КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Шайка, веник, два письма.



Противостояние Гострудинспекции и МУП «Банно-прачечное» прорвалось в публичную плоскость

Отношения между управлением Гострудинспекции по Саратовской области и МУП «Банно-прачечное хозяйство» по всем признакам выходят за рамки, принятые для контролирующего органа и хозяйствующего субъекта. Уже есть достаточно оснований говорить, что руководство Гострудинспекции относится к МУП откровенно предвзято. А после пресс конференции Илдуса Тумакова – руководителя структурного подразделения органа федеральной власти, сложилось впечатление, что он каким-то образом мотивирован против директора МУП «БПХ» Сергея Нестерова. Похоже, Тумаков просто относится к таким людям, которые неспособны признавать свои ошибки. В этом случае – одолеть Нестерова, доказать свою правоту любой ценой, возможно стало для него «идеей фикс», которой человек порою становится одержим вопреки здравому смыслу, нормам порядочности и даже законов.

Если наше предположение верно, то становится понятным, какие черты характера привели к тому, что некогда заместитель начальника отдела Генпрокуратуры РФ в Уральском федеральном округе, претендовавший на должность прокурора мощной Челябинской области, стал скромным руководителем региональной Государственной инспекции по труду в далеком от родных мест Саратове.

Немного истории

Мы не раз подробно писали о положении дел в МУП «БПХ». В феврале прошлого года разваливающийся банный комплекс возглавил молодой директор Сергей Нестеров. Не секрет, что на руководящий пост его выдвинула партия «Единая Россия», которая и тогда, и сейчас ручается за него. И парень не подкачал.
Результаты говорят сами за себя. Раньше бани разваливались и потихоньку распродавались. Все саратовцы, пользующиеся услугами муниципальных бань, все это видели своими глазами. Вместо некоторых банно-душевых павильонов, расположенных в центральных районах, возводились элитные многоэтажки.
К февралю 2009 года из некогда пятнадцати городских бань в МУП оставалось только девять. Из них работали только пять, а одна – в Солнечном поселке – была уже почти выделена из МУПа с явной целью перепродажи.
За год ситуация исправилась кардинально. Были отремонтированы и введены в строй четыре бани. Осталось в 2010 ввести в строй только одну – баню №16 на 4-м жилучастке.
Был наведен порядок в трудовых отношениях – людям стали вовремя платить заработную плату. Сама зарплата выросла почти вдвое и составила в среднем 7,5 тысяч рублей. Из штатов были вычищены «мертвые души», которые числились, но не работали. И много-много чего еще в МУП улучшилось и исправилось.
Из помещений бань изгнали подпольные цеха, кабаки и бордели. А улучшение качества услуг ощутили сами саратовцы – помывочные отделения и парилки стали чище и опрятнее. Заработали отремонтированные бани №№ 4, 7, 16, 18. При этом цена за посещение бани не изменилась и осталась на том же уровне, что и предыдущие четыре года – 60-80 рублей.
В то же время, после увольнения пригревшихся в прямом и переносном смысле, прежних банных руководителей, выручка во всех без исключения банях сказочным образом выросла, как на дрожжах. Где-то в два, а где-то – в три раза. Куда раньше уходили эти деньги? Вопрос риторический.
За городские бани и за успехи Нестерова искренне радуются не только простые люди, но и ответственные руководители Саратова и области. Огромную роль в возрождении саратовских бань сыграл Глава города Саратова Олег Грищенко.

