КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Фабрика смерти.



В Энгельсе могут построить  чрезвычайно опасный  завод

Энгельс в последнее время  очень часто ставят в пример Саратову. Мол, там и улицы  пылесосами чистят, и дороги качественные строят, и мусор из дворов аккуратно вывозят, и с ЖКХ там куда как лучше, и корректировками за якобы сверхпотребленные коммунальные услуги не терроризируют и т.д., и т.п. В какой-то степени все это так. Но уверяю вас: заслуги местных властей очень сильно преувеличены. Несмотря на некоторые явные преимущества левого берега перед правым, существует у славного города Покровска и обратная сторона медали. И стоит ее только внимательно рассмотреть, как станет ясно, какой ценой достигается это внешнее благополучие и сколько беспредела творится на территории, контролируемой большой и дружной семьей господина Лысенко. В ближайшее время мы обязательно дадим возможность нашим читателям взглянуть на нее, что называется беспристрастно. Ну а начать мы решили с того, о чем молчать просто нельзя. Иначе будет поздно. Итак, в двух словах: в ближайшие три месяца в Энгельсе начнет работу предприятие, которое смело можно назвать фабрикой смерти.

На первый взгляд, может показаться, что мы слишком  преувеличиваем и сознательно нагнетаем  страх. Поэтому в дальнейшем постараемся  избегать оценочных эпитетов и сравнений и будем оперировать голыми фактами. А уж насколько страшным, опасным может оказаться новое предприятие судить вам, уважаемые читатели. 

Крематорий

О чем же собственно идет речь? О крематории. А точнее – о заводе по утилизации опасных  и особо опасных медицинских отходов. Располагаться он будет на территории разгромленного в лихие 90-е комбината «Химволокно». Завод будет занимать небольшую территорию – всего 1218, 3 квадратных метров и разместится в здании бывшей котельной, которая сохранилась в сравнительно сносном состоянии. Во всяком случае, стены, крыша и труба – в наличии. А это значит, что осталось провести небольшие подготовительные работы, которые, кстати, уже идут полным ходом, и можно монтировать кремационные печи.

Монтировку будут производить специалисты из Германии. Оттуда же поставят оборудование. При условии обеспечения бесперебойного хода монтажных работ последние могут быть закончены уже через три месяца. Уже через 90 дней традиционная красная ленточка может быть торжественно перерезана, и фирменные немецкие кремационные установки могут начать уничтожать местный мусор. Разумеется, будут созданы новые рабочие места, энгельсский бюджет получит дополнительные доходы в виде налогов… Одним словом, все представляется весьма красиво и оптимистично, если бы не одно маленькое «но»… «Но» это заключается в том, что энгельсские власти, которые любят кричать о любом своем даже мало-мальском достижении, теперь подозрительно молчат. А ведь речь идет о новом предприятии. Почему бы и на этот раз не похвалиться? Оказывается, причины есть, и они более чем серьезные. 

Причины

Начнем с того, что такие заводы страшно вредны для здоровья человека. Именно поэтому  их строительство сравнительно недавно  было запрещено Стокгольмской конвенцией о стойких органических загрязнителях. Кстати, Россия также присоединилась к ней в 2002 году. И судя по всему и в Энгельсе, и в Саратове об этом прекрасно осведомлены те структуры, от которых зависит разрешение или не разрешения возведения подобных объектов. И потому делают вид, что ничего не происходит. А тем временем, время идет и строительство продолжается. Впрочем, к позиции и поведению властных структур мы еще вернемся. А пока о том, чем же и насколько именно вредны подобные кремационные печи и как избавляется от медицинских отходов весь цивилизованный мир.

Дело  в том, что при  сжигании подобного  мусора образуются вещества, входящие в Список СОЗ – стойких  органических загрязнителей. Эта дрянь способна вызывать онкологические заболевания, расстройства иммунной, эндокринной и репродуктивной систем человека, а кроме того обладает мутагенным действием, и поэтому особенно опасна в период внутриутробного развития и для маленьких детей (кстати, строящийся завод располагается в непосредственной близости от крупного перинатального центра). Наконец, подобные вещества практически не распадаются и не выводятся из организма.

Стойкие органические загрязнители (диоксины, фураны, ртуть  и т.п.) могут распространяться на расстояния, значительно превышающие  территории районов, где они производятся. Следовательно, СОЗ прекрасно могут проникать в пищевые продукты, которые либо производятся, либо продаются рядом с мусоросжигающими предприятиями. А ведь, между прочим, на расстоянии примерно километра с небольшим от будущего МСЗ находится энгельсский хлебокомбинат, который поставляет свою продукцию практически во все районы области. Еще ближе (практически, вплотную) расположен продовольственный рынок «Лидер». Недалеко довольно крупный жилой микрорайон. Одним словом, все продумано до мелочей. 

