КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



НЕ ОТ ХАМОВ ЛИ СЛЫШИМ?



В желании достичь тотального контроля над Общественной палатой, власть готова идти на вероломный конфликт с «партией власти»?

Страсти вокруг выборов Общественной палаты Саратовской области затмили собой все другие события, которыми была богата прошедшая неделя. Но ни утверждение в должности губернатора, ни продвижение по профессиональной лестнице ректора СГМУ Петра Глыбочко, ни начавшийся отпуск сити-менеджера Вячеслава Сомова, относящийся к категории тех, из которых не возвращаются, не смогли информационно переплюнуть выборы в Общественную палату. И кто теперь скажет, что значение общественных институтов в жизни региона невелико?

Главной особенностью текущей кампании по формированию нового состава Общественной палаты стало беспрецедентное и многоплановое давление на группу выдвиженцев Областной думы, периодически переходящее в «черный пиар» и откровенные провокации.

Узурпатриотическая симфония
При этом, по мере развития событий, эстафета сомнительного прессинга передавалась все новым участникам. В числе которых, в итоге оказались даже губернатор Павел Ипатов и ряд его подчиненных.
Чрезмерная заинтересованность чиновников в результатах формирования ОПСО и их избыточная вовлеченность в процесс позволяет сделать ряд вполне определенных выводов. Прежде всего, о том, каким видится с Московской, 72 будущее и назначение этого органа.
Показателен также характер того, насколько демонстративно и без какой-либо дипломатии шел накат на общественников со стороны губернатора и его ставленников. Фактически, губернаторская сторона регулярно попирала общепринятые нормы приличия. При этом, в лучших традициях доктора Геббельса, не стеснялись валить с больной головы на здоровую, обвиняя другую сторону в том, что совершали сами. В этой «демонстрации силы» ощущается желание главы региона говорить отныне с «Единой Россией» – партией, выдвинувшей его на должность, исключительно с позиции силы. А также о возможных намерениях усилить собственное влияние на деятельность ее регионального отделения.
В итоге интрига вокруг Общественной палаты закрутилась столь масштабно, что чувствуется необходимость четко и скурпулезно зафиксировать каждый шаг развития событий. В ближайших выпусках нашей газеты мы обязательно опубликуем эту сагу из дат, документов и событий. Сегодня же попробуем ограничиться кратким экскурсом в историю вопроса.

В начале было слово…
Первыми, после опубликования списков выдвиженцев от исполнительной и представительной ветвей власти, тон обсуждению задали некоторые СМИ. Ряд абсолютно легитимных и законных процедур вызвали у них странную и однобокую оценку.
Например, создание и первые шаги инициативной группы, проведенные в строгом соответствии с областным законом об Общественной палате и ее регламентом, привели к навешиванию ярлыков типа «заговорщики». Хотя к участию в инициативной группе приглашались все новоизбранные члены ОП, а не только выдвинутые Областной думой. Два члена из губернаторского списка – Федор Григорьев и Сергей Авезниязов даже приняли участие в ее формировании.
В тот момент такая странная реакция некоторых СМИ выглядела случайностью. Например, как эхо обиды некоторых журналистов, которым Палата когда-то отказала в желании пополнить собою ее ряды.

Зондер-команда Бабичева
Однако настоящий скандал разразился 23 марта. В тот самый вторник, когда по соседству с Областной универсальной научной библиотекой, где собрались общественники, и практически в то же время, проходило утверждение Павла Ипатова в должности главы региона.
Ощущение скандала возникло в тот самый момент, когда зал, где проходило мероприятие заполонили чиновники правительства Саратовской области. Их было практически столько же, сколько самих общественников, если не больше. Совершенно точно, что их число превышало шестнадцать «губернаторских» выдвиженцев.
Аппарат Общественной палаты, фактически являющийся структурой Правительства области, присутствовал, как казалось, в полном составе. Но они, по крайней мере, были востребованы для обеспечения процесса. А вот какого беса контролировать общественников явилась зондер-команда высокопоставленных чинов, большой вопрос.
Возглавлял правительственный «заградотряд» сам вице-губернатор Александр Бабичев. При нем были министр по делам территориальных образований Павел Беликов. При нем – два его заместителя – Геннадий Телегин и Елена Каштанова. При них – начальник отдела межнационального и государственно-конфессионального взаимодействия того же ведомства Маргарита Лозгачева. А также другие сотрудники, в том числе и других министерств областного правительства. Например, министерства информации и печати.
Как вяжется столь тотальный контроль за горсткой общественников с самой концепцией гражданского общества и со здравым смыслом? Ответ – никак.

Селекционер «зубастиков»
Истинные цели «чиновничьего террора», думается, были совсем в другом. Как сказал на следующий день на своей пресс-конференции губернатор Павел Ипатов, нашествие его подчиненных на собрание общественников имело целью предотвращение нарушений закона. Хотя они, скорее потворствовали именно нарушению закона. А глубинный замысел губернатора, как выяснилось, заключался в том, чтобы Общественная палата оказалась максимально удалена от политических партий.
Расплывчатую формулировку своего патрона еще днем позже конкретизировали сами члены «списка губернатора». Они выдвинули претензии только к партии «Единая Россия», впрочем, голословно – в лучших традициях «черного пиара». Получается, что губернатор борется за то, чтобы Общественная палата была не просто внепартийной, а антипартийной. Причем, настроенной именно против «Единой России». Но зачем главе региона бороться с партией, формально обеспечившей ему возможность руководить регионом? Вопрос интересный. И ответить не него еще предстоит. Пока же, следует предположить, что губернатор проявил заинтересованность в том, чтобы Общественная палата превратилась в «цепного пса» исполнительной власти, науськанного, как мы видим, на своих же однопартийцев. Ипатов так и сказал: «Я хотел, чтобы Общественная палата стала более зубастой».

Лучшая защита – это нападение
Итак, кризис разразился 23 марта вскоре после начала мероприятия, пришедшегося на 15.00. Инициативная группа предложила передать функции ведущего своему лидеру – Сергею Утцу. Другая сторона воспротивилась. Действия инициативной группы во главе с Утцем носили абсолютно правомерный и логичный характер. Федор Андреевич Григорьев – уважаемый, но даже не самый старейший член Общественной палаты. Он являлся руководителем Общественной палаты, но предыдущего созыва. Новая ОПСО началась с работы инициативной группы, и та имела моральное право претендовать на руководство процессом.
К сожалению, возобладали спортивные принципы. В том смысле, что стороны разделились на две команды, поддерживая исключительно своих и не желая слышать других.
Все, что произошло позднее и в последующие дни повторяло по своей внутренней сути эту самую первую стычку «стенка на стенку». Думская часть пыталась строго придерживаться буквы и духа Закона об Общественной палате Саратовской области и регламента. Губернаторская «команда» требовала себе особых привилегий – права вести собрание, руководить счетной комиссией, диктовать решения, когда кому расходиться и так далее.
При этом, губернаторские протеже, при более чем активной поддержке чиновников, беззастенчиво обвиняли думскую сторону в грехах, в которых сами преуспели куда больше. Например, свою деструктивную позицию, вылившуюся в откровенный саботаж работы Общественной палаты, «губернаторские» аргументируют всего двумя доводами. Первый – спор Сергея Утца с Федором Григорьевым. Второй – желанием «думцев» прервать работу заседания, возникшим около 21.00, после шести часов непрерывной и изматывающей работы.
Так вот, что касается конфликта Утц-Григорьев, следует отметить главное. Конечно, фраза Сергея Рудольфовича «Слазьте. Ваше время закончилось» не отличается особой учтивостью. Однако, она никак не тянет на «хамство» достаточное для начала саботажа другой стороной.
Почему-то ни Ипатов, ни Бабичев, никто другой не возмутился теми грубыми словами, которые кричал сам Григорьев в адрес своих коллег-«думцев» в финале мероприятия. А они были куда жестче. Губернатор сотоварищи молчат о матерщине, брошенной в спину Борису Шинчуку человеком, говорившим голосом Александра Бабичева. Налицо двойные стандарты, дискредитирующие третью Общественную палату Саратовской области еще до ее формирования.
Совершенно очевидно, что желание свести обсуждение скандала, случившегося с подачи правительственных чиновников на собрании общественников, к незаслуженному шельмованию Сергея Утца, значит только одно. А именно – губернаторские служки хотят скрыть свое предосудительное поведение. И слова Ипатова о событиях в ОПСО, что «лучшая защита – это нападение», сказанные на упомянутой выше пресс-конференции, следует адресовать именно его собственным подчиненным и протеже из числа общественных деятелей.

«Ошибки» губернаторских
А между тем, по итогам сканадального собрания есть что обсуждать помимо пикировки Григорьева с Утцем.
Например, вторжение того же Бабичева в работу собрания общественников, когда Сергей Утц был вынужден поставить зарвавшегося чиновника на место. Или странные «ошибки» Федора Григорьева, взявшегося вести собрание. То он вдруг заявляет о существовании в ОПСО неких «фракций» Областной думы и губернатора. Хотя, как юрист, он должен знать, что законом существование фракций в ОПСО не предусмотрено. Это можно было бы списать на то, что Федор Андреевич просто не придал значения четкости своих формулировок, полагая, что ведет заурядное собрание. Но вслед за этим последовало заявление, что Правительство области является учредителем Общественной палаты и, видимо, поэтому Бабичев имеет право перебивать членов ОПСО на их собрании. Но это уже ни в какие рамки не лезет, так как демонстрирует элементарное пренебрежение к формулировкам закона об Общественной палате.
В конце мероприятия Григорьев, прежде чем утвердить протоколы голосования, предложил сразу приступить ко второму туру голосования.
У нас нет намерения обижать Федора Андреевича, но истина нам дороже, каким бы другом Григорьев всем не был. Он – человек, олицетворяющий в регионе закон, бывший ректор одного из ведущих в стране юридических вузов. А ныне – президент того же вуза. И его моральный долг – придерживаться законов. Он же, по нашему мнению, действовал совсем в ином ключе. В том числе и в последующие дни, когда отказывался удовлетворить абсолютно законное требование половины членов ОПСО объявить о продолжении заседания по довыборам новых членов. Григорьев, ничтоже сумняшеся, презрел закон, аргументируя свой поступок исключительно эмоциями. Может быть, ему не понравилось, что часть коллег не пожелала полуночничать на собрании на манер вампиров, но в этом желании ничего противозаконного не было. Поэтому нам на месте Григорьева было бы стыдно.

Тайный список
А еще нам стыдно за всю губернаторскую команду из-за списка в 32 фамилии, копию которого передал нам один из ее членов, совесть которого взяла верх. Может быть, Федора Григорьевича пощадили и не выдали такую шпаргалку – за кого надо «правильно» голосовать. Иначе, будем надеяться, Федор Андреевич, как человек слова и чести, не стал бы скрывать существование заговора.
Теперь самое время вернуться к словам Павла Ипатова о контроле за соблюдением законов ворохом чиновников правительства. Почему-то именно их присутствие не помешало «губернаторской» части членов ОПСО отказать в исключении из списка кандидатов некоего Велихана Мирзеханова. Хотя он был выдвинут СРОООО «Федерация Йоги России», которая зарегистрирована менее года назад, что прямо противоречит норме закона Саратовской области «Об Общественной палате». Не потому ли губернаторские выдвиженцы вступили в противоречие с буквой закона, что некто Велихан Мирзеханов находился в упомянутой «шпаргалке» под №19?
А рассуждения про «ненастоящих общественников», как согласуются с присутствием в «тайном списке» под №3 некоего Виктора Басова, также не замеченного досель в активистах «третьего сектора»? Не только ли тем, что Виктор Иванович давний соратник губернатора по работе на БАЭС?
А, забегая вперед, спросим – издевательское отношение со стороны подведомственной областному минкульту Областной библиотеки, выразившееся в ложном спроваживании их в школу №67, подогрето не тем ли, что ее директор Елена Канушина также была упомянута в списке под №12?

Пропавшие голоса
А вот еще один вопрос, который почему-то никто до сих пор не поднял. Но мы поднимем, чтобы критически осмыслить слова главы региона о чиновничьем контроле.
В конечном счете, спор между двумя половинками был решен в пользу «губернаторских» обычным голосованием. Иначе и быть не могло. Ведь «думская» группа пришла на мероприятие в усеченном составе – в командировке находился Владимир Бирюков – председатель Объединенного комитета профсоюза Саратовского гарнизона.
Так что, при любом спорном голосовании счет был 16:15 в пользу «губернаторских». Однако, при голосовании по вопросу – кто будет вести собрание, запротоколирован был счет 16:12. Позднее мы опросили всех «думцев», пытаясь найти ответ, почему кто-то из них не поддержал своего лидера? Однако все утверждали, что приняли участие в голосовании. Это подтверждали и другие присутствовавшие в зале. Однако, считавшие голоса сотрудники аппарата ОПСО куда-то потеряли целых три голоса. Их не записали ни в ту, ни в другую сторону, ни к воздержавшимся. Вот цена «губернаторского» контроля – у двадцати семи нянек дитя без трех рук.

О банке варенья и корзине печенья
Теперь проанализируем второй, выдвигаемый «губернаторскими» аргумент – о правомерности переноса заседания на другой день. В регламенте нам не удалось найти никаких указаний на то, что собрание не может прервать свою работу на несколько часов. А, согласитесь, можно понять тех, кто посчитал неправильным уходить с голосованием в ночь. Тем более, что значительная часть «губернаторской» команды удалялась из зала голосования примерно на полтора часа. Как выяснилось позднее – централизованно подкормиться. Злые языки утверждают, что «сухим пайком» по звонку Бабичева «фракционеров» обеспечила столовая Управления делами Правительства области. Однако, призывы к полуночным бдениям, адресованные насытившейся половиной к своим оголодалым коллегам, звучат не совсем корректно.
Попутно, снова вопрос Григорьеву. Хотелось бы услышать от него комментарий – имел ли место импровизированный пункт питания и отлучались ли туда «губернаторские» и насколько?
Почему мы ставим этот вопрос? Потому что предполагаем, что покинувшие зал заседания «думцы» не исключено могли вернуться, после того как тоже подкрепились бы где-нибудь неподалеку. Однако же, губернаторские хлопцы посчитали нужным учинить форменный скандал, быстро разбежаться и со следующего утра перейти к прямому саботажу работы Общественной палаты.

И снова о «губернаторском» «черном пиаре»
Этот саботаж ярче всего выразился в срыве очередного заседания, которое инициативная группа планировала провести в пятницу, 26 марта.
Среда и четверг прошли во взаимной пикировке. Стороны обвиняли друг друга в недостойном поведении. В некорректности поведения, впрочем, вновь преуспела «губернаторская» сторона. Во-первых, вместе и врозь, они продолжили смаковать и педалировать преувеличенные обвинения в «хамстве». Во-вторых, они совершенно необоснованно начали упрекать партию «Единая Россия». Тем более, что никаких реальных оснований для этого не было представлено. Ни один функционер партии ни разу проявил своего участия в процессе формирования палаты.
Окончание на с.20
Начало на с .18-19

На фоне гипертрофированного внимания правительственных чиновников, это особенно ярко бросалось в глаза. Даже Областная дума практически не была представлена ни на одном мероприятии общественников. Например, 23 марта в первой половине собрания был заслушан руководитель Отдела правового обеспечения Облдумы Алексей Мудрак. В середине мероприятия ненадолго заглянул депутат Андрей Россошанский – председатель Комитета по культуре общественным отношениям и информационной политике. И все.
Но отсутствие доводов не помешало опубликованию голословного открытого письма от имени пятнадцати представителей «губернаторского» списка. Такой подход напрямую граничит с банальным «черным пиаром». Кстати, есть основания предполагать, что часть подписей не были реально поставлены под письмом. Скорее всего, согласие уважаемых людей получили по телефону, рассказав им о сути текста «в общих чертах». Если так, то признаков использования «черного пиара» становится еще больше.