Ложка дегтя
Но всегда найдутся люди, которые, увидев бочку меда, посчитают необходимым запустить в нее ложку дегтя. Для саратовских бань такой ложкой дегтя стала местная Гострудинспекция. С первых же месяцев и до сих пор – то есть, уже больше года, это ведомство, непрерывно ведет выглядящее пристрастными проверки предприятия. И эту предполагаемую пристрастность мы постараемся доказать читателям.
Поначалу внимание Гострудинспекции не выглядело столь брутальным. Когда для прежнего менеджмента бань праздник неожиданно закончился, они попытались подложить новому молодому директору пару-тройку прощальных «подарков». Жалобы и кляузы писались во все инстанции – в прокуратуру, Ростехнадзор, Роспотребнадзор и так далее. Однако, все другие ведомства быстро разобрались с ситуацией. Напраслину исключили, где недочеты были выявлены – выписали предписания на устранения. К слову, все предписания были устранены в срок.
И только Гострудинспекция, взяв с места в карьер, и не собиралась снижать обороты. При этом, изначально госорган был заряжен на дисквалификацию Нестерова. Ему с ходу начали выписывать штрафы. Особо ретивые сотрудники даже не скрывали, что их цель – уволить Нестерова. Для МУП «БПХ» началось долгое сидение в судах. В итоге все незаконные штрафы были отменены судом – два на руководителя, два на юрлицо, по охране труда. Следует отметить, что после двух штрафов руководитель может быть дисквалифицирован. Но на носу у МУП еще десять судов.
Сотрудники МУПа не терзаются вопросом – почему так происходит. Они не удивляются сильно тому, что Гострудинспекция не интересовалась МУПом, до прихода Нестерова – когда дела велись действительно безобразно. Для себя они ответ нашли – ведомство Тумакова не остановится, пока не отстранит Нестерова от должности. Или пока Тумакова не вернут к реальности «старшие по званию». Проблема в том, что одернуть увлекшегося бывшего прокурора могут только из Москвы. А когда это Москва снизойдет до того, чтобы вникнуть в банные проблемы провинциального городка?

Народный бунт
Впрочем, доведенные до отчаяния работники МУПа вышли 5 апреля на санкционированный митинг к зданию Гострудинспекции. «Тумаков, хватит кошмарить бани!» – такой призыв могли прочитать прохожие на плакатах, которые работники держали в руках. По итогам акции письма с требованием принять меры к Тумакову были направлены федеральному министру Татьяне Голиковой, в чьем ведомстве Минздравсоцразвития находится Гострудинспекция, областному прокурору Владимиру Степанову, председателю Областной думы Валерию Радаеву и многим другим.
Прежде, чем рассказать, какие аргументы выдвигают в свою защиту доведенные до отчаяния работники бань, стоит привести пару слов о реакции Тумакова на народный бунт.
То ли Илдус Сейтгереевич испугался явления под свои окна людей, барабанящих в банные тазики, то ли встревожился насчет письма министру Голиковой – но наконец-то позиция госоргана была озвучена. И надо сказать, что позиция эта оказалась малоубедительной.

Общие фразы и никакой конкретики
Тумаков сделал упор на общие формулировки. Говорил, что, дескать, выявлены 140 нарушений, но подробно об этих нарушениях не рассказывал. Говорил о закрытии крыши в бане №18, но не пояснил, почему Рострудинспекция, вообще, озаботилась вопросом кровли? Ведь это вопрос для Ростехнадзора. Было бы логичнее направить запрос относительно крыши в это ведомство. Возмущенно рассказывал о задержании милицией одного из своих сотрудников, но забыл рассказать, что тот вел себя так, что просто не оставил другого выхода сотрудникам МУП и ГУВД.
А еще, выступление Тумакова оставило непроясненным два важных вопроса. Он сообщил, что плановых проверок инспекция в МУП «БПХ» не проводила. Также, число проверок он обозначил цифрой восемь.
В «Банно-прачечном» же утверждают, что проверок было всего 11. Причем некоторые шли параллельно, а число групп проверяющих доходило одновременно до 6. Активные действия сотрудников Гострудинспекции регулярно парализовывали работу предприятия. Причем, по странному совпадению, пик активности приходился, обычно на периоды подготовки годового отчета или выдачи зарплаты.

Уроки арифметики
А теперь, внимание вопрос. Если проверок было 11, а плановых проверок инспекция не проводила, то откуда взялось почти половина этих проверок? Тумаков заявляет, что сотрудники были просто вынуждены выезжать по жалобам обиженных сотрудников. Но жалоб было всего 6. Причем все они шли по баням №18 и №1. По большому счету, всю «антинестеровскую» кампанию – и это ни для кого не секрет – инициировали два уволенных директора этих бань – Кочетов и Князев. К слову, после их увольнения баня №18 в 2009 году заработала 735 тысяч рублей, против 478 в 2008. И это притом, что некоторое время в 2009 г. не работала. А баня №1 выручила в 2009 г. 3776 тысяч рублей, против 2603 в 2008. Это важно, чтобы понимать под чью дудку, как ни крути, по сути, танцует Тумаков.
Так вот из шести жалоб в Гострудинспекцию три написал Кочетов, одну Князев, одну банщица Кочетова и одну уборщица Князева.
А в итоге получилось одиннадцать проверок. При этом, в некоторых случаях складывается впечатление, что жалобы воспринимались гострудинспекцией только как повод зайти в баню. Например, что касается 18-й бани жалобы никто не видел, по ней нет потерпевшего, ничего не подтвердилось.

Крыша едет не спеша…
Зато Гострудинспекция всерьез требовала закрытия крыши! Ну не смешно ли? И какие еще нужны доказательства предвзятости? В итоге крыша была «закрыта» пять суток – ровно столько, сколько продолжался суд. Суд в дальнейшем «закрытии» отказал. Но что с того? Уже понятно, что деятельный Илдус Сейтгереевич придумает что-нибудь еще.
Если внимательно проанализировать претензии, озвученные Тумаковым на своей пресс-конференции, то камня на камне от них не остается достаточно быстро.
Например. Сама цифра в 140 выявленных нарушений. Как утверждает Сергей Нестеров, две трети из них носят рекомендательный характер. Еще 25 касаются двух станков – деревообрабатывающего и заточного, причем на балансе МУПа эти станки не числятся и откуда они взялись – вообще неизвестно. Не исключено, что в данном случае возможно вести речь о фальсификации доказательств.
Теперь о невыплачиваемых, якобы, бонусах сотрудникам. Речь идет об отраслевых тарифных соглашениях в ЖКХ, предусматривающих доплату в виде некоего коэффициента банных работ.
Действительно, такое упущение имело место. Но! Это соглашение было заключено еще летом 2007 года – когда Нестерова в МУПе и в помине не было, а вот господа Кочетов и Князев как раз там трудились. В силу должно было вступить с 1 января 2008 года. Но не вступило. И Гострудинспекция спокойно дремала. Далее наступило 1 января 2009 года – Нестерова в МУПе все еще нет. Тарифное соглашение не действует и Гострудинспекцию сей факт не волнует. Но вот в феврале приходит Нестеров, инспекция словно срывается с поводка, практически сразу начинаются проверки и только к декабрю 2009 года проверяющие нарывают это неработающее соглашение. Вопрос – откуда Нестерову было знать про этот документ, если даже дотошным проверяющим понадобилось полгода, чтобы откопать его?
Конечно, нарушения нужно исправлять, но не кажется ли, что в этом случае достаточно было ограничиться предписанием к устранению в человеческие сроки, а не подавать эту находку как повод к настоящей расправе? Это нечестно наказывать руководителя за недоработки, допущенные в период, когда он еще не работал в организации. Ведь теперь надлежит выплатить эти самые бонусы за 2008 и частично – за 2009 год.

