КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Мечтатель с Московской.



Фэнтези Дмитрия Федотова
 
Когда мечтают мальчики и девочки, их мечты недалеки и конкретны – шоколад, конфеты, новая игрушка, типа Барби с Кеном или Человек-паук, избитый Черепашками Ниндзя. Когда мечтают юноши и девушки, их мечты уже в полете. В них не так много конкретики, зато навалом романтизма, перемешанного с авантюризмом, эксгибиционизмом и еще черт знает с чем. Иногда мечтают дяди и тети. Эти мечты подобны гирям, прикрученным к потолку, ибо они куда как прагматичны – сделать ремонт в квартире, купить новый дом, сменить старую машину на новую, поменять любовника (любовницу) или просто напиться после месячного воздержания. Но иногда мечтают и министры. В область грез отправляются даже зампреды. Эти мечты рождаются в тот редкий момент, когда спит разум. В былые времена он порождал чудовищ, а ныне – сугубо министерские прожекты, больше напоминающие собой сюжеты в стиле фэнтези.

Недавно официальные саратовские СМИ рассказали о мечте зампреда правительства Саратовской области Дмитрия Федотова. Господин Федотов свято верит в то, что нашей Тмутаракани вполне по силам снизить потери тепла с 25% до 7-8%. Правда, для такого прорыва в светлое экономическое завтра потребуются какие-то жалкие копейки, что-то около 4 млрд полновесных, низкоинфляционных российских рублей.

Когда Создатель ваял человека, он меньше всего думал о том, будет ли это существо мечтать о чем-то светлом. Только что сваянному предстояло жить в божественном Эдеме, где все мечты были явью. Звери и птицы общались с Адамом, как с равным. К тому же он придумывал им имена и клички. Любое его желание, окромя прикосновения к древу познания, тотчас же исполнялись дежурными ангелами. Глядя на то, как сердешный мается, Господь даже решил, что ему надо сделать помощника. Тем самым Создатель упредил мечту Адама о жене своей.

Но как только эти несчастные создания вкусили запретный плод, их выгнали за врата Рая. С этого дня человек и начал мечтать. Сначала он мечтал вернуться в блаженные сады Эдема, потом надеялся, что Бог его простит. Но, постоянно добывая хлеб свой в поту своем, он мечтал о том, когда же пота станет меньше, а хлеба больше.

Вот так и наш зампред – пустился в мечтания о том, когда же энергии станет больше, а затрат на нее – меньше.

Дмитрий Александрович сидел в новом кресле зампреда и предавался тихоструйному потоку мыслей о главном. Об энергосбережении. Зампредом он стал совсем недавно. Поэтому глубокое и удобное кожаное кресло было для него очень просторным, глубоким, но не совсем удобным. Дело в том, что когда он в него садился слишком глубоко, то получалось, что голова едва возвышалась над массивным столом, изготовленным из красной деревоплиты. Ему очень не нравилось, когда в кабинет входили подчиненные, а их встречала голова на столе. Однако, как он ни подкручивал всяческие хитроумные рукоятки и вентельки под креслом, ниже оно не становилось. «Придется принести из дома свою подушку-думку», – рассуждал Дмитрий Александрович. Ту самую, которая была ему знакома еще с раннего, преимущественно босоногого детства. «Ага, – раздался звук внутреннего голоса, – а потом еще и плюшевого мишку, чтобы крепче спалось в перерывах между мечтаниями». Но Дмитрий Александрович подавил в себе вечного критика и сноба и снова впал в мечты, несмотря на то, что проблема с головой на столе так и не была решена.

Четыре миллиарда – эта сумма так и прилипала к небу, К языку, как заморская пахлава, как чудесный щербет, как румяный нежный шашлык. Четыре миллиарда рублей! Если их удастся получить, то мы тогда так начнем беречь энергию, что у нас на один ее киловатт можно будет не только вскипятить цистерну воды, но и отапливать микрорайоны Саратова.

Слава Богу, что правительство области приняло-таки решение о создании Саратовской теплотранспортной компании! Эта чудодейственная компания позволит сократить сверхнормативные потери на теплосетях города.

Дмитрий Александрович сладко потянулся, отчего его голова на какое-то мгновение возвысилась над столом. Он вспомнил, с каким жаром рассказывал о подробностях этого проекта века в интервью правительственной газете. Когда он говорил, журналисты ерзали на стульях, микрофоны краснели, а диктофоны сами собой начинали экономить энергию, так что на одном заряде аккумуляторов можно было записать пространные интервью всего кабинета министров Павла Ипатова. И не по одному разу!