Пятничный саботаж
Что же произошло в пятницу, 26 марта? Члены инициативной группы своевременно – за день – подали заявку на подготовку заседания в Областной универсальной научной библиотеке. Однако в назначенный час двери этого государственного учреждения оказались закрыты для явившихся на заседание представителей «третьего сектора».
Директор библиотеки Людмила Канушина на рабочем месте отсутствовала. Заместитель директора Галина Кузнецова сообщила, что мероприятие не было заранее согласовано и все залы учреждения заняты. При этом общественникам со ссылкой на распоряжение директора было сказано, что заседание перенесено в помещение общеобразовательной школы №67 города Саратова. По тому же адресу были отправлены и представители прессы, прибывшие на мероприятие. К этому моменту общественники переместились в помещения аппарата Общественной палаты Саратовской области.
Ни одного из руководителей аппарата на месте не оказалось, а рядовые сотрудники этого учреждения сообщили, что не предпринимали никаких подготовительных мер для проведения заседания. Факт получения заявки был подтвержден, однако соответствующего распоряжения председателя палаты Федора Григорьева не последовало. То есть, Федор Андреевич вновь пренебрег своим долгом и верности букве закона, обосновав свое поведение только эмоциями.
Разъяснения возмущенным общественникам дала заместитель министра по делам территориальных образований Саратовской области Елена Каштанова, являющаяся куратором Общественной палаты и ее аппарата, чьим учредителем является правительство области. По ее словам, она не сомневается в легитимности инициативной группы, однако ее заявку на проведение собрания легитимной не считает. По словам чиновницы, для этого необходимо, чтобы заявку подписали члены палаты, выдвинутые как губернатором, так и Областной думой.
В свою очередь собравшиеся члены Общественной палаты заявили, что налицо грубейшее нарушение регламента Общественной палаты, и подписали заявление по поводу случившегося.
Подписи под заявлением поставили 16 из 32 членов ОПСО, выдвинутых облдумой и губернатором области.
Полномочия прежней Общественной палаты истекли как раз 26 марта 2010 года.
Сотрудники школы №67 заявили, что им ничего не известно о том, что в их помещении аппарат Общественной палаты собирался проводить какие-либо мероприятия.
Связаться с директором областной универсальной научной библиотеки Людмилой Канушиной в течение нескольких часов так и не удалось. Ее секретарь по телефону сообщила, что общественников отсылали в школу №67 только по той причине, что некие неизвестные ей мужчины, увозившие 24 марта кабинки для голосования, остававшиеся после предыдущего заседания, сообщили, что якобы везут их в школу №67.

Итог – выборы состоялись
Можно сказать, что спор сторон уже перешел в правовую плоскость. Не исключено, что судьба Палаты может решаться в суде. Хотя такой исход событий противоречит самому духу общественного органа, призванного сеять согласие. Но, к сожалению, получилось так, что еще до начала ее формирования некие силы стали нагнетать страсти. Как теперь выяснилось – за ними торчат уши губернатора и его чиновников. В первую очередь вице-губернатора Бабичева.
В настоящий момент наиболее отчетливо сторонами представлены две позиции. «Губернаторские» считают, что процедуру выдвижения и голосования необходимо проводить с самого начала. В этом нет никакой логики, учитывая, что протоколы голосования оформлены в соответствии с законом и осталось их всего-лишь утвердить, что не возбраняется сделать и после перерыва.
Именно такой позиции придерживаются «думские» – продолжить процедуру довыборов с того момента, на котором она была прервана.
Как видится, споры о том, что важнее – «курица» или «яйцо» – могут продолжаться до бесконечности.
Поэтому мы предлагаем читателям задуматься о третьей возможности. На наш взгляд, выборы уже состоялись. В Законе нигде не прописано, что когда выдвиженцы двух ветвей власти, составляющие половину ОПСО, избирают вторую половину из кандидатов от общественных объединений, обязательно должны быть определены все без исключения ее члены. Изучение Закона и регламента показывает, что Палата приступает к работе, если имеется две трети от ее состава.
Несложные арифметические подсчеты показывают, что 2/3 от 64 равняются 42,66. В настоящий момент избраны 43 члена ОПСО. То есть, 16 человек выдвинуты губернатором, еще 16 – Областной думой и 11 – избраны на пресловутом собрании.
Так что, нечего усложнять то, что проще простого. Пусть две «четвертинки» Общественной палаты, которые не в состоянии поладить по простому вопросу выходят на работу вместе с уже избранными одиннадцатью. И уже вместе доизбирают оставшихся 21 коллег по стандартной процедуре довыборов.
Нам видится, что формальные отказы пойти по такому честному и прямому пути – будут выглядеть не иначе, чем неприкрытым крючкотворством, скрывающим мотивы столь же тайные, сколь и стыдные.