Курьер или провокатор?
Теперь о «козыре» Тумакова – скандале вокруг якобы задержания сотрудника Гострудинспекции «при исполнении». По версии сотрудников МУП события выглядят несколько иначе. Некий тип врывается в ходе совещания в кабинет директора. При этом отталкивает грубо девушку-сотрудницу Валентину Гурьянову, называет ее грубым словом, которое мы здесь повторять не будем. Не представился, не предъявил удостоверения, в грубой форме начал угрожать увольнением. Чтобы так ворваться в кабинет необходимо иметь распоряжение о проверке. Но проверка к этому моменту уже завершилась.
Соответственно, «сотрудник при исполнении» мог исполнять только функции курьера или провокатора. Вызвали милицию – им тоже удостоверения шумный гость не предъявил, вел себя вызывающе. В результате был сопровожден в отдел для прояснения обстоятельств. По нашему мнению, в данном случае милиция сработала четко и заслуживает только поощрения. Поэтому попытки Тумакова бросить тень на сотрудников органов внутренних дел выглядят надуманно.
Правота милиционеров подтверждается также отсутствием административного производства. Насколько известно, ведомство Тумакова обращалось на этот счет в прокуратуру, но поддержки эта просьба не нашла. Так что, действия милиции признаны правомерными.

Еще о предвзятости
Говоря о предвзятости Гострудинспекции нельзя не упомянуть об одном из оформленных предписаний. Запущенное еще до Нестерова при директоре Князеве помывочное отделение бани №1 было высочайше велено отремонтировать… за три дня! Даже на первый взгляд, такое распоряжение выглядит издевательством. Но ведь на этот счет существуют еще ГОСТы, другие стандарты, применяемы при строительстве. Они гласят, что работы, сметная стоимость которых превышает 100 тысяч рублей, ведутся в срок до одного года. В данном же случае речь идет о ремонте стоимостью более 5 миллионов рублей. Как же расценивать предписание о трехдневном ремонте – некомпетентностью или предвзятостью? Решайте сами.
Вообще столь рьяные и многочисленные проверки по мнению многих наблюдателей, ведутся только на предприятиях, где зафиксированы серьезнейшие нарушения. Например, несчастные случаи со смертельным исходом, хронические невыплаты зарплаты, отсутствие отпусков у персонала и так далее. В случае же с МУП «БПХ» ничего такого нет. Большинство жалоб не подтверждается. Претензии по поводу неких фантомных станков, странные претензии к кровле, еле найденный застарелый бонус, протест против введения должности мастера бани, как дискредитирующей должность директора – все это выглядит несерьезно для того, чтобы бросаться «кошмарить» предприятие. К тому же в период, когда дела в нем откровенно идут на поправку. Когда работникам увеличивают в 2 раза зарплату, выводят из отпусков за свой счет – запуская простаивавшие бани в эксплуатацию и так далее.
Дело доходит до того, что сотрудники инспекции обзванивают сотрудников, в том числе и бывших и уговаривают «накатать жалобу». При этом, порою, переходят всякие границы. В милицию уже направлено заявление от Сергея Нестерова с просьбой отреагировать на информацию одной из бывших сотрудниц, что инспектор удерживал ее сына, пока та не согласится подписать жалобу такого рода.

Вместо эпилога
Настойчивость, достойная лучшего применения, с которой подчиненные Тумакова пытаются наказать достойное, в целом, предприятие, приносит свои результаты. Только вот вряд ли ими можно гордится порядочному человеку. Например, благодаря своей последовательности в преследовании директора-«единоросса», Тумаков сделался любимчиком оппозиционной прессы. Которой важно пожать политические дивиденды, независимо от фактологической стороны дела.
Так Тумакову сделала «хорошую прессу» розовая газета одиозного олигарха Фейтлихера. Но это такая похвала, от которой честный госслужащий в здравом уме, должен бы шарахаться. Было бы интересно посмотреть, как пресс-атташе Тумакова подошьет это издание к отчету. Достаточно сказать, что многие из тех, кто удостаивался сомнительной чести быть партнером в той или иной мере этого предпринимателя с неоднозначной репутацией, заканчивали карьеру не совсем блестяще. Список уже достаточно длинный и зачем удлинять его собою? По-хорошему, господин Тумаков должен был бы насторожиться от такого сомнительного комплимента.

http://na-vid.ru/info/210.php