КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Мелкий бес саратовской политики



kurihin1b«Встреча навела на мысль посетить отцов города и уверить их в своей благонадежности. Он посетил городского голову, прокурора, предводителя дворянства, председателя уездной земской управы и даже исправника. И каждому говорил, что все, что о нем болтают, — вздор. Захотев как-то закурить на улице, он вдруг увидел городового и осведомился, можно ли здесь курить. Чтобы почти уже состоявшегося инспектора не подменили Володиным, он решил пометить себя. На груди, на животе, на локтях поставил чернилами букву П».

Федор Сологуб, «Мелкий бес»

Тот, о ком мы расскажем ниже, а это депутат Саратовской областной Думы и бизнесмен Сергей Курихин, по нашему мнению, типичный представитель новых русских политиков. Причем этот типаж нового русского политика, по нашему глубокому убеждению, ничего общего не имеет с людьми, которые профессионально занимаются политической деятельностью.

Что представляют собой русские политики? Как они возникли, откуда и почему? С какими целями пришли на политическое поле? Новые русские политики появились не сразу, не вдруг.

Они вышли из 90-х годов. И если, по известному выражению Белинского, «все мы вышли из гоголевской шинели», то новые русские вышли из спортивного костюма фирмы «Адидас»…

Новые русские в девяностых годах, когда перестраивалась и перекраивалась вся Россия, пока обходились без политики. Пятнадцать-двадцать лет назад политика новому русскому была совершенно ни к чему. Новые русские делали деньги, и это было генеральной линией их собственной политики. Их «политика» заключалась в старом, проверенном веками лозунге: для достижения цели все средства хороши. Надо сжечь ларек упрямого коммерсанта — жгли. Надо было поколотить битой — били. Надо было убить — убивали.

Новому русскому даже не нужна была «крыша», он сам зачастую мнил себя «крышей», и это было средством формирования его первоначальных и очень диких по своим размерам капиталов. Потом, когда денежная масса у нового русского увеличивалась уже не в простой математической прогрессии, а в геометрической, этот новый русский стал меняться. Он прошел эволюцию, примерно такую, какую прошел древний человек. Сначала научился прямо ходить, потом научился пользоваться огнем. Затем научился говорить и так далее. Наш новый русский сначала снял кроссовки и спортивный костюм, сбросил с головы кепку в клеточку и перестал ходить с битой, как ходил с палкой древний человек. Новый русский надел малиновый пиджак, на шею — золотой крест, а на пальцы — золотые перстни, стал истово верить в Бога, закладывать храмы, те самые храмы, которые позже обзовут «Храмами Святого спонсора на крови».

Дальше новый русский перестал быть «крышей», потому что в стране очень многое поменялось: власть, порядки, законы. Появились куда более высокие «крыши». И поэтому новому русскому самому понадобилась серьезная «крыша» — для сохранения кровью накопленных капиталов.

В кармане нового русского неожиданно появляется удостоверение депутата, а на лацкане дорогого импортного пиджака — депутатский значок. Новый русский становится депутатом, и, таким образом, войдя во власть и получив неприкосновенность, он получает очень крепкую и надежную «крышу». Капиталы нового русского политика после вхождения во власть конвертируются в политику, а с политического поля новый русский политик собирает солидный урожай.

Таковы общие черты эволюции нового русского политика. Одной из наиболее заметных фигур среди представителей этого нового класса, по мнению автора, в Саратовской области является Сергей Курихин.

Со всеми и против всех

Еще несколько лет назад фамилия этого человека мало кому была известна, а если ее и знали, то в тех кругах, где, в основном, в ходу имена и клички, но не фамилии.

Лихая юность осталась в девяностых, и сегодня Курихин, как это ни парадоксально, заседает в законодательном собрании Саратовской области, а мандат депутата, полагаем, не только не мешает ему заниматься своим строительным бизнесом, а напротив, всячески и всецело помогает развивать его, а это ни много ни мало — ООО «Строй-Дом» (51% акций), ООО «Сарградстрой», (42,5%), ООО «Да Винчи» (90%), ООО «Группа Люкс» (90%). Так что, Курихин сегодня — и слуга, и господин. С мандатом в кармане — народный слуга, с кредитными карточками в кошельке — богатый господин. Правда, народным слугой он уже перестал быть давно. Да и кто сегодня идет во власть, чтобы служить народу?

Чего еще надо, как говорится, для полного счастья? Кажется, мы знаем ответ на этот вопрос: ему нужны власть и влияние. Причем власть не над безропотной секретаршей и влияние не на дворовую шпану. А такая власть, чтобы

губернатор был у него на посылках, а городская власть валялась бы пред ним на коленях. Общеизвестно, что подобных вещей не хватает людям с комплексами. Сергей Курихин свои комплексы глубоко скрывает. Но не зря говорится в Священном Писании: «Нет ничего тайного, что рано или поздно не стало бы явным». И в его дальнейшей судьбе откроется еще столько всего тайного, что, по нашему мнению, может хватить не на одно уголовное дело.

Но это произойдет чуть позже, когда все, кто испытал на себе «курихинские демарши», поймут: этот малый все время блефует.

Его «маленькие победоносные информационные войны» кружат голову. Не догадывается Курихин, что стоящие за его спиной «большие пацаны» лишь посмеиваются, когда он демонстрирует им свою дерзость. Много было крутых, да мало избранных, и уж совсем мало тех, кто удержались даже и не на властном Олимпе, а хотя бы у его подножия! Сколько сегодня таких отважных парней тихо сидят в конуре на привязи и с упоением обсасывают оставленную им косточку. Но это будет впереди, в самом обозримом будущем. А пока наш друг с барабаном наперевес рвется в мышеловку — не будем ему мешать.

А пока он пытается создать вокруг себя некий авторитетный центр влияния. Но такой, чтобы авторитетом в этом центре был только он. К мудрости старших товарищей он не прислушивается. Это свойственно молодым и неопытным. Именно неопытность Курихина позволяет ему совершать с виду дерзкие, а на самом деле крайне недальновидные шаги. Когда он зачем надо еще под стол ходил, основная масса нынешних депутатов уже активно занималась политикой. И политика тоже занималась ими, они прошли закалку режима Аяцкова, участвовали в многочисленных войнах местных элит. Редко кто из них пытался в одиночку покуситься на власть, а те, что пытались, — канули в Лету.

Сергея Курихина, смеем предположить, тогда это мало интересовало. И полагаем, были иными, далекими от политики. Гораздо интереснее тогда было на улице, в широком смысле этого слова. Оттуда, видимо, и навыки, оттуда и привычка думать по-другому — ведь улица непредсказуема. Выживал сильнейший. Улица учила не столько думать, сколько «разводить».

Ныне Курихин в Думе явно чувствует себя, как рыба в воде. Дума по сравнению с улицей — детский лепет. Тут-то и разводить никого не надо. Люди порой сами спотыкаются на ровном месте, их только надо умело подтолкнуть. Или столкнуть лбами. Без депутатского статуса разводить было сложнее. Теперь легче. Особенно, когда и противников настоящих нет.

Его считают мастером интриг, различных многоходовок. О нем говорят, что он работает системно. Однако мы с этим могли бы поспорить. Работают системно его деньги. Платишь деньги — получаешь товар. Это может быть или статья в газете, или какая-то услуга. Скажем, от работника правоохранительных органов или от работника судебной системы.

Дело в том, что сегодня в Саратове нет ни одного политика, который мог бы покупать симпатии электората или СМИ своей харизмой! Только за деньги. Тот же Курихин с его системным подходом и страстью к многоходовкам интересен только деньгами. Это очень важно уяснить тем, кