КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Александр Мирошин: “Не такую партию, как саратовская «ЕР», поддерживают Медведев и Путин”.



Чем только не занимался этот человек! Был вице-губернатором в правительстве первого губернатора Саратовской области Дмитрия Аяцкова, тогда же руководил областным Советом безопасности, занимал пост заместителя мэра Юрия Аксененко по общественным отношениям, одно время являлся заместителем губернатора Брянской области. В настоящее время он отошел от политических дел и ударился в юридическую деятельность. Сам себя он скромно называет «адвокат звёзд», его официальная должность в Саратове звучит как президент ООО «Коллекторское агентство – русская служба по возврату долгов». Итак, сегодняшний собеседник «Репортера» – Александр Мирошин.

О партиях и партийцах

- Александр Константинович, во времена вашей работы в правительстве Дмитрия Аяцкова помимо поста вице-губернатора вы занимали должность секретаря Совета безопасности Саратовской области. Как думаете, сегодня нам не хватает этой структуры?

- Наверное, да. Вспомните, какой тогда в области был порядок! Во-первых, было с кого спросить. Во-вторых, люди знали, куда обратиться в случае необходимости, и знали, что если обратятся, получат вменяемый ответ. Сегодня же простому человеку как минимум непонятно, к кому вообще обращаться: всё разделилось, есть глава города, есть сити-менеджер, есть губернатор, не говоря об остальных чиновниках. У Аяцкова, как я помню, каждое письмо, обращение было на контроле – и реально за каждое нас, членов правительства, драли как Сидоровых коз, если что-то не так. Дмитрий Федорович требовал информацию буквально обо всем. Например, мог спросить, сколько лампочек не горит на мосту Саратов-Энгельс. И каждый из нас должен был знать ответ. С одной стороны, подобная «информация» может показаться глупостью – ну сгорела лампочка и что? А с другой – на тот момент были настолько высокие требования к работникам, к аппарату, к членам правительства, что все должны были буквально жить городом, знать, где помойка не убрана, где снег лежит. А что мы наблюдаем сегодня? Тогда пытались завоевать титул «Столицы Поволжья», сейчас завоевали статус «Гадюкино». Если в Москве с кем-то разговариваешь (на любую тему – инвестиций, совместных проектов), то как только упоминаешь Саратов – люди исчезают!.. Тенденция такова, что нормальные саратовцы уезжают из города или занимаются бизнесом, не связанным с Саратовом. Помирает город постепенно, если уже не помер. До сих пор не построили театр, не смогли запустить ИКЕА – лишь камни какие-то закапывают. Да что уж говорить: в городе нет ни одной нормальной сетевой гостиницы.    

- Может, поэтому к нам и не едут?

- Мультипликационный эффект: ничего нет – вот и не едут, не едут – вот ничего и нет. Раньше, вспомните, как область гордилась аграрным сектором! И ведь сколько усилий надо было приложить Аяцкову, чтобы заслужить слова из уст самого президента: «Это мой преемник!» (Александр Константинович, видимо, имеет в виду случай, когда в 1998 году Президент России Борис Ельцин, представляя Аяцкова президенту США Биллу Клинтону, назвал его своим любимым губернатором. Клинтон в ответ заявил, что Аяцков внешне вполне годится в президенты. – Ред.) Это надо было заработать, реально заработать! А теперь что – одна политическая борьба. «Единая Россия» превратилась в четкую КПСС в худшем ее варианте. А ведь я был одним из основателей этой партии на территории Саратовской области. Но потом, видимо, посчитали, кого ты породил, тот тебя и убить должен, наверное. А ведь сколько людей исключили реальных, ярких – например, тот же Антон Комаров. Все реально боролись, реально чего-то добивались. А теперь процентов пятьдесят, наверное, паразитов присосалось к партии – темненькие и скромненькие личности, которые лишь задницу готовы вылизать в любой момент. Но у них-то как раз все хорошо, им ничего не нужно, сидят, должности наполучали, своих везде распихали, все что можно распилили… Это же идет борьба клановая: куда кого посадить, к какому насосу – побольше высосать.

