давай, говорю, договариваться. Есть два варианта: или ты мэром ставишь своего человека из правительства, или я его посажу. Тот: «Считаешь». Отвечаю: «Считаю». Он мне: «Когда решаем?». Я: «Завтра». И завтра поставили из правительства человека. Он как привык замом работать, так и мэром работал. Только город совершенно перевернулся. Приехали на помойку, а сейчас первое место по чистоте и благоустройству».

«Все!» – оглядел присутствующих Гришин, но, похоже, осознав, что нужного эффекта не произвел, повторил свою фразу, а затем сделал это и в третий, контрольный раз. Аудитория действительно задумалась, как и сам федеральный инспектор. В реальность вернул его мой вопрос: «А что мешает посадить наших градоначальников?».

Гришин, как мне показалось, не был готов к такому повороту. «Сколько я здесь? С 2007 года? Если я дам динамику посадок… – как-то неубедительно оправдывался он. – Мне тюрьмы жалко. Профилактическая работа более человечная. Населения не останется. Все сядут и все заслуженно».

Министр с педикулезом

Гришин не на долго успокоился. Но затем его внимание снова привлекла обаятельная сотрудница Роспотребнадзора. «Я люблю женщин. Особенно весной. Особенно перед тем, как на них одежду надевают – форму», – прозвучала из его уст шутка почти ниже пояса. Собеседница инспектора засмущалась. Спас ее председатель областного комитета охраны окружающей среды Валерий Белов, неудачно обозначивший каким-то вопросом к инспектору свое присутствие.

- Белова надо бы проверить, а то давно этого не делали, – напал на правительственного чиновника Гришин, обращаясь к собеседнице.

- На что? – вклинился в выступление федерального инспектора Стрелюхин, оказывается, все это время следивший за его словами. – Не за что, а на что? На наличие чего?

- Педикулеза, – отблагодарила сотрудница Роспотребнадзора за свое спасение Белова, сведя диалог к удачной шутке.

Гришин снова замолчал, но не долго. Не выдержав, обратился к благодарной публике с анекдотом: «Фирма дает объявление: «Срочно требуется сотрудник, хорошо знающий английский язык. После обеда приходит в офис мужик бомжеватого вида. К нему подходят: «А вы по какому вопросу?» Он: «Я по объявлению». Его спрашивают, мол, владеете английским языком? Тот положительно качает головой. Мужчину просят сказать что-нибудь на английском. «Хэндэ хох», – кричит тот (и Гришин в этот момент тоже – прим. автора). Ему говорят: «Простите, но это же немецкий». Тот задумчиво: «Это что же – я еще и немецкий язык знаю?».

- Завтра СМИ напишут: собрали всю область, рассказали анекдоты, разошлись, – оглядел журналистов Гришин, когда все закончили смеяться.

- В новостях появится уже сегодня, – имел я наглость поправить инспектора.

- Я всегда вас недооцениваю: и оперативность, и профессионализм, и глубину восприятия, и стратегическое мышление. У меня много недостатков, поэтому нужно со мной работать.

Сотрудница Роспотребнадзора, которая все не давала покоя Гришину, одобрительно закачала головой. «Форму оденете, – обратился он к женщине, так чтобы все слышали, и продолжил, передразнивая и ломая голос. – Мы эту прессу построим. А то демократия у них, самостоятельное мнение, закон о СМИ. Как вишневым цветом полоснем по области…»

Здоровый сон чиновника

Путин задерживался на эфир уже больше чем на полчаса. Гришин признался, что постоянно спит на совещаниях: «Бывший полпред президента в Приволжском федеральном округе Александр Коновалов приглашал: «Павел Петрович, куда вас только не сажал. На первый ряд – вы спите. В президиум – вы спите. Почему?». Я его спрашиваю: «Вы преподавателем работали в вузе?». Он отвечает: «Работал». Продолжаю: «А вы когда-нибудь видели, чтобы на интересных лекциях студенты спали?». Он мне: «Иди, чтобы я тебя здесь больше не видел» (пародируя недовольного и смущенного Коновалова – прим. автора).

«Кто помнит какое-нибудь совещание за последние пять лет, которое действительно принесло пользу, на которое хотелось сходить? – обратился Гришин, наверное, по большей части к чиновникам, но, не дождавшись от озадаченной номенклатуры ответа, рассказал еще одну историю. – Для меня эталоном проведения мероприятия является президент Башкортостана Муртаза Рахимов. Когда у нас была особенно актуальна тема антитеррора, ему говорили: «Муртаза Губайдуллович, надо срочно провести заседание антитеррористической комиссии. Он отвечает: «Да ну ее…». Квартал прошел – не провели. Он все: «Отстаньте». Полгода прошло – нет результата. В декабре, числа 30-го снова обращаются: «Муртаза Губайдуллович, к президенту вызовут. Ни одного заседания комиссии. Все провели, а мы – нет». Тот: «Да? Ну собирайте». «Когда?» – спрашивают. «Сейчас», – отвечает. А у них человек по пятьсот собираются. Он заходит, как всегда ворчит: «Вот в Советском Союзе ходили на демонстрация (Гришин пародирует акцент – прим. автора), ребенка на плечи садил. Шарики. Всем весело. Сейчас антитеррору. Так, начальник железнодорожного вокзала, у тебя антитеррора есть?». Тот: «Есть». Он продолжает: «Так, начальник речного вокзала, у тебя антитеррора есть?». Тот также: «Есть». «Все. Спасибо. До свидания», – заканчивает Муртаза Губайдуллович. Ровно 3 минуты. Я считаю, что совещание должно длиться не больше сорока минут. Если больше, значит, не готовились».

А как же президент Мордовии Николай Меркушкин, у которого совещания по шесть часов длятся, поинтересовался Стрелюхин. На этот вопрос у Гришина тоже нашелся ответ, и тоже с юмором: «Он меня пригласил, а мы с женой собрались в театр. В шесть вечера позвонил, позвал к себе. Домой пришел в 12 часов ночи. Жена спрашивает: «Где был?». Я ей: «У Николая Ивановича». Она: «Ты какого мне мозги… Шесть часов сидеть невозможно. О чем вы столько говорили?». Я: «Сказал только два слова: «Здрасьте», когда зашел и «До свидания», когда уходил». Ну вот любит Меркушкин разжевать, чтобы не было вопросов».

***

Путин задерживался уже на час. Выступление Гришина прервал телевизор. На экране появился Дмитрий Медведев. Президент проводил какую-то встречу. Нервничавший Стрелюхин, наверное, к тому же еще и утомленный выступлением федерального инспектора, попросил сделать звук громче. Скоро по телевизору уже выступал спикер Госдумы Борис Грызлов. Гришин не унимался и стал заочно переговариваться с председателем нижней палаты. Его, похоже, не смущало, что тот не может ответить. Это и то, что на инспектора перестали обращать внимание в аудитории, сделало свое дело. Спустя несколько минут Гришин поднялся из кресла и направился к выходу.

«Всем до свидания. А то ничего не успею в течение рабочего дня», – как-то скромно закончил свой «бенефис» федеральный инспектор.

http://www.4vsar.ru/articles/reportaj-s-pristrastiem/4366.html