КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Миллион рублей.



На днях состоялось решение кассационной инстанции областного суда по жалобе первого секретаря Саратовского обкома КПРФ, депутата Госдумы РФ Валерия Рашкина. Ранее принятое Ленинским районным судом Саратова решение было оставлено в силе. Таким образом, иск вице-спикера Госдумы РФ Вячеслава Володина о защите честя, достоинства и деловой репутации удовлетворен: с Рашкина теперь взыщут 1 млн рублей в качестве компенсации морального вреда.

Напомним, что поводом для иска Вячеслава Володина было выступление Рашкина 7 ноября 2009 года на митинге в Саратове, где он, пройдясь по персоналиям (в т.ч. упомянув Володина), выступил с резкой критикой власти, добавив в заключение: «Кровью они должны смыть этот позор, который они нам здесь навязали (www.om-saratov.ru).

Впрочем, резкая критика власти – это не ноу-хау Валерия Рашкина. Насколько помнится, таков стиль представителей компартии, да и оппозиции в целом – выступать против действующего курса. Вот только за Рашкина в последнее время единороссы взялись особенно крепко. В конце прошлого года, помнится, депутат облдумы от «ЕР» Марина Алешина и председатель областной ОП Фёдор Григорьев обращались к начальнику УФСБ по Саратовской области Николаю Панкову. прокурору области Владимиру Степанову и руководителю Следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по Саратовской области Николаю Никитину с просьбой дать оценку высказываниям Рашкина и принять меры, вплоть до привлечения к уголовной ответственности по части 1 статьи 280 Уголовного кодекса РФ «Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности». Поводом обращения послужили слова Валерия Рашкина на том же митинге 7 ноября 2009 года: «Я призываю вас к новой революции! Чтобы 17-й год был опять у вас на улице». Тогда, правда, СК, основываясь на данных лингвистической экспертизы, в возбуждении дела отказал: «выступление Валерия Рашкина носит характер критического текста, не являясь экстремистским по содержанию и форме», – сообщало тогда ИА «Взгляд-Инфо» со ссылкой на региональное СУ. Теперь же, когда в дело вмешались честь, достоинство и деловая репутация Вячеслава Володина, слова Рашкина, видимо, истолковали несколько по-иному.

Кстати, сразу после решения кассационного суда особо активные представителя местной «Единой России» это решение поддержали, а поведение Рашкина – вновь раскритиковали (комментарии членов партии «Единая Россия» с сайта ww.edinros.saratov.ru – см. ниже). Сам Валерий Федорович в комментарии «Четвертой власти» так прокомментировал свой проигрыш: «В принципе, я ожидал такого решения, так как районный судья, какой бы «независимый» он ни был, разбирая иск по такой личности, как депутат Государственной думы, обязательно посоветуется с вышестоящим руководством. Я до сих пор считаю это решение политизированным, ангажированным, абсолютно несправедливым. Оно вынуждает меня, как гражданина, выйти на улицу для борьбы с несправедливыми судами. Кроме этого, я намерен обратиться в Страсбургский суд. Благо прецеденты по положительному решению таких вопросов есть. Например, Юрия Скуратова политизированные суды тоже не допустили до выборов в Государственную думу из-за того, что при подаче документов он не указал должность «профессор». Страсбургский суд встал на строну Скуратова. К сожалению, компенсацию ему выплатили за счет государства, а не из кармана тех судей, которые вынесли неправомерное решение. Я тоже намерен добиваться правды за границей. Слишком политизированы сейчас суды, а в Саратовской области это особенно заметно, потому что в «Единой России» должность генерального секретаря представляет наш земляк».

Местные коммунисты причислили решение саратовской Фемиды в разряд «несправедливых, политически-ангажированных решений судов всех уровней». В честь чего 20 мая провели митинг, на котором также было решено «помочь» Валерию Рашкину собрать необходимую для погашения исковых требований сумму: депутат облдумы Ольга Алимова, обойдя «с шапкой» присутствовавших на митинге однопартийцев собрала аж два килограмма мелкой монетой!

На чьей же стороне правда – этим вопросом задался «Репортер» и попытался поискать ответ совместно с нашими экспертами.

1. Как вы относитесь к выступлению Валерия Рашкина 7 ноября 2009 года на митинге в Саратове? На ваш взгляд, имеет ли право оппозиционер подобным образом критиковать власть?

2. Как вы относитесь к решению саратовской Фемиды, осудившей Рашкина на 1 млн рублей в качестве компенсации морального вреда Вячеславу Володину? Как вы считаете, сумма в 1 млн рублей адекватна «провинности» Рашкина?