Аяцков, кстати, поступал мудро: старое руководство области, старых специалистов использовал – они у него были советниками. Собирал в команду тех, кто раньше работал, до него, всегда с ними советовался – этот опыт, действительно, никуда не денешь. В этом плане, конечно, было идеально.

И самое главное, это существовавший тогда порядок. То, что сейчас, – ну это же болото какое-то!

- Вы поэтому отошли от политических дел?

- Ну а что тут делать, реально – что? Ну завоевала «ЕР» власть. Хотя я считаю, что разрушить «ЕР» на территории Саратовской области сегодня можно довольно легко. Это просто недоработка ее оппонентов. Посмотрите, что творится: у нас нет дорог, все засыпано снегом. Я тому же Сомову часто посылаю SMS-ки. Например: мол, посмотри, на проспекте Кирова сугробы в два раза выше человеческого роста и сверху сидит и гадит собака. И это – центральная улица города! Можно ли представить себе такое на Арбате в Москве? Нет. Потому что там люди работают, а здесь… ничего никому не нужно. Или нужно, но, может, мозгов не хватает. Вот сейчас правильно Сомов сделал: ему нужно уйти, иначе его или посадят, или как минимум возбудят уголовное дело.

- Думаете, местные партийцы дадут в обиду «своего»?

- Могут, могут…

- Кстати, ситуация с Сомовым и «Единой Россией» напоминает случай, когда вас исключали из политсовета «ЕР». Тогда вы написали открытое письмо мэру Саратова Юрию Аксененко, в котором ругали городскую власть за бездействие в вопросах жилищно-коммунального хозяйства. И вам тогда вменялось в вину, что…

- Мне сказали, что я не платил какие-то взносы, не посещал какие-то мероприятия…

- Это официально. А в комментариях говорилось о том, что вас исключили потому, что ваши открытые письма порочат честь и достоинство партии. Хотя вы всего лишь, по вашим словам, призывали к тому, чтобы использовать Единую Россию» как плацдарм для призыва к ответу чиновников.

- Да, я предлагал (и предлагаю) использовать «ЕР» как площадку для дискуссий – ну не может существовать однополярное мнение и только. Но сейчас происходит именно так. Смотрите, что творится в нынешней саратовской «ЕР»: они все как толпа болванчиков, которые смотрят в одну сторону. Это идиотизм, я считаю. Не такую партию поддерживают Медведев и Путин, которая существует на территории нашей области. Они поддерживают другую партию. У нас здесь настолько все видоизменилось – до безобразия видоизменилась сама партия, – что следующие выборы, я думаю, многое покажут. И у меня уже была такая мысль, что, наверное, мне придется вступить в какую-то партию, чтобы иметь возможность влиять на ситуацию. К тому же мы умеем проводить выборы, умеем это делать неплохо. И для того чтобы в области не было вот этих «перегибов», скорее всего, я вступлю в какую-то партию.    

- В какую именно?

- Пока нет мыслей. Но если уж поразмышлять на эту тему, то надо сказать, мне не очень нравятся коммунисты, а дальше – партий осталось не так много…

- То есть вы считаете, что в принципе у Саратовской области есть сила в оппозиции, если за эту оппозицию «взяться» умелому человеку, то и толк выйдет?

- Думаю, да. Они сейчас неплохо спроециррвались на выборах в России. Уже видно, что «ЕР» не так поддерживают, как раньше – и это включая сумасшедший административный ресурс, который присутствовал на последних выборах. Но мы знаем, как с ним бороться, с административным ресурсом. Поэтому, я думаю, следующие выборы должны изменить расстановку сил (изменить существенно) в области. И тогда будет дискуссия, будет более поступательное движение. Сегодня, например, для города идеально, как я считаю, подходит тот же Олег Грищенко, но все, что творится вокруг него – не то, что он создал, а та атмосфера, в которой он работает, – кто бы ни работал на месте Олега Васильевича, большего сделать не сможет. Потому что вот эти партийные узы, принципы типа «рука руку моет», они настолько крепки, что единичному политику вряд ли удается что-либо изменить.

- Такое «положение партийных дел» зависит от самих партийцев или от неформального лидера саратовских «медведей», Вячеслава Володина?

