КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Ржавчина безответственности.



Саратовский речной флот превращается в мину замедленного действия

Произошедшая на минувшей неделе авария на барже «Шаланда Ш-27», загрязнившая Волгу нефтяными пятнами, не получила широкого общественного отклика. Власти установили владельцев судна, направили им предписания по устранению причин утечки нефтепродуктов и даже говорят о привлечении к административной ответственности. На этом и все. Решение проблемы загрязнения саратовских водоемов нефтепродуктами ограничивается латанием дыр в прямом и переносном смысле. О комплексе мер, направленных на устранение подобных аварий в будущем, речи пока не идет.

Как уже писала наша газета, причиной ЧП стала находящаяся на берегу в районе Затона несамоходная баржа в полупритопленном состоянии. Владельцем ее оказался «Саратовский район водных путей и судоходства» (филиал ФГУ «Волжское государственное бассейновое управление водных путей и судоходства»). Установлено, что предприятие нарушило положения статей 55 и 56 Водного кодекса РФ и должно быть привлечено к административной ответственности по ч.4 ст. 8.13 кодекса «Об административных правонарушениях РФ» на сумму не более 40 тысяч рублей. Ответственность Росприроднадзор установил за то, что «из двери верхней надстройки судна «Шаланда Ш-27» по левому борту происходила утечка нефтепродуктов. Судно находится в полузатопленном состоянии и стальными тросами пришвартовано к территории предприятия. Оно несамоходное, двигателя не имеет, и определить на момент осмотра количество нефтепродуктов, попавших в акваторию Волгоградского водохранилища, не представляется возможным».

Также владельцам предписали установить заграждения и собрать вылившуюся в воду нефть. В свою очередь, МУП «Саратовводоканал» получил задание усилить контроль над качеством питьевой воды, поступающей в дома жителей областного центра. На этом, собственно, история и закончилась. Решать проблему предотвращения подобных историй в будущем контрольные и надзорные органы власти не спешат.

Получается, что сгнившие и полузатонувшие суда могут спокойно стоять рядом с водозабором, угрожая здоровью жителей областного центра и отравляя экосистему региона? А наказание, которое грозит их владельцам в случае аварии, не превысит 40 тысяч рублей?

Избирательное правосудие

Вопрос о том, сколько еще плавучего металлолома находится в акватории Саратова, не имеет ответа. По крайней мере, представленного вниманию общественности. В чьих руках находятся остатки, а то и обломки того, что когда-то гордо именовалось Саратовским речным флотом? Достаточно ли ответственны эти люди? Судя по некоторым примерам, этот вопрос должен вызывать серьезные опасения у контролирующих структур и экологических организаций.

Одним из ярких негативных примеров последних лет стало крушение танкера, принадлежащего экс-депутату гордумы и экс-заместителю главы администрации города Андрею Палазнику. Это ЧП случилось неподалеку от Сызрани почти год назад, в середине июля 2009-го. Дизель-электроход «Шлюзовой-103» с баржей под названием «Бельская», груженной более чем тремя тысячами тонн мазута, сел на мель в Самарской области. В результате столкновения в водную акваторию вылилось более 5,8 тонны мазута марки «М-100» – химического вещества 3-го класса опасности. Следствие выяснило следующее: судно направлялось из Сызрани в Самару. Авария произошла по вине капитана – он уснул за штурвалом. Отклонившись от курса, баржа столкнулась с берегом. В результате удара в корпусе образовалась пробоина, через которую в акваторию Волгу попало 5,816 тонны мазута. После аварийного сброса содержание нефтепродуктов в грунте береговой линии увеличилось в 618 раз, а в грунте дна – в 7 раз по сравнению с грунтом выше по течению. Согласно заключению экологической экспертизы, в результате разлива мазута произошло загрязнение воды, берега, дна реки Волги Саратовского водохранилища от 15 до 20 километров ниже по течению от места аварии. Это привело к гибели ихтиопланктона, молоди рыб, снижению численности организмов фитопланктона. Ущерб, причиненный водному объекту, оценен в 9 млн 615 тыс. рублей.

Капитан судна Федор Мухин признан судом виновным по части 2 статьи 247 УК РФ. Ему назначено наказание в виде двух лет лишения свободы условно с испытательным сроком 1,5 года.

В основу обвинительного заключения среди многих был положен и вывод о том, что «капитан не организовал должным образом ходовую вахту судового экипажа. Имея личную заинтересованность на скорейшее завершение рейса, ночью 13 июля 2009 года он лично заступил на вахту, нарушив режим отдыха и не обеспечив безопасность плавания».

Претензий к руководству компании ЗАО «Сартанкер», поставивших своих работников в такие условия труда, не возникло – ограничились одним виноватым. Словом, правосудие восторжествовало частично, и сделано это было не саратовской, а самарской Фемидой.

