КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Прокурор и следствие не сошлись во “Взгляде”.



  

Вчера стало известно о том, что прокурор Саратова Владимир Климов отправил на доследование громкое уголовное дело о нападении в марте прошлого года на генерального директора медиахолдинга “Взгляд” Вадима Рогожина. Формальным поводом для этого явилось непродление срока следствия, что является грубым нарушением УПК РФ. Адвокаты фигурантов убеждены: дело сфабриковано и у следствия нет доказательств вины подзащитных.

Прокурор Саратова Владимир Климов не утвердил обвинительное заключение по уголовному делу в отношении коммерческого директора рекламной фирмы “Клише” Виталия Павлова, бывших студентов Академии права Дамира Широкова и Российского государственного строительного университета Арама Багдасаряна, обвиняемых в нападении на гендиректора медиахолдинга “Взгляд” Вадима Рогожина. Как писал “Ъ”, преступление было совершено в Саратове 5 марта 2009 года. Преступники напали на известного журналиста и издателя в подъезде его дома и нанесли по голове около десяти ударов металлическими предметами, похожими на арматуру. Пострадавший с рублеными ранами головы и переломом основания черепа был госпитализирован и после операции провел без сознания больше двух недель. Уголовное дело было возбуждено ГУВД области по ст. 111 УК РФ (причинение тяжкого вреда здоровью). В августе 2009 года обвинение по делу было предъявлено Виталию Павлову, в декабре — Дамиру Широкову.

В январе этого года начальник ГУВД области Сергей Аренин объявил о выявлении в регионе “преступного конгломерата”, члены которого причастны не только к нападению на Вадима Рогожина, но и к другим, не менее резонансным преступлениям, в частности к жестокому избиению в сентябре 2007 года заместителя председателя Центра защиты прав потребителей Алексея Сусликова.

Вчера, сославшись на “интересы следствия”, Владимир Климов отказался мотивировать свое решение о возвращении дела на доследование, заметив только, что по закону у следствия есть месяц “на устранение определенных недостатков”. В ГУВД области эту информацию также не комментировали.

Между тем сам господин Рогожин заявил “Ъ”, что “лично не видел нападавших”, поскольку “ничего не помнит и не может утверждать, что это именно те люди”, о которых идет речь в обвинительном заключении. “Но та доказательная база, которую я прочитал, не оставляет у меня вопросов о причастности Павлова и Широкова к нападению,— сказал он.— Как говорят, они действительно это совершили. Не исключаю, что и Багдасарян тоже мог быть причастен к преступлению. А то, что дело направили на доработку,— возможно, там есть шероховатости, думаю, их устранят”.

Иного мнения придерживаются адвокаты обвиняемых. Защитник Виталия Павлова Эвелина Макеева сообщила “Ъ”, что формальным поводом для отказа в утверждении обвинительного заключения стало то, что с 8 февраля “срок предварительного следствия не был продлен”, поэтому все следственные действия с этого времени были незаконными. “14 апреля руководитель следственной группы Олег Костров вышел с ходатайством в областной суд о продлении обвиняемым срока содержания под стражей,— рассказала госпожа Макеева.— Перед этим, как я полагаю, он сфальсифицировал материалы дела и ввел в заблуждение следственный комитет при МВД РФ и областной суд, заявив, что Арам Багдасарян обвиняется в нападении на журналиста,— это было единственным основанием для продления ареста”. Но дело в том, говорит адвокат, что господину Багдасаряну никто и никогда не предъявлял такого обвинения — только в избиении правозащитника.

Как считает Эвелина Макеева, это не единственная фальсификация в деле. “По неизвестной нам причине из 42 томов уголовного дела исчезли некоторые важные документы,—утверждает адвокат.— Так, пропала ориентировка, составленная 6 марта, на следующий день после нападения на Рогожина, “на основании свидетельских показаний”. В ней один из преступников описывался как человек “с хирургическим шрамом на лице”, которого потом видели на железнодорожном вокзале, в электричке”. По словам госпожи Макеевой, ни у кого из троих подозреваемых такого шрама нет. “Тогда за что их, спрашивается, арестовали? Думаю, что в прокуратуре города поняли: состава преступления нет, доказательная база по этому делу нулевая, поэтому и вернули на доследование”,— резюмировала защитник.

Аналогичного мнения придерживается адвокат Дамира Широкова Галина Трошина. “Это вопиющий факт, когда безо всяких доказательств следствие пытается протолкнуть оскандалившееся дело в суд,— считает она.— У Широкова не было никаких мотивов для нападения на журналиста, они не были знакомы, и Вадим Рогожин никогда не писал о нем статьи”.

http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=1357268