- Я думаю, и от партийных лидеров, и от неформального лидера, естественно. Вот этот «лобизм» – не в смысле лоббизм, а в том смысле, что все проблемы решаются лбом, напролом, не замечая никого и ничего, когда в партию выбираются исключительно, я так считаю, по принципу личной преданности, – это, конечно, не дело. Это не нормально.

- Тем не менее, некоторые аналитики полагают, что, поскольку у Вячеслава Викторовича работы хватает и помимо Саратовской области, возможно, ему на смену придет Николай Панков.

- А зачем вообще нужна замена? У нас есть здесь губернатор, есть Грищенко. Кого нужно заменять? Кого дублировать? Веревочки дергать с Москвы?

Панков – я вообще не понимаю его «политику». Он комментирует каждый чих в Саратовской области, хотя вообще-то отвечает за другой регион. Он – партийный куратор в ЮФО.

Кстати, те проблемы, которые сегодня активно комментируют единороссы, они же сами и насоздавали – с банями, с дорогами, со снегом, с ЖКХ.

Компромат точка ру

- В 2003 году депутаты областной думы написали обращение к губернатору, где попросили провести служебное расследование, поскольку в ближайшее время, по их информации, в СМИ ожидалась статья, незаслуженно дискредитирующая депутата Госдумы РФ Вячеслава Володина. В ответ вы в газете «Саратовские вести» заявили следующее: «Меня, по-видимому, качественно меньше, чем авторов и «подписантов», волнуют проблемы девственности и половой ориентации депутатов Госдумы, в том числе и Вячеслава Володина». Скажите, не было ли у вас проблем после сего комментария?

- Во-первых, я индифферентно отношусь к тому, какая ориентация у ВВВ. А насчет проблем… На мой взгляд, у многих людей в Саратове проблемы – из-за Володина. Например, у нас (людей, с кем я работаю и дружу) был небольшой бизнес, и усилиями партии у многих практически весь бизнес отобрали.

- Раз уж мы затронули вопросы «прошлого», скажите, вы поддерживаете отношения со своими бывшими соратниками?

- Из правительства – со всеми поддерживаю.

- Даже с Мароном, хотя, как говорят, именно он стоял за вашим увольнением?

- Ни за чем он не стоял. Мы с Владимиром Михайловичем прекрасно контачим. У Марона неплохой бизнес, насколько мне известно, чистый, честный, не завязанный на политику или какие-то административные ресурсы, на бюджет.

- Говорят, что после визита в Саратовскую область тогдашнего директора ФСБ Владимира Путина вы сдружились с Владимиром Владимировичем?

- Да, меня даже приглашали на работу в Москву. Но тогда Аяцков сказал: работай здесь пока.

- А сейчас?

- Сейчас есть связь со многими членами правительства, администрации президента – через людей, кому я оказываю юридические услуги.

- Ваши адвокатские услуги приобрели широкую известность по всей России. После выигранной вами судебной тяжбы между Кристиной Орбакайте и ее бывшим супругом с кем-то еще из известных людей ведете дела?

- Работаю с Филиппом Киркоровым, с Аллой Пугачевой. С Ольгой Слуцкер начинали работать, но потом она наняла других адвокатов. Три дня назад ее дело о разводе было проиграно.

А так – клиентов много. Из членов правительства, из администрации президента, из числа московских бизнесменов. По понятным причинам я не буду называть фамилий.

- Из саратовских политиков кто-либо обращался к вам как к адвокату?

- Да, но это пока секретная информация.

- Зато не является секретом информация о том, что вы защищаете интересы семьи Аяцкова в вопросе продажи так называемого «особняка Аяцкова».

- Ситуация следующая: дом пока стоит, его никто не трогает. Но тот комплект документов, который мы собрали по поручению Аяцкова, однозначно говорит о том, что этот особняк просто так никто купить не сможет – обязательно будут финансовые обременения. Аяцков действительно туда вложил много-много миллионов рублей. И как только появится покупатель, естественно, мы пойдем в суд с исковыми требованиями. Или, может быть, раньше, если Аяцков созреет. Так как дом находится на балансе у нашего правительства, мы в принципе в любое время можем потребовать с него указанную сумму.