Загранице мы поможем

Все эти страшилки  вовсе не попытка сделать дутую  сенсацию. Это реально опасно. Очень  опасно. Страшный вред прямого сжигания медицинских отходов поняли в  Европе, США, Японии, Австралии… Поняли и ввели у себя запрет на использование  мусоросжигающих печей. «А куда же они девают этот мусор?», – спросите вы. Конечно же, тоже уничтожают. Но другими, более современными и экологичными способами. Например, в Австралии допускается только переработка мусора, в Португалии он обеззараживается в паровых стерилизаторах, во Франции применяют системы с измельчением, паровой обработкой и сушкой медицинских отходов. И так далее, и тому подобное. Вполне вероятно, что подобные технологии требует больших затрат. Но, видимо, в этих странах цена человеческой жизни ценится гораздо выше, чем в России. Впрочем, не будем огульно охаивать всю нашу страну. Мы уже говорили, что на уровне государства она свой выбор сделала, присоединившись к Стокгольмской конвенции. А вот на уровне регионов все не так однозначно. Так, например, в Москве, Санкт-Петербурге, Воронеже и других городах России введен запрет на подобные заводы. А вот в Энгельсе Саратовской области решили почему-то пойти другим путем. Может быть, там кто-то очень заинтересован в помощи германским производителям старого печного оборудования? Надо же, в конце концов, разгрузить затоваренные склады, если от этой продукции отказались практически во всех цивилизованных странах мира. Тем более, что вллжения в этот бизнес минимальные, а отдача ожидается весьма и весьма приличной. Судите сами, в сутки предполагается сжигать до 5 тонн медицинского мусора! Представляете масштаб клиентуры! Тут одной Саратовской области маловато будет… 

Герои нашего времени

Так кого же мы прежде всего должны благодарить за такое  счастье, как мусоросжигающий завод в черте довольно крупного города?

Знакомьтесь – ООО «Эко-плюс». Юридический адрес – Энгельс, площадь Свободы, 14. Для тех, кто не знает – это самый центр города, недалеко от районной администрации. При чем тут администрация?Об этом чуть ниже. А пока о том, чем собственно занимается фирма. Если обратиться к любому интернет-поисковику, то он выдаст следующую информацию: основной вид деятельности ООО «Эко-плюс» – «здания и сооружения всех типов – строительство». Впрочем, в Энгельсе поговаривают, что эта структура контролирует в городе и большую часть похоронного бизнеса. Некоторые местные бизнесмены даже в цвет заявляли нам: «Видно с покойниками у них напряженка. Вот и решили с помощью нового завода пополнить их ряды…». Так это или нет, мы утверждать не беремся. И для того, чтобы прояснить ситуацию, мы связались по телефону с директором ООО «Эко-статус» Олегом Березиным. Олег Павлович сразу дал понять, что ничего ни о каком заводе не знает: «Какой завод? Где он строится? Покажите мне это место? Вы сначала проверьте факты, а затем звоните…». Мы решили последовать совету уважаемого Олега Павловича, и вот что нам удалось выяснить. 

Наводящие вопросы

Мы охотно поверим  господину Березину, что ни он, ни возглавляемая им структура не имеют к строящему мусоросжигающему заводу ровным счетом никакого отношения, если он объяснит ряд моментов.

Момент  первый: как объяснить существование экспертного заключения, которое было сделано для «Эко-плюс» «Центром гигиенического обучения и экспертизы»? Приведем небольшой отрывок из этого документа (его пунктуация и стилистика оставлена без изменения): «ООО «Центр гигенического обучения и экспертизы», рассмотрев представленные документы: заявление директора ООО «Эко-плюс» Березина А.С.; проект по сбору, использованию, обезвреживанию, транспортировке, размещению отходов I-IVкласса опасности ООО «Эко-плюс»; установил следующее: ООО «Эко-плюс», юридический адрес: 413100, Саратовская область. Г. Энгельс, пл. Свободы, д. 14. Директор ООО «Эко-плюс» Березин А.С… Целью данной экспертизы является оценка деятельности предприятия в области обращения с опасными отходами. Основной вид деятельности ООО «Эко-плюс» планируется осуществление сбора, временного хранения, транспортировки, передачи и обезвреживания (сжигания) отходов. ООО «Эко-плюс» планирует прием от сторонних организаций медицинских, биологических отходов и отходов различных производств, для утилизации (сжигания и кремации). Предприятие расположено в Промзоне г. Энгельса на территории бывшего ПО «Химволокно…» Документ был завизирован директором ООО «Центр гигиенического обучения и экспертизы» Н.Ю. Пчелинцевой и экспертом Н.Н. Степановой. Кстати, в этой организации не стали отрицать, что составляли подобное заключение. Но при этом добавили: документ не имеет никакой разрешительной функции. Разрешение должен давать Роспотребнадзор. Да кто бы спорил…

Второй  момент, который, уважаемый Олег Павлович, нам бы очень хотелось объяснить, это – наличие у вашей структуры санитарно-эпидемиологического заключения, выданного 18 сентября прошлого года Управлением Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Саратовской области. Проще говоря, тем самым Роспотребнадзором, о котором шла речь чуть выше. В нем тоже фигурирует название вашей фирмы и тоже говорится об «…осуществлении деятельности по сбору, использованию, обезвреживанию, транспортировке, размещению отходов I-IV класса опасности».