3. Как вы можете прокомментировать ответную пиар-акцию коммунистов, которые организовали сбор средств на погашение исковых требований вице-спикера Госдумы Вячеслава Володина к Валерию Рашкину?

Алексей Колобродов, главный редактор журнала «Общественное мнение»

3. Я не сторонник идеи о том, что любая оппозиция достойна поддержки и сочувствия только потому, что себя так называет. Драма нашей политической ситуации не в густом присутствии «Единой России» (тут как раз все ясно), а в слабости, недееспособности, неадекватности оппозиции. Нынешние модернизационные и протестные настроения в обществе – для нашей оппозиции тот костюм на вырост, размеров которого она никогда не достигнет. В стране реально назрела необходимость смены политической парадигмы, а в оппозиционной среде царит полнейший консерватизм и вопиющая архаика, еще хуже, чем во власти. Что же касается КПРФ, проблема усугубляется тем, что у нас и партия власти, и оппозиция, как говорил Маяковский, «одного поля ягодицы». Да что там – близнецы-братья из того же автора.

В общем-то, ни для кого не секрет ментальная и психосоциальная схожесть типов функционеров обеих партий.

Или взять историю их лабораторного зарождения. Неплохо известно происхождение «ЕР», меньше помнят генезис КПРФ. А ведь сценарий один. Часть тогдашней номенклатуры в одночасье (весна 1993 г.) образовала две партии – КПРФ и Аграрную партию России. С одним юридическим адресом – по иронии судьбы, совпадавшим с координатами тогдашнего Центризбиркома. Позже аграрии вполне закономерно влились в «Единую Россию». КПРФ в 1995-1999 гг. была партией парламентского большинства, и только профессиональные политологи смогут сообщить нам, чем отличалась думская практика коммунистов от нынешней «единоросской» Госдумы.

Думаю, во многом в силу как раз типологической схожести нынешние войны «ЕР» и КПРФ невозможно объяснить одной политической конкуренцией. Это больше напоминает взаимоотношения рассорившихся родственников – дух зощенковской коммуналки почти зримо витает и над саратовским, персонифицированным в Рашкине и Володине, конфликтом.

Скажем, знаменитые речи Рашкина на митинге вполне вписываются в стилистику кухонной разборки. Суд с непомерными финансовыми претензиями – того же рода, своего рода адекватная «ответка», а не ответ. Другое дело, позиция саратовского суда – но и такое в родственных разборках бывает, если одна из конфликтующих сторон – большой начальник…

Грустно все это. И сочувствовать здесь надо не коммунистам и единороссам, а всем нам, которым вместо политической борьбы предлагают полюбоваться коммунальным исподним.

Илья Шашикадзе, директор Саратовской коллегии адвокатов «Илком»

1-3. Если есть решение суда, и оно вступило в законную силу, то какой я могу давать комментарий? Оценку действиям Рашкина дал суд, поэтому сейчас говорить о том, прав он или прав Вячеслав Володин, уже бессмысленно (такие обсуждения сродни разговору бабушек-соседок у подъезда). Суду виднее, на чьей стороне правда. А комментировать решение суда я не вправе.

Валерий Радаев, секретарь политсовета Саратовского регионального отделения партии «Единая Россия», председатель Саратовской областной думы, «Единая Россия»

20 мая 2010 года состоялся митинг КПРФ. Как было заявлено организаторами – против несправедливых решений судов всех уровней, политически ангажированных партии власти «Единая Россия». Партфункционеры изливали душу перед Столыпиным. Столыпин из бронзы – он все стерпит. А вот немногочисленные жители, попавшие на эту акцию, весьма были удивлены. Почему-то за политические ошибки лидеров КПРФ придется заплатить гражданам из своего кармана. Несдержанность Зюганова обходится в 800 тысяч рублей. Несдержанность Харитонова в миллион двести тысяч, а Рашкин за свои высказывания, нарушающие закон, должен выплатить один миллион рублей. КПРФ «остроумно» решила возложить этот финансовый груз на своих сторонников. Идея за активной соратницей секретаря обкома Ольгой Алимовой.

Обирать своих сторонников – это аморально! Честнее было бы нести ответственность за свои действия своим кошельком. Тем более что и у Рашкина, и у Алимовой зарплаты вполне позволяют это сделать. Тем не менее, все-таки они предлагают это сделать народу. Видимо, действительно им пора отойти в сторону и дать новым лидерам проявить себя.