- Когда вы уходили из Совбеза, помнится, там по всему зданию понаставили камеры видеонаблюдения. Поговаривали, что эта мера была предпринята из-за вас – мол, у вас чуть ли не на весь Саратов есть компромат.

- На многих есть. Информация, конечно, в чем-то устарела, в чем-то потеряла свою актуальность. Но, тем не менее, она дорогого стоит!

Песня про зайцев

- Давайте еще раз обратимся к вашим товарищам по правительству Аяцкова. Пролейте свет на историю, с чего началась ваша ссора с Любовью Слиской?

- Абсолютная глупость, какая-то бабская, я бы сказал. Мы были на полуофициальном приеме, по-моему, на футбольном матче, и у меня была великолепная куртка «Армани», синяя, в виде ватника. И Слиска при всех несколько раз мне сказала, мол, чего ходишь, как бомж какой-то непонятно в чем. Примерно что-то в этом духе. Мы сцепились. Всё. Я ей пообещал загнуть ласты, хотя почему она обиделась, не понимаю – у нее что, ласты есть, что ли?

- Сейчас отношения наладились?

- Нет. И насколько я знаю, Любовь Константиновна сегодня в немилости у «ЕР». По крайней мере, заметьте, раньше-то она что-то комментировала, где-то появлялась, что-то говорила, а сейчас ее не слышно и не видно.

- Вы действительно за словом в карман не лезете. Помнится, Вадиму Рогожину обещали «набить морду», если он не извинится за то, что упомянул ваше имя, размышляя в своей статье о версиях нападения на него. Рогожин не извинился, да и вы вроде бы ничего ему так и не набили.

- Мой комментарий был первой реакцией на статью Рогожина. А потом я принял для себя решение: человек, которому нанесли такую тяжелейшую травму головы, мозга, и он сумел выкарабкаться и вновь начать работать, наверное, он в то время, находясь все еще в шоковом состоянии, имел право делать какие-то выводы и строить какие-то предположения. Да к тому же он в статье пол-Саратова практически перечислил, начиная с председателя суда! Так что прощаю Вадиму его слова в мой адрес!

- Попробуем скомпилировать прошлое и настоящее. Говорят, Александра Ландо, который до сих пор остается одной из ярких и одиозных фигур в саратовской политике, в аяцковском правительстве часто разыгрывали. Так ли это? Не припомните какие-либо «шутки»?

- Например, та история с полетом Ландо в космос. Я не буду говорить, кто его разыгрывал, потому что это не совсем корректно. Ряд членов правительства купили этот костюм, запаковали в большой ящик, отправили по почте Ландо, приложив письмо из НАСА: мол, Александру Соломоновичу нужно примерить этот костюм – дескать, он является одним из кандидатов для полета в космос. И вот Ландо в этом космическом костюме разгуливал по правительству! Он, кстати, чуть даже не задохнулся, костюм же герметичный. Его еле спасли тогда, по-моему, Марон и Дурнов.

Также Ландо присылали голубые номера Организации Объединенных Наций. Он их повесил на свою машину и ездил по всему городу, пока ему не объяснили, что это шутка. Я не знаю кем надо быть, чтобы, например, носить форму прокурора; более того – Ландо поехал в этом костюме, в форме генерала, в официальную делегацию!

- В то время только над Ландо шутили?

- Так оригинально – только над Ландо.

- Помнится, он вас винил в появлении того альбома с его «личными» фотографиями, в том числе фото в костюме космонавта и прокурорской форме.

- Я не понимаю, в чем вообще можно обвинять, если это его фотографии. И вообще, мне непонятно решение судов (в отношении Фейтлихера, по-моему). Это нонсенс какой-то: человек в правительстве, в правительственном здании ходит в форме прокурора или космонавта – и это является частной жизнью? И с точки зрения права, и с точки зрения здравого смысла это просто бред. Ну, согласитесь: если бы вы ходили на работе с дурацкими ушами – это было бы частной жизнью? Или, например, Володин, представьте себе, надел бы костюм зайчика и ходил по Государственной думе. Его сфотографировали и поместили в газету. И Володин бы обратился с иском о вмешательстве в частную жизнь. Ну какая частная жизнь? Позвольте. Вот когда дома в туалете через унитаз камеру высунули и сфотографировали тебя – это частная жизнь!