И еще раз о «черном пиаре»
Отныне «крестным отцом» «черного пиара» на Саратовщине можно считать Павла Ипатова – после той самой пресс-конференции, которую мы уже упоминали. Начать с того, что Павел Леонидович фактически уклонился от прямого ответа на поставленный вопрос. И вместо того, чтобы дать оценку грубого вмешательства своих подчиненных в дела общественников, принялся драматизировать мелочи типа пикировки Утца-Григорьева и исчезновения кворума.
А во-вторых, сделал чисто «чернопиарский» выпад против двух членов Общественной палаты. А именно – против заслуженного врача Ирины Зайцевой и лидера украинского землячества Аркадия Шелеста
Павел Леонидович высказался в том духе, что некоторые общественники не являются на самом деле таковыми, а представляют интересы тех, кто их выдвинул, будучи чьими-то помощниками. В качестве неудачных примеров Ипатов привел, как раз Зайцеву и Шелеста.
Вот что ляпнул Ипатов. Правда, следует оговориться, что, скорее всего, его снова подставили помощники-халтурщики.
«Там (в Общественной палате – прим. Ред) должны быть представлены люди с определенными заслугами и определенным потенциалом.
Вызывает вопросы, почему объемная часть представителей от думы были – помощники депутатов, помощники разных руководителей и абсолютно не имеющие собственной позиции. Люди, которых направляют, скорее всего, для решения определенных вопросов. Я могу назвать: Шелест – помощник депутата Семенца. Зайцева – помощник ректора медуниверситета Глыбочко. Именно эти люди под водительством Сергея Утца сорвали фактически вчера формирование Общественной палаты. Что руководствовалось этими людьми – мне представляется далеко не интересы жителей Саратовской области».
Вдохновленный своим шефом и, похоже, столь же несведущий вице-губернатор Бабичев пошел еще дальше и в своем открытом письме репетовал посыл губернатора.
Вот выдержки из него:
«Попробуем разобраться, кто дирижировал действиями думской части ОПы и виновен в срыве заседания. Две наиболее активные общественницы – помощник ректора СГМУ Ирина Зайцева и директор школы Галина Полянская предложили, чтобы заседание вел заместитель директора ГТРК «Саратов» Сергей Утц…
Пока шло утверждение бюллетеней, некоторые «отчаянные глашатаи народных интересов» вели себя крайне нервозно и постоянно вели консультации с неизвестными лицами по телефону. Нервозность общественников перешла в некий демарш: Утц, Зайцева, Шинчук и Шелест в какой-то момент попытались тайно покинуть заседание, но оказавшись под прицелом телекамер, вернулись в зал.
По закону, в Общественной Палате должны быть представлены люди, которые имеют особые заслуги перед государством и обществом. Перед кем имеют заслуги эти люди, цинично сорвавшие важное заседание, бойкотирующие здравый смысл, не признающие порядочность, не уважающие своих коллег? Вопрос риторический».
Что ж, просветим господ Ипатова и Бабичева.
Во-первых, Аркадий Шелест, как мы уже сказали, много лет является лидером украинского землячества и в помощниках депутата Семенца не числится.
Во-вторых, Ирина Зайцева является членом-корреспондентом РАЕН, профессором и имеет, на наш взгляд, перед людьми и общественностью заслуг поболе, чем самоуверенные господа Ипатов и Бабичев вместе взятые.
Чтобы восполнить у Ипатова с Бабичевым пробел в знаниях мы публикуем биографическую справку об Ирине Зайцевой.
А еще, хотим отметить, что доверие главы государства не дает права губернатору и мужику Павлу Ипатову хамить в адрес заслуженного медика и женщины.
Мы это в том смысле, что готовы обсуждать было ли поведение Сергея Утца хамским только после того, как Павел Леонидович вместе с Александром Георгиевичем принесут извинения Ирине Александровне за свое недостойное мужчин и высокопоставленных чиновников хамское поведение.