Интересно и то, что руководители саратовской организации КПРФ все же изменили свою митинговую риторику и стали более уважительно относиться к закону. Это – реальные положительные последствия справедливых судебных решений.

Александр Ландо, заслуженный юрист РФ, депутат Саратовской областной думы, «Единая Россия»
 
Как стало известно, В. Рашкин недоволен сложившейся ситуацией и попытался создать вокруг нее нездоровый ажиотаж. По мнению коммуниста, сумма компенсации необоснованно велика и вызвана исключительно отношением к его личности. На мой взгляд, данный подход необъективен – в других регионах страны такие судебные решения не редкость. Это в нашем регионе при прежнем руководстве областного суда практика не вполне соответствовала общероссийской. Могу привести в пример суммы компенсаций морального вреда, взысканные с лидеров ЛДПР и КПРФ Владимира Жириновского и Геннадия Зюганова (1 млн рублей и 800 тыс. рублей соответственно).

Еще в то время, когда я был уполномоченным по правам человека по Саратовской области, в ходе выступлений перед представителями судейского корпуса мной обращалось внимание на то, что сумма морального вреда должна зависеть от ряда показателей. В первую очередь, от личности ответчика, его положения в обществе и серьезности высказанных обвинений. Ведь это совершенно разные случаи, когда оскорбление наносится соседом по коммунальной квартире в ходе «кухонных разборок» или одним из лидеров парламентской партии, депутатом Государственной думы РФ. Другой немаловажный момент, который необходимо учитывать при определении размера компенсации – ее предупредительный характер, призванный препятствовать повторению установленных нарушений. Ведь когда с граждан взыскиваются какие-то условные суммы, которые легко заплатить, опасность повторения проступка возрастает. К слову, считаю, что аналогичный подход должен быть не только по делам, связанным с защитой чести и достоинства, но и распространяться на другие случаи, в которых речь идет о взыскании морального вреда с должностных лиц или государственных органов.

Возвращаясь к недавнему решению суда по делу Рашкина, могу сказать следующее: считаю, что оно должно послужить достаточным уроком для политических деятелей, не готовых ответить за свои высказывания оскорбительного характера или содержащие факты, не соответствующие действительности. Поэтому напрасно Валерий Рашкин апеллирует к общественному мнению и грозит Страсбургский судом: саратовцам не понаслышке известны риторические приемы коммуниста. Общеизвестно, что подавляющая часть его выступлений находится на грани фола, а их содержание сводится к призывам «Долой!», иногда граничащим с экстремизмом. Впервые В. Рашкину был дан отпор в рамках действующего законодательства. Кроме того, считаю, что Валерий Рашкин еще легко отделался, так как его оппонент имел, на мой взгляд, все основания ставить вопрос о привлечении коммуниста к уголовной ответственности.

Денис Фадеев, депутат Саратовской областной думы, «Единая Россия»

Рашкин ведет себя как двуликий Янус. Когда он делает свои многочисленные запросы, то требует жесткого и справедливого судейства.

Если же решение суда оказывается не в его пользу, оно превращается Валерием Федоровичем в фарс, цирк с многочисленными издевками. Но в данной ситуации он, наверное, не понимает, что издевается над своими же избирателями – над нашими пожилыми людьми. Собирать с них копейки ради пиара, по-моему, недостойное дело не только для депутата, но и просто для нормального, вменяемого человека. Также не может не волновать и сама форма «народного пожертвования». На мой взгляд, необходимо проверить законность сбора денег и куда они пойдут на самом деле.

Наталья Линдигрин, депутат Саратовской областной думы, «Единая Россия»

Выходки Рашкина в последнее время вызывают, на мой взгляд, уже не столько недоумение, сколько смех. Годами всю свою идеологию коммунисты выстраивали на противопоставлении Западу и его системе. А теперь Рашкин собирается ехать за помощью в Страсбургский суд, хочет попросить, чтобы те, кого они еще недавно презрительно называли капиталистами, рассудили, правильно поступает Рашкин или нет. Что называется, дожили!

Конечно, в свое время Ленин уезжал за рубеж. Но ведь Рашкин не Ленин, хотя, возможно, он и претендует на звание вождя мировой революции.

