КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



…онная связь



politic063Прокурорская неожиданность

Полтора месяца прошло с тех пор, как в «Газете Наша Версия» вышла публикация под названием «Коррупция по нужде». В этой статье рассказывалось о странных особенностях проведения запросов котировок на покупку различных товаров и услуг руководством Саратовской государственной академии права. Журналистов нашего издания особенно заинтересовал тот факт, что максимальная стоимость контракта, выставляемая работниками вуза, часто была одна и та же – 500 тысяч рублей. На все, как говорится, случаи жизни.

Это означает, что есть возможность излишней траты денег из бюджета страны или из средств самой академии права (смотря из какого источника оплачивается нужда СГАП в каждом конкретном случае). Ведь если товар или услуга на самом деле стоят намного меньше, чем готовы потратить заказчики, а поставщик выискивается только один, то транжирства не избежать. Этому и было посвящено журналистское расследование с конкретными примерами, фактами и выводами.

И вот, наконец, мы дождались ответа от прокурорских работников. Правда, письмо пришло не из областного надзорного органа, а из прокуратуры Октябрьского района. Это потому, что «ее руководителем решение по существу приводимых доводов не принималось», как заблаговременно разъяснил нам начальник отдела облпрокуратуры по надзору за исполнением законодательства о противодействии коррупции Павел Гвоздев.

Так вот, не принималось это решение, не принималось, и в итоге принялось: Да как принялось! Заколосилось аж на полтора листочка, четверть из которых занимают реквизиты надзорного органа и размашистая подпись заместителя прокурора Октябрьского района Марата Разгельдеева. Оказалось, что никаких нарушений Федерального закона №94 (о госзакупках для всяческих нужд) прокуратурой выявлено не было.

Это надо же! Какая неожиданность! Одна только поправочка для прокурорских чинов: мы говорили как раз о том, что, пользуясь лазейками в законе, некоторые недобросовестные заказчики воротят что захотят. За счет бюджета, между прочим. И мы просили проверить КОНКРЕТНЫЕ случаи и КОНКРЕТНЫЕ закупки, а не выдумывать формальные ответы.

Оказалось, что в федеральном законе прописано: «участником размещения заказа может стать любое юридическое лицо независимо от организационно-правовой формы, формы собственности, места нахождения» и так далее. Это таким образом надзорный орган отреагировал на наше сообщение о весьма странной процедуре приобретения руководством СГАП отделочных материалов в феврале 2010 года. Тогда заказчик в лице Сергея Суровова разместил соответствующий запрос котировок. Участников выискалось двое: ООО «ИВИНГ» и ООО «ЮКОН». Обе эти фирмы расположены в Саратове по одному адресу: ул. Чернышевского, 60/62. Причем, первую компанию корреспонденту «Газеты Наша Версия» найти не удалось. А вот представитель второй организации – Александр Васильев – рассказал, что ООО «ЮКОН» занимается продажей… реактивного топлива и ГСМ. Каким образом эта организация могла участвовать в запросе котировок на поставку отделочных материалов, г-н Васильев пояснить тогда не смог.

И вот, вместо того чтобы найти эти таинственные организации и их руководителей, вместо того чтобы узнать, участвовало ООО «ЮКОН» в запросе котировок на самом деле или занималось в это время привычной для себя продажей реактивного топлива, прокуратура Октябрьского района погрузилась в чтение ФЗ о госзакупках. Занялась поиском лазеек, которые и так давно известны всем, кто ими пользуется.

Сделаем это красиво

Одна лишь строчка в ответе, подписанном Маратом Разгельдеевым, порадовала глаз журналиста. Затерялась она между прокурорских «открытий» по поводу того, сколько СГАП осуществил закупок, и между цитатами из федерального закона.

Вот он, этот оазис: «Во всех представленных государственных контрактах имеются справки о результатах изучения рыночных цен».