«Создается теплотранспортная компания, куда входят все магистральные сети ВоТГК и внутриквартальные сети, зарегистрированные горадминистрацией, – вещал Дмитрий Александрович, – то есть мы получаем единый комплекс сетей – от генерации до непосредственного потребителя».

И ведь никто не сомневался в том, что зампред не несет бред, а говорит прописные истины, что только на этапе создания теплотранспортной компании уже можно экономить. Но никто не задумывался, в каком состоянии сегодня находятся все магистральные сети ВоТГК и внутриквартальные сети, зарегистрированные горадминистрацией, никто даже и не спросил, какова протяженность этих сетей. Помнится, славная мартышка из детского мультика мерила длину удава в попугаях. Так вот, какова длина этих труб хотя бы в попугаях, Дмитрий Александрович? Наконец, Вы сами видели эти трубы, эти чудовища поздней индустриальной эпохи?

Эти трубы, частью спрятанные под землей, а частью вьющиеся, аки змии вокруг Лаокоона и его детей, по земной поверхности, представляют собой глубокий пережиток прошлого. Того самого прошлого, в котором мы оставили ум, честь и совесть нашей эпохи.

Эти трубы – память о самой расточительной, самой затратной советской экономике. Экономике искусственных гейзеров, вздымающих сотни гигаватт тепла в бескрайнее зимнее небо нашей Родины. Это следы инженерного гения, не обезображенного интеллектом, того самого гения, который решил, что в нашей холодной стране лучше всего пускать трубы не под землей, а по поверхности. Потери тепла, конечно, возрастают, но они компенсируются легкостью в ремонте. Подъехали, дырявую трубу спилили, приварили новую и – гей, славяне!

Дмитрий Александрович, известно ли Вам, что Саратов отапливают ТЭЦ, которые работают на невосполнимых источниках энергии? Известно ли Вам, что трубы’ от ТЭЦ тянутся на десятки, сотни километров, пока достигнут конкретного потребителя, теряя при этом от 20% до 40% тепла? Если известно, то знайте, цены на тепло будут расти постоянно, а корректировки – приходить вечно.

Так как же вы будете экономить энергию при таком хозяйстве? Быть может, обтягивать каждую трубу стекловатой и старыми телогрейками бывших каналоармейцев? Практика показывает, что тепловаты и телогреек вечно не хватает, да к тому же экономия чем-то напоминает неуловимый мизер. Под дождем, снегом, ветром, солнцем тлеет, разлагается, портится даже стекловата, не говоря о многострадальных телогрейках, а постоянные прорывы труб и утечка влаги и пара уже стали притчей во языцех.

Но это мы только предполагаем, а наш зампред располагает. Он располагает стройной концепцией энергосбережения. Давайте послушаем, как своими невесомыми крыльями шелестят мечты зампреда, давайте почувствуем, как на этих крыльях в туманное марево недалекого будущего уносятся немалые затраты. Они уносятся, чтобы никогда больше не вернуться, точно так же, как не возвращаются к нам несбывшиеся мечты.

После того как будет создана теплотранспортная компания, которая возьмет на себя сотни километров прогнивших и никому не нужных труб, предстоит сделать следующий шаг, а именно – начать привлечение инвестиций.

Когда вопрос об энергосбережении рассматривался на совещании у губернатора, где-то в уголке, робко присев на краешек стула, расположились безвестные представители «Внешэкономбанка». Этот замечательный банк, по словам Дмитрия Александровича, известен тем, что кредитует программы государственно-частного партнерства. Так вот, кто-то подсчитал, что объем финансирования замены и модернизации тепловых сетей в Саратове равен 4 млрд рублей. Эти деньги новорожденная компания намерена получить на срок 7-10 лет. В деле толчения воды в ступе, разумеется, будет принимать участие и облправительство. А участвовать оно будет потому, что сии мечты очень хорошо укладываются в областную программу энергосбережения до 2020 года.

Вот мы и нашли место, в котором, как любил говорить бывший генсек КПСС Михаил Горбачев, собака порылась. Порылась она, порылась, и на свет родилась чудодейственная схемка освоения заемных средств под знаменем энергосбережения и модернизации. Итак, в рамках частно-государственного партнерства создается частная теплотранспортная компания, в делах и днях которой примет участие правительство области. Банк может дать заем частной компании только под гарантии правительства, а вот дальше начнется самое интересное. А именно – замена и модернизация тепловых сетей в Саратове. Это и есть энергосбережение. Когда старые трубы меняют на новые, увеличивают поставки стекловаты и телогреек для их изоляции, энергосбережение представляется фикцией, ибо, как мы уже отмечали выше, не изменив систему, нечего валить вину на змеевик. Трубы у нас и так регулярно меняются, но от этого не меняется главное – сам принцип теплоснабжения. А он сегодня по-прежнему централизован. И пока он будет таковым, ни о каком энергосбережении не может быть и речи.