Дмитрий Коннычев, председатель Саратовского регионального отделения партии «Яблоко»

1. Не думаю, что так можно говорить, что с трибуны, что в частном разговоре. Если цитата стенографически точна, то сказано, мягко говоря, лишнее. Допускаю, что в митинговом запале, и тем не менее. Возложение на кого-то политической ответственности в жестких тонах, безусловно, приемлемо. И даже характеристика набора фамилий как «камарилья» возможна, тут все зависит от уровня политического негодования. Но предложение, что кто-то должен что-то «смыть кровью»… Эти слова невозможны и для политика, и для любого гражданина. Осудить политику – понятно. Требовать отстранения от власти – понятно. И даже призывать к уголовному преследованию, если уверен, что есть за что, – тоже можно, Но итоговые слова цитаты получились ничем иным, как одобрением очередных политических убийств. Думаю, что для России хватило уже требований «смыть кровью» в прошлом.

2. Я не уверен, что правильно вообще рассматривать это дело с точки зрения гражданского иска. Это не украсило и самого истца вслед за говорившим, кстати. При чем тут деньги? Понятно, что депутат Госдумы неприкосновенен по закону для уголовного преследования, а для вчинения материального иска – доступен. И дело даже не в том, что я желал бы таких преследований в адрес Валерия Федоровича. Нет. На мой взгляд, достаточна была бы оценка прокуроров, что последнее предложение в сказанном может рассматриваться как уголовно наказуемое деяние. И если подобное будет повторяться, то в Государственную думу будет направлен соответствующий запрос о снятии депутатской неприкосновенности.

3. Ну, это и правда PR-акция. Со всеми вытекающими последствиями из такой оценки. Думаю, однако, что она является вполне логичной и допустимой для сторонников коммунистов. Сама по себе она лишь подчеркивает глупость, но не самого вынесенного судебного решения, а финансовых претензий к Валерию Рашкину. Дело, повторяю, вовсе не в деньгах. А в смысле произнесенных слов. А их вообще трудно для меня лично перевести в денежные единицы. Короче говоря, в той истории, что называется, оказались «оба хуже».
 
Анна Кровякова, член координационного Совета СРО ПП ЛДПР, юрист

1. Главная роль оппозиции как раз и состоит в конструктивной критике существующей власти. А избиратели на ее основе уже делают свой выбор в пользу той или иной партии. Но выступление Валерия Рашкина на митинге 7 ноября нельзя назвать критикой, тем более конструктивной. Это высказывание, содержащее призыв к пролитию крови, лично у меня вызывает большой поток негатива. В демократическом государстве, которое основывается на идеях гуманизма и любви к ближнему, подобные высказывания недопустимы не то что в публичном, но и в любом другом месте, а тем более политиком такого уровня.

2. В призыве г-на Рашкина содержится слово кровь. Кровь – это основа человеческой жизни. А разве кто-то может назвать цену жизни человека? Требование пролить кровь в такое тяжелое время для страны, когда столько людей не так давно погибло в теракте в московском метро, на шахте «Распадская» по меньшей мере цинично. Наша страна пережила немало потрясений и кровопролитий и в 90-е годы. Может быть, уже хватит лить кровь? Пора перейти к цивилизованному государству, которое решает все вопросы, основываясь на букве Конституции и закона. На мой взгляд, именно на законе должны строиться все взаимоотношения между политическими силами в нашей стране.

3. Эта пиар-акция по сбору средств, на мой взгляд, наглядно показала несерьезное отношение коммунистов к этой ситуации. Вместо реальных дел на благо города и его жителей КПРФ занялась сомнительными пиар-акциями, и я сомневаюсь, что это им принесет какие-либо дивиденды на выборах. Думаю, что избиратели правильно оценят ситуацию и сделают правильный выбор уже на грядущих выборах в городскую думу, руководствуясь реальными делами и трезвыми идеями на будущее.
 
Александр Пантелеев, политолог

1. Начну вот с чего. Есть такое понятие, как психолого-политическая стабильность. Жизнь так устроена, и в нашей стране в частности, что нас, население, постоянно что-то напрягает – кризис, например, какие-то природные катаклизмы. И все они нарушают привычный для нас ход вещей, то есть нарушается спокойствие граждан. А спокойствие граждан так или иначе способно влиять на стабильность государства в целом. И чем могут закончиться такие процессы, нам известно – забастовки, революции, бунты и т.п. Правда, как показывает история, пользу они приносят крайне редко – для того, чтобы это приносило пользу, нужны соответствующие исторические условия. Сейчас таких исторических условий, чтобы, допустим, какой-либо бунт мог позитивно решить проблемы государства, не существует. То есть любой бунт, любые выступления, которые нарушают покой государства и общества, сыграют в негатив.