Получается, что сотрудники вуза все-таки мониторили рынок, прежде чем принимать решение о том, что максимальная стоимость контракта должна быть именно 500 тысяч рублей! Но как тогда конечная стоимость товаров и услуг по ряду запросов котировок становилась на 100, 200, а порой и 300 тысяч меньше, чем первоначально заряженная академией права? Почему, соревнуясь между собой, подрядчики так сильно занижали цену контракта? Уж не из-за того ли, что «результаты изучения рынка» были, мягко говоря, неточными? А ведь в практике покупок руководством СГАП «всего по 500» было много случаев, когда выискивалось только два охотника на контракт, или участником торгов становилась и вовсе одна компания. Что же что за отношение к бюджетным и вузовским деньгам в таком случае вырисовывается?

Чтобы развеять все сомнения по поводу существования справок о результатах изучения цен, корреспондент «Газеты Наша Версия» связался с зампрокурора Разгельдеевым. Разговор был недолгим, однако именно с него начались всякие странности. Марат Назирович сказал, что справки в материалах проверки действительно существуют, а со всеми вопросами стоит обратиться к помощнику прокурора Игорю Корелову. Игорь Сергеевич, в свою очередь, взял небольшой тайм-аут, побывал в кабинете «у руководства» и сообщил, что для решения вопроса о предоставлении журналисту требуемых документов нужно опять позвонить г-ну Разгельдееву. А дальше случился неожиданный разговор.

В справке нельзя найти дату ее составления, номер запроса котировки, к которому относится документ, и т.д. Подобное творение, видимо, можно создать в любой момент, по просьбе руководства вуза или по факту проверки прокуратуры. В общем, содержание справок соответствующее. Судя по этим документам, сотрудники СГАП живут не в саратовской реальности, а в столичной. Большинство фирм, на ценовую политику которых опираются в вузе при определении стоимости товара или услуги, прописаны и работают в Москве. Да-да, это именно там, где, по мнению Президента Дмитрия Медведева, цены на некоторые товары в 5-6 раз выше, чем в Саратове.

К сожалению, сфотографировать чудо-справки корреспонденту не разрешили. Выглядят они так. В «шапке» – название запроса котировок. Ниже – список фирм с указанием телефонов и без таковых (иногда на этом месте просто указаны ссылки на интернет-сайты). Далее идет надпись: «Ориентировочная стоимость 500 ООО рублей». Вот, собственно, и все.

Вы думаете, что прокурорские работники проверили все эти сайты и фирмы, на которые ссылаются в СГАП при формировании «ориентировочной стоимости»? Ничего подобного. Для надзорного органа было достаточно того, что эти справки существуют. А проверять, что в них написано, – дело не барское. Но взглянуть на эти документы хоть одним глазком стоило бы.

Беру и просто тыкаю пальцем в первый попавшийся запрос котировок: приобретение холодильников для нужд СГАП. Февраль 2010 года. По техническим характеристикам становится ясно, что вузу требуются холодильники «Саратов 451 КШ-160». Всего таких нужно 50 штук. Финансирование осуществлялось из средств СГАП. Максимальная стоимость контракта – 500 тысяч рублей. То есть, по 10 тысяч за холодильник. Как в академии права получили такие расчеты? Ответ как раз находится в справке, приложенной к материалам проверки.

Здесь к соответствующему запросу котировок прилагаются ссылки на 10 сайтов. Заходя на эти интернет-странички, если верить представителям вуза, работники академии права формировали начальную стоимость контракта. Из них 6 сайтов – московские («Столица в ценах» и т.д.), 1 – нижегородский и 1 – города Новосибирск. Оставшиеся два просто не работают.

И действительно, средняя стоимость одного холодильника «Саратов» в Москве и Нижнем Новгороде получается около 8 500 рублей (без учета налогов, сборов и перевозки товара), а в Новосибирске так вообще – 9,1 тысяча рублей. Но почему-то никто не догадался поискать холодильники «Саратов» у себя под носом, то есть в Саратове, где они и производятся. К счастью, участвовать в запросе котировок вызвалась местная фирма, и транжирства денег в этом случае избежали. ООО «МВК» поставило СГАП холодильники по цене 6,6 тысячи рублей за штуку (это с учетом обязательных платежей и доставки).