Но так думаем мы, а вот мечтатели идут гораздо дальше. Правда, мечты у них какие-то расплывчатые, неконкретные. Послушайте, как рассуждает наш бескорыстный зампред: «Программа рассчитана на 3 года, в первую очередь направлена на ликвидацию наиболее крупных потерь. Постараемся в первый год максимально сократить сверхнормативные потери и довести их до норматива, который составляет 7-8%. Сейчас «в воздух» уходит до 25% отпущенного тепла. Соответственно, эта экономия будет одним из источников возврата кредита». – Хорошая речь, крепкая, но не конструктивная, ибо в ней ни словом не говорится, как будут сокращаться сверхнормативные потери. За счет чего «в воздух» перестанет уходить до 25% отпущенного тепла? Сказал бы зампред, что трубы отныне будут свинцовыми или керамическими, ему еще можно было поверить, а так совсем непонятно, за счет чего экономить-то будем, Дмитрий Александрович?

Не обозначив конкретные формы экономии, наш герой делает открытие, достойное Государственной премии, поскольку схема, нарисованная выше, по словам Федотова, дает и другие положительные эффекты. Первый – это энергосбережение газа… А теперь, как любил говорить Михаил Задорнов, – тихо! Тихо, я вам говорю!

«То есть если раньше, условно говоря, генерирующая компания вырабатывала 100% тепла, – вещает Федотов, – а до потребителя доходило только 80%, то эти 20 лишних процентов вырабатывать не нужно, соответственно, и газа нужно сжигать меньше». Во как! Автора! Автора! Не назвав ни одной из форм экономии энергии, зампред уже получил экономию газа! Это только Михайло Ломоносов считал, что если где-то убавится, то где-то и прибавится, а вот Дмитрий Александрович получил «парадокс Федотова» – если где-то не убавится, то где-то и прибавится! Вы догадываетесь, где?

Итак, Госпремию уже можно выписывать только за один «парадокс Федотова», но есть еще и второй положительный эффект, за который надо подавать заявку в Нобелевский комитет. Второе, по словам зампреда, – это, безусловно, стабилизация тарифов. Как она произойдет, спросите вы? А х/з, произойдет, и все! Комментарий автор «парадокса Федотова» не дает, зато на рынке по его словам, появляется то, чего не было никогда: конкурентная среда. Вот те на! А как же Чубайс с его реформой РАО ЕЭС России (помните, была такая компания?)? Ведь это именно Анатолий Борисович говорил, что после реформы на рынке электроэнергии возникнет конкурентная среда. Так рожается уже даже и не второй, а третий (если учесть стабилизацию тарифов) «парадокс Федотова». Тут недалеко и до четвертого.

Внимайте! «Отныне у теплотранспортной компании, – говорит наш мечтатель, – будет несколько поставщиков: разные ТЭЦ, котельные, и она сможет выбирать того, кто поставит ей тепло по более низким ценам». Здорово! Так, например, ТЭЦ, что отапливала Энгельс или Балашов, возьмет да и перекинет свои мощности в Заводской или Ленинский районы Саратова. Но это невозможно – скажете вы. Еще как возможно, ведь так решило руководство теплотранспортной компании, а ему лучше видно!

В заключение наш мечтатель говорит такое, что заслуживает премии от стран, подписавших знаменитый Киотский протокол. Ведь, по словам Федотова, все обставить газовыми котельными – не вариант. Во-первых, не хватит мощностей по газу, во-вторых, это неэкологично – окруженный с трех сторон холмами, город просто задохнется. Зато теперь, с введением этой схемы, мы получаем уникальную возможность без строительства новой инфраструктуры высвободить дополнительные объемы тепла и направить их на новые объекты.

Не будем говорить о котельных, которые выбрасывают в атмосферу столько газа, что Саратов задохнется, даже не будем говорить о том, что, по схеме Федотова, должна произойти существенная экономия газа. Только спросим, как можно без строительства новой инфраструктуры высвободить дополнительные объемы тепла и направить их на новые объекты? Оказывается, можно, но только в мечтах.

П.К.

“Время” (07.06.2010)

фото (Д.Федотов): http://samara.rn.ru/files/images/fed_img_1.jpg