Классы  и их особенности

Кстати, что же это за классы такие и какие вещества к ним относятся? Заглянем для этого в санитарные правила и нормы СанПин. Итак, к 1 классу относятся неопасные отходы. Поэтому подробно их рассматривать мы не будем. А вот 2 класс – это уже отходы опасные: материалы и инструменты, загрязненные выделениями (в т.ч. кровью), органические операционные отходы (органы, ткани и т.п.), все отходы из инфекционных отделений (в т.ч. пищевые) и т.д. Мало? Переходим к 3 классу – «чрезвычайно опасные» отходы. Это прежде всего материалы, контактирующие с больными особо опасными инфекциями, отходы фтизиатрических, микологических больниц, а также отходы от пациентов с анаэробной инфекцией. И, наконец, самый страшный класс – 4-й – «Отходы по составу близкие к промышленным». К ним относятся все виды отходов от лекарственных и диагностических препаратов, дезинфецирующие средства с истекшим сроком годности, цитостатики и другие химпрепараты, а также (внимание!) ртутьсодержащие предметы, приборы и оборудование. Единственное, что нам не грозит, это уничтожение 5 класса отходов – радиоактивных. Что же, этому можно только радоваться. Нет, не так: только этому и можно радоваться… 

Странные  совпадения

Ну а теперь, пожалуй, главный вопрос, который  мы бы хотели адресовать уважаемому Олегу  Павловичу: как он объяснит информацию, которую нам предоставили местные жители и бизнесмены, имеющие свои офисы в Промзоне. Так вот согласно ей, рядом с бывшей котельной «Химволокна» они почти каждый день видят людей, которые заняты строительными работами (причем, поговаривают, что почти все они являются штатными сотрудниками ритуальных фирм). Более того, несколько раз на этом объекте видели и вас. А рядом с вами (внимание!) и бывшего заместителя энгельсского мэра и экс-сити-менеджера Саратова Николая Романова. Нам это показалось весьма странным: какое отношение Николай Степанович имеет к этому объекту? Ведь к местной власти от теперь прямо не принадлежит. Но ситуация начала проясняться, как только на глаза нам попался список учредителей ООО «Эко-плюс». Так вот при знакомстве с ним нам показалось, что более трети долей в этой структуре принадлежит бывшему главе администрации Саратова. А вот господин Березин вообще не имеет долей и, судя по всему, трудится в должности наемного директора. Еще одним соучредителем «Эко-плюса» является та самая немецкая фирма, которая собственно и поставит в Энгельс кремационное оборудование. То есть все оказываются в шоколаде: немцы избавляются за деньги от фактически не имеющего спрос оборудования, а другие пайщики заказчика строительства получают весьма неплохой источник дохода. В шоколаде все, кроме жителей Энгельса и Саратова. 

Непосвященные

Как же может  принципиальная и суперэффективная энгельсская власть допускать такое  на своей территории? Этот вопрос мы задали чиновникам управления информации администрации ЭМР. В ответ услышали недоуменное «ничего не знаем». Ну уж если в этой структуре, где работают сплошь высокопрофессиональные и чрезвычайно информированные сотрудники, ничего не ведают, то варианта два: либо в энгельсской администрации действительно не посвящены про завод, либо решение принималось, что называется на высшем уровне, с участием первых лиц района, в режиме повышенной секретности. Другими словами, сначала решили запустить завод, а потом в спокойной обстановке соблюсти необходимые формальности.

Что за формальности? Как пояснила известная саратовская  общественница Ольга Пицунова, согласование строительства подобных объектов обязательно  должно пройти через публичные слушания, а затем – быть вынесено на обсуждение местного общественного совета. Насколько нам известно, ни того, ни другого пока что не сделано.

А может быть энгельсским рулевым и впрямь ничего не известно про крематорий? Что ж, все может быть. Но раз  так, самое время пресечь его  строительство на корню. Пока не поздно.

Борис Дмитриев

 

P.S. На момент подготовки текста к публикации редакции стали известны новые подробности этого скандального строительства, с которыми мы обязательно познакомим наших читателей в ближайшее время. Мы также просим считать эту статью официальным обращением в прокуратуру города Энгельса и Энгельсского района. Мы убедительно просим энгельсского прокурора Зубакина Владимира Юрьевича взять это дело под личный контроль.

http://saroblnews.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=2665&catid=28