История одной многоходовки

Отделом дознания Саратовского ЛУВДТ в отношении ЗАО «Сартанкер» было  возбуждено уголовное дело по статье «Незаконная предпринимательская деятельность с извлечением дохода в крупном размере». Заместитель начальника следственного отдела Саратовского ЛУВДТ Николай Кузьмин тогда отмечал: «В период с 26 мая по 22 июля 2009 года во время навигации неизвестное лицо из числа руководства ЗАО «Сартанкер», не имея лицензии на право перевозки грузов внутренним водным транспортом, осуществило незаконную предпринимательскую деятельность путем перевозки грузов на теплоходе «Отто-958» в составе с баржей». В результате незаконных действий ЗАО «Сартанкер» бюджету Саратова был причинен ущерб, превышающий полмиллиона рублей. Тогда нашим правоохранителям помогли коллеги из другого региона. Судно «Сартанкера» было задержано сотрудниками Горьковской транспортной милиции в речном порту Нижнего Новгорода. Тогда баржа перевозила 4349 тонн нефти. Позднее это уголовное дело поступило из отдела дознания в следственный отдел Саратовского ЛУВДТ для проведения расследования. Но дальше расследование не сдвинулось.

Говоря о бизнес-карьере г-на Палазника, можно вспомнить и то, что в 2006 году в отношении него было возбуждено уголовное дело по факту преднамеренного банкротства компании. После завладения контрольным портфелем акций предприятия (51%) бизнесмен воплотил в жизнь сомнительную схему, чтобы получить в свою собственность все имущество.

Поставленный им директором «Сартанкера ЛТД» Сергей Кириллов в июне 2001 года подал в Арбитражный суд иск о признании возглавляемого им предприятия банкротом. Но перед этим Палазник создал «фирму-клон» – ЗАО «Сартанкер» (кстати, в руководстве ЗАО также трудился Сергей Кириллов). На ЗАО по минимальной остаточной стоимости перебросили наиболее ликвидные активы предприятия: производственную базу, включающую теплоход, плавающий магазин, баржу и административное здание. Позднее в ходе расследования, возбужденного по данному факту уголовного дела, экспертиза установила, что имеются признаки преднамеренного банкротства посредством умышленного увеличения неплатежеспособности в личных интересах.

Схема, которой пользовались для завладения имуществом, проста и даже безыскусна. ООО «Сартанкер ЛТД» заключило крупный договор на ремонт помещений с компанией ЗАО «Концерн РТ» – фирмой, полностью принадлежащей Палазнику. Но, то ли не имея средств, чтобы возместить стоимость работ, то ли по заранее отработанному плану, два теплохода и баржа продаются «Концерну РТ», который в свою очередь отдает их третьему участнику сделки – фирме ЗАО «РТ Подворье». Нетрудно догадаться, кому она принадлежала практически полностью. Последний участник сделки, «РТ Подворье», снова отдает их ООО «Сартанкер ЛТД», но уже в аренду. Но «Сартанкер» и на этот раз не находит другого способа рассчитаться за аренду, кроме как раздать отремонтированные офисы и другое имущество.

Удивительно, как правоохранительные органы не дали хода такому делу, где имелись явные нестыковки в коррупционной схеме: с одной стороны, корабли передавались фирме-посреднику в счет оплаты ремонта офисов. С другой одна только аренда этих же кораблей обходилась дороже, чем проведенный ремонт и стоимость самих помещений.

Но факт остается фактом – все ликвидное имущество осело в фирмах Палазника, а «Сартанкер ЛТД» остался без средств и имущества, что привело к банкротству и невозможности исполнить свои обязательства перед кредиторами, акционерами и бюджетом.

Но потенциально громкое дело снова прекратили.

Другие примеры в сфере речного транспорта тоже не способны добавить стороннему наблюдателю оптимизма. Волжский флот, который, кажется, еще недавно был одним из предметов гордости саратовцев, сегодня расхищается одними недобросовестными собственниками, нерационально используется другими и гниет на приколе в руках у третьих. Надеяться на государственные инвестиции не приходится: министр Иван Панков еще в начале года отмечал, что сегодняшний бюджет отрасли – это бюджет выживания, а не развития.

Впрочем, все это не означает, что надо сидеть сложа руки. Работа по очистке Волжской акватории от старых кораблей, а бизнес-пространства – от недобросовестных предпринимателей, готовых уничтожить Волгу в угоду своим бизне-интересам, государству вполне по плечу. Не стоит терять времени.

http://sarvzglyad.ru/?news_id=3151

фото (А.Палазник): http://www.sarinform.ru/img/catalog/21162_2.jpg