Я не говорю о том, что не нужно критиковать власть, государство, правящую партию. Но нужно это делать в рамках действующего законодательства. В стране много так называемого неустойчивого элемента, людей, горящих желанием бить, крушить, ломать. И когда такие люди, как Рашкин, например, говорят вышеупомянутые слова, они работают не на критику власти, они работают на некую «заражающую составляющую». Ведь негативу подвержена в первую очередь та самая неустойчивая часть общества. И в этом смысле тот факт, что Рашкину такое произносить было непозволительно, это бесспорно. Так делать нельзя. Не потому, что власть не нужно критиковать, но нужно знать границы, где кончается критика и начинается подстрекательство.

2. Не думаю, что для Валерия Федоровича миллион – это такая уж критическая сумма. Мы знаем его связи, вполне возможно, что с деньгами ему помогут. В противном случае, я так думаю, он бы и не рисковал. Ведь и он сам, я думаю, понимал, что нарушает закон. Но тот митинг был в рамках пиар-акции типа «даешь сверх плана!» – в стиле призывов советских времен. Наверное, Рашкин подражает подобному примеру, работает на потребу воспринимающего подобные лозунги населения.

3. Рашкин решил превратить свое поражение в суде в пиар-акцию по принципу «игра в пользу бедных»: «вы же наши, вы за коммунистов, давайте отдадим олигарху Володину свои кровные копеечки». Рашкин, что называется, пытается содрать с барана сразу две шкуры: с одной стороны, он зарабатывает себе имиджевые очки, а с другой – пытается консолидировать вокруг себя своих сторонников.

На мой взгляд, эта акция – дешевка. Ну притащил несколько мешков денег – и что? Неужели кого-то смогут обидеть этими деньгами? Да и для Володина подобная сумма – как три рубля для нас с вами.

Григорий Ахтырко, правозащитник, член президиума Общественного экспертного совета при правительстве Саратовской области

1. Столь нервная реакция местных и столичных активистов ПП «Единая Россия» на это достаточно спорное выступление далеко не самого, на мой взгляд, креативного деятеля КПРФ на, в общем-то, малочисленном митинге (посыпались заявления сразу в Генпрокуратуру, региональное УФСБ и т.д.) свидетельствует, во-первых, что тов. В.Ф. Рашкин этак сермяжно попал в самую их болевую точку, образно говоря, в «иглу в яйце», которая, видимо, до психологического энуреза грезится иным из них в ночных кошмарах.

Во-вторых, такая реакция во всю демонстрирует их реальную идеологическую, социальную и историческую слабость. Я бы на месте их вождей именно за подобный мандраж как следует взбучил! В политике надо уметь во что бы то ни стало держать удар, особенно если ты позиционируешь себя лидирующей силой в обществе.

Что касается второй части вопроса: соответствующая Европейская Конвенция и протоколы к ней дают теперь легальную возможность и таким радикальным образом критиковать современную российскую власть.

А вы вспомните, чего только регулярно не приходится терпеть властям Германии, Греции, Франции, Украины от своих радикальных оппозиционеров?! И ничего, терпят, утираются, поправляются, сохраняют лицо – словом, держат удар. А кто говорил, что при демократическом устройстве государства и общества властям должно быть как-то особенно легко и приятно? Проблема в самих наших российских носителях властных полномочий, а не в критике, какой бы она ни была, их действий, ошибок, а возможно, и действительно реальных преступлений, так как данные носители – как та корова с седлом, хочет мычать по-европейски, а может только по-нижегородски, точнее, полагаю, по-ордынски, по-византийски, по-крепостнически («да, скифы, да, азиаты мы…» А. Блок), куда им в калашный-то ряд цивилизованных демократических отношений…

2. Как к решению чего угодно – суда Русской правды, Шемякина суда, «чего изволите суда», но только не богини Фемиды. Вы вообще представляете себе хотя бы кого-нибудь из саратовских судей в качестве ее истинного жреца?

Я убежден, что почти все они, так или иначе, выходцы из шинели пролетарского правосудия, и очень многие из них до сих пор, образно говоря, с идейными партбилетами ОСО, «троек», «двоек», сталинских «судебных перфомансов», изуверских «инсталляций» Вышинского и т.д. и т.п.

У них нет, да, пожалуй, по определению не может быть ощущения божественности реального демократического правосудия (никто из них ни в 90-х, ни позже за него не боролся, рискуя карьерой, свободой, жизнью), одна приснопамятная целесообразность при формальной процессуальной возможности так называемого «внутреннего убеждения суда». Вот и имеем «внутреннее убеждение целесообразности» мимо сути и духа закона!

3. Как пример умения держать удар!

Дарья Книгина, “Репортер” (26.05.2010)

фото: http://synews.ru/uploads/posts/2009-03/1238268324_rubli.jpg