Или вот еще – покупка скамеек для нужд СГАП. Их тоже нужно было 50 штук. Чтобы прикрутить к полу в аудиториях, где некоторые особо активные студенты поломали свои сиденья. И опять та же история: ориентировочная стоимость – 500 тысяч. Только финансирование уже из федерального бюджета. Где же сотрудники академии права черпали информацию о стоимости скамеек для аудиторий? Правильно – на московском сайте «Хозтовары. Все для благоустройства города»! Здесь представлены несколько видов скамеек, предназначенных для установки в парках и скверах: бетонные, металлические, гранитные, кованые стальные… Однако зная, что в итоге наши герои нашли скамейки по средней цене 10 тысяч рублей, можно предположить, что выбор их пал именно на раздел «Скамьи чугунные». Стоимость других «уличных диванов» либо выше, либо ниже. Одна только беда с чугунными скамейками – представляется весьма проблематичным прикручивать их к полу аудитории саморезами 4,2/70 мм. Зато студенты уж точно не сломают!

Второй сайт, на который заходили специалисты СГАП в поисках стоимости скамеек, по назначению явно не работает. Здесь предлагают продать или купить домен, а также указывают на наличие «родственных сайтов», один из которых именуется просто и емко: «Для Взрослых». Видимо, кто-то из сотрудников академии исхитрился перейти по этой невинной ссылке, и на этом поиск стоимости скамеек был приостановлен.

Однако и в этом случае госпожа удача не отвернулась от наших героев. В Саратове нашелся поставщик – ООО «Успех-Мебель», предложивший поставить академии права именно те скамейки, которые были нужны, и по цене 196 тысяч 800 рублей. Так что, вместо 10 тысяч за единицу товара федеральный бюджет заплатил чуть меньше 4 тысяч рублей.

К сожалению, подобные случаи были единичными. Большинство закупок «по 500» практически за эти самые 500 тысяч и производились, о чем очень подробно написано в публикации «Коррупция по нужде». И к этим запросам котировок у сотрудников СГАП тоже имеются справочки, со ссылками на цены московских, петербургских и еще бог знает каких фирм. Здесь явно не ступала нога прокурора. А ступит ли?

Стукачи

Во время изучения документации о ценах к запросам котировок вдруг возникло непреодолимое желание позвонить тому человеку, кто эти справки должен был составлять. В бумагах как контактное лицо всегда был представлен один и тот же человек – Екатерина Сиротина. Вот с ней-то и попытался связаться корреспондент нашего издания.

- Добрый день. Можно с Екатериной Владимировной поговорить?

- Ее нет. А что вы хотели?

- Уточнить информацию по поводу одного из запросов котировок, который проходил в этом году. По скамейкам.

- То есть? А вы кто?

- Это из «Газеты Наша Версия» беспокоят.

- А почему вы мне звоните?

- Я не вам звоню, а Сиротиной Екатерине Владимировне, которая отвечала за проведение тендера.

- Ее нет. Она здесь больше не работает.

- Она здесь больше не работает? А с какого дня, не подскажете?

- А какая вам разница-то, я не пойму?

- Нам интересно.

- Она перешла на другой участок. Сейчас вместо нее работаю я.

- У вас, значит, можно информацию уточнить?

- Я вам ничего говорить не буду.

- Почему?

- Потому что, в честь какого я вам должна? Все на сайте.

- Но там не все.

- А что вас интересует?

- В частности, есть вопрос по поводу рассмотрения рыночной стоимости товаров. Справки некие готовятся, да?

- Я не обязана вам это давать.

- То есть…

- То есть, я вам ничего давать не буду.

- Даже через запросы?

- Через какие запросы?

- Запросы информации.