- Ваша фамилия по сей день нередко мелькает в скандалах саратовской политики. Если что-то одиозное случается – сразу появляется предположение, мол, виноват Мирошин. Как думаете, почему до сих пор для общества и политики вы остаетесь столь демонической фигурой?

- А потому что людей, на самом деле очень талантливых, крайне мало. Можно на пальцах пересчитать, по крайней мере, если говорить о такого рода саратовцах. Ведь сказать, что какую-то оригинальную вещь «выкинул», например, Радаев – язык не повернется.

Какая-то серость нынче царит в Саратове. Раньше все было интересно, весело, задорно, а сейчас – грустно.

По ком звонит колокольчик

- Вы упомянули, да мы все и так это знаем, что вы – отличный выборный технолог. Кстати, ходят слухи, что на последних выборах Аяцкова вы активно работали по «вбросам». Так ли это?

- Вбросами мы никогда не занимались. Чтобы достичь результата, мы максимально использовали – на грани возможного (но не переходя грань закона!) все приемлемые юридические и пиар-ходы. Но оппонентам, кстати, на любых выборах, всегда проще сказать: обманули, вбросили!

Многие сегодня себе позволяют вбрасывать, переписывать бюллетени-на мой взгляд, это полнейший тупизм.

- Видимо, для вас – как для крайне творческого и инициативного человека – все-таки интереснее действительно что-то создать, придумать, воплотить…

-Ну конечно! Есть один из замечательных и любимых мною фильмов «Хвост виляет собакой» – это. настоящее пособие для начинающих работников пиар-кампаний. Суть этой, «школы» в том, что где-то создается буквально вымышленное событие, и когда люди принимают это за действительное, в человеке пробуждается то, что ты и хочешь заставить его делать. Вот прямо сейчас можно выдумать такой пример. Где-то от нехватки крови погибает девочка, и, допустим, губернатор, который как раз оказывается неподалеку, отдает этой девочке часть своей крови (потому что у него такая же группа!). Все в этой ситуации можно придумать. Действительно найти девочку, которой нужна кровь (ну, чтобы не совсем это была ложь), хотя не обязательно она должна совсем умирать. И губернатор действительно сдает кровь. А дальше – это уже вопрос пиара, как это все преподать, чтобы у людей появились мысли вроде: «да, настоящий мужик губернатор, не кого-то нашел из правительства, а свою кровь отдал!». Такая «новость» и будет рождать в сердцах и умах людей определенные чувства.

- Не могу обойти тему недавней пресс-конференции бывших политтехнологов местной «Единой России». Что думаете об их признаниях?

- Я в это верю, в этом уверен, и сам об этом даже кое-что знаю. Более того, если бы меня попросили – с удовольствием встал на сторону пиарщиков, защитил бы, в том числе и в суде. И я думаю, что в «ЕР», по крайней мере в саратовском отделении, это не первый скандал. Будут еще вылезать. Потому что грязь, сколько ни утрамбовывай, она все равно вылезает. Да, политтехнологи нашли в себе мужество рассказать о том, что знают. Молодцы. Почему они предали эту ситуацию огласке, в принципе не столь важно. Сам факт того, что они это озвучили, наверное, говорит о многом – значит, их уже там до такого состояния довели, что люди, которые совершали какие-то «дела», сами же в этом признаются! А что касаемо использовавшихся ими технологий – да, такие технологии, наверное, были, и были настолько тупыми, что люди вынуждены потом о них рассказывать: мол, это не творческое какое-то решение, а вот такой тупизм.

- В начале первого срока Ипатова вы как-то раз назвали его «временным правительством», «временной креатурой». Как мы видим, сегодня президент Медведев переназначил Ипатова на второй губернаторский срок.