Как формируется
Общественная палата Саратовской области

Одну четверть членов Общественной палаты Саратовской области – 16 человек – выдвигает Губернатор. Еще столько же – Областная дума. Вместе эти 32 члена ОПСО в течении 60 дней выбирают еще 32 кандидатуры из тех, кого выдвигают общественные организации, зарегистрированные на территории области.
Губернаторский и думский списки были опубликованы в середине февраля. Первое собрание по выборам новых членов, выдвинутых общественными объединениями региона, состоялось 25 марта в 15:00.
Оно было прервано в 21:00, после того, как были избраны 11 членов палаты из кандидатов, выдвинутых общественными организациями региона, и оставалось доизбрать еще 25.

СПРАВКА
ИЗ ИСТОРИИ КАФЕДРЫ ДЕТСКИХ ИНФЕКЦИОННЫХ
БОЛЕЗНЕЙ СГМУ

«Там должны быть представлены люди с определенными
заслугами и определенным потенциалом»
Павел Ипатов, из выступления на пресс-конференции, 24 марта 2010 г.

В 1972 году на кафедре начала работать И. А. Зайцева сначала ассистентом, затем доцентом и профессором, а с 1989 года — заведующей кафедрой детских инфекционных болезней. И. А. Зайцева в 1987 году была избрана деканом педиатрического факультета, а в 1989 году была назначена проректором по учебной работе, с 1994 г. по 1997 г. — первый проректор Саратовского Государственного медицинского университета. В 1994 году она избрана членом-корреспондентом академии Естественных наук РФ.
И. А. Зайцева является автором более 300 работ, опубликованных, в том числе, в центральной печати в стране и за рубежом, двух монографий, справочников, учебно-методических рекомендаций. Под руководством И. А. Зайцевой защищены 4 докторские и 18 кандидатских диссертаций. Особое внимание на кафедре под руководством И. А. Зайцевой уделялось изучению вопросов патогенеза, клиники и лечения кишечных инфекций у детей раннего возраста, дифтерии, нейроинфекций, ангин, инфекционного мононуклеоза. Результатом научных исследований коллектива явилось 12 рационализаторских предложений, патент на изобретение.

КОММЕНТАРИЙ
Начальник отдела правового обеспечения деятельности Облдумы Алексей Мудрак:

– Согласование кандидатур в Общественную палату, как любой процесс, имеет несколько стадий, и все они благополучно завершены: кандидаты были выдвинуты, за них проголосовали, голоса подсчитаны, протокол счетной комиссии подписан. Таким образом поставлена точка. Правовых оснований для переголосования нет. Тот факт, что еще по 26-ти кандидатам вопрос остался открытым в связи с тем, что голосование затянулось, можно считать перерывом в заседании. Необходимо завершить этот процесс, не затягивая, так как на доизбрание членов Палаты отведен определённый срок и в него надо уложиться».

КОММЕНТАРИЙ
Заявление членов Общественной палаты
Саратовской области:

«Мы, члены Общественной палаты Саратовской области, считаем недопустимым срыв собрания по доизбранию членов Общественной палаты нового созыва аппаратом общественной палаты Саратовской области.
Инициативной группой своевременно была подана заявка на оповещение о дате и времени (26 марта 2010 года, 12:00) и технических условиях (бюллетени и кабинки). Несмотря на это, ни помещение, ни бюллетени не были подготовлены в срок».

 Дмитрий Петров

http://na-vid.ru/info/203.php