- Кому? Мне?!

- Наверное.

- Мне не надо этих запросов.

- Или Суровову.

- Вот вы общаетесь с прокуратурой, с прокуратурой и общайтесь. А мне звонить не надо. Я вам не обязана давать никакую информацию. И ни на ректора, и ни на кого. Вы их можете, конечно, писать, но я вам давать ничего не буду.

- Так, а если ректор захочет, чтобы предоставили информацию?

- Я не пойму, на каком основании? На основании какого документа я вам должна ее предоставлять?

- На основании закона о СМИ.

- Вы участник размещения заказа?

- Нет, мы средство массовой информации.

- Я не подчиняюсь средствам массовой информации.

- Никто им не подчиняется. Это просто еще один контролирующий орган.

- Я даже в глаза не видела ваш закон.

- У-у-у-у.

- У меня в 94-м не прописано, что я должна на основании вашего закона предоставлять вам какие-то… Вы не являетесь моей контролирующей организацией. Моей контролирующей организацией является Федеральная антимонопольная служба.

- Ясно. А у вас отдел называется по тендерным закупкам в СГАПе, или как правильно?

- Не знаю.

- Вы не знаете, где работаете?

- Не знаю.

- Ну хорошо, спасибо.

- Да не за что.

После этого содержательного разговора меня обеспокоило вовсе не то, что новый руководитель отдела по госзакупкам в СГАП не знает, где она работает. И вовсе не то, что в юридическом вузе трудятся специалисты, не читающие никакие законы РФ, помимо 94-ФЗ. Обеспокоило то, что спустя несколько часов после посещения мной Октябрьской районной прокуратуры в СГАП уже знали о том, кто и зачем приходил в надзорный орган. «Неужели прокурорские докладывают сотрудникам академии права о том, кто и как интересуется проверками в отношении вуза?» -сначала подумал я. Однако вскоре вспомнил слова заместителя прокурора Марата Разгельдеева, сказанные пару дней назад, по поводу «сделать красиво» и «не подставлять», и все встало на свои места.

Похоже, время, которое выиграли прокуроры за счет просьб «созвониться завтра», не было потрачено зря. Видимо, шли консультации с руководством СГАП и отделом по госзакупкам вуза на предмет того, можно ли показывать корреспонденту «Газеты Наша Версия» справки о формировании цен контрактов. В итоге, как мне думается, была достигнута договоренность, что информацию эту предоставить можно и это не подставит работников академии права или, может быть, ее ректора Сергея Суровова. Ведь именно его подпись стоит под большим количеством заказов «всего по 500».

Одного только не учли специалисты СГАП. В отличие от прокурорских работников, нам не лень провести проверку документов, пусть даже они состряпаны непонятно когда и непонятно кем.

P.S. Редакция «Газеты Наша Версия» направляла публикацию «Коррупция по нужде» Президенту РФ Дмитрию Медведеву, руководителю Правительства РФ Владимиру Путину, Генеральному прокурору РФ Юрию Чайке, председателю Следственного комитета при прокуратуре РФ Александру Бастрыкину и министру внутренних дел РФ Рашиду Нургалиеву.

Поскольку в нашей стране отлично выстроена вертикаль власти, все эти обращения к руководству страны и правоохранительных органов постепенно спустились вниз, к таким вот господам, как Разгельдеев. Может быть, в этот вопрос уже стоит вмешаться высоким чинам? Понятно, что суммы, затрагиваемые в наших публикациях, в масштабах целой страны не так заметны. Однако, как говорится, курочка по зернышку клюет. И зернышки эти – бюджетные средства.

Мы же, со своей стороны, подготовим аналитический доклад о работе ведомства господина Степанова. И сделаем это красиво.

Тимофей Бутенко, “Газета Наша версия” (24.09.2010)

ИСТОЧНИК:http://redcollegia.ru/28444.html

РИСУНОК:http://cartoon.kulichki.ru/politic/polit063.htm