- Мое личное мнение таково: это сделано в первую очередь для того, чтобы не прошли «володинские» люди. Я не вижу другого варианта. Я, например, не могу сказать, что Ипатов достиг каких-то больших высот, чтобы его переизбирать на второй срок. С другой стороны, предлагались весьма именитые в плане своих должностей люди – Глыбочко и Радаев. Вроде бы достойные кандидатуры, но их не назначили. Почему? Видимо, тот факт, что Ипатова оставили в должности, – звон колокольчика в сторону Вячеслава Викторовича. Значит, кто-то есть там, в Москве, кто видит и понимает, что такого, как в Саратовской области, быть не должно.

Что должен делать сейчас Ипатов? Ему фактически развязали руки. Он больше не должен бояться региональное отделение партии и стать наконец-то губернатором. Я считаю, что он должен немножко перетрясти команду (набрать кого-то из молодых, кого-то из старых, немножко перемешать – потому что не должно быть этой болотовидной политики правительства). Не слушать реготделение, не оборачиваться и быть настоящим губернатором.

Вот теперь ему дали такое право – теперь его никто не уберет, что бы «ЕР» сейчас ни говорила. У него есть время, запас год-два, когда он может работать спокойно. Выгнать из своего кабинета ходатаев – и нормально работать.

- В прошлом году журнал «Наша власть» написал, что прочит вас в руководители одного из российских регионов. Были ли какие-либо предложения? Вы бы согласились?

- На самом деле это очень большая ответственность. И это абсолютно другой образ и стиль жизни: галстук, костюм, 5 утра, 12 ночи – и полностью посвятить себя работе.

Наверное, я бы не согласился, если бы такие предложения поступили. Первым лицом региона – нет.

Если бы в область вернулся Аяцков, я бы с удовольствием пошел к нему работать!

- Вы также были замом губернатора Брянской области. Да что уж – у Ипатова в правительстве работали!

- В первый год губернаторства Павла Леонидовича я два месяца был министром информации. Но потом ему приказал кто-то из «ЕР» – и я освободил кабинет. Но я прощаю это Ипатову. Я понимаю, что не он принял то решение, и, кстати, думаю, это ему посоветовал Вячеслав Володин.

- Александр Константинович, в своей жизни вы занимались разноплановой деятельностью. Скажите, какая из ваших «профессий» вам ближе всего?

- Сегодня мне больше нравится адвокатская деятельность. Но у меня нет официального статуса адвоката, потому что он, опять же, налагает много ограничений и правил. Есть удобная форма – зарегистрировал ИП с формулировкой «оказание юридических услуг» – и пожалуйста, занимайся! На сегодняшний день 90% дел, которыми занимался, я выиграл. Это неплохой результат. В адвокатуре можно зарабатывать хорошие деньги и есть поле для творчества – пожалуй, этого мне пока достаточно.

И напоследок: я оставляю открытым предложение всем тем ребятам, с которыми сейчас судится «ЕР», в том числе Денису Есипову: бесплатно, это дело принципа, готов выступить на их стороне в качестве представителя.

Вопрос Александру Мирошину от помощника руководителя Администрации Президента РФ Дмитрия Аяцкова:

- Александр Константинович – уникальный человек. Грамотный, бесстрашный, дерзкий. Он прекрасный юрист – чего стоит недавно выигранное им дело Орбакайте». Сожалею, что его потенциал сегодня не в полной мере используется на благо Саратовской области, да и России.

Он умеет дружить, мы с ним знакомы уже много лет. И вопрос будет следующим: Саша, я тебя давно не видел. Приезжай на чашечку хорошего кофе, нам есть о чем поговорить!

- Дмитрий Федорович – один из немногих людей, политиков, ради кого я готов прямо сейчас купить билет и сесть в поезд. На самом деле, мы уже неоднократно собирались встретиться, но все время не удается: то я в Саратове, он в Москве, то наоборот.

Аяцков для меня – по-прежнему учитель. И я считаю его лучшим среди губернаторов на то время, когда он стоял у руля Саратовской области. Да и сейчас Дмитрий Федорович, я полагаю, является самым способным губернатором, который бы мог быть на территории России. И я уверен: причина того, что он сегодня не занимает пост губернатора, заключается в некоторых членах «Единой России».

Дарья Книгина, “Репортер” (31.03.2010)

фото (А.Мирошин): http://pda.sarinform.ru/img/catalog/25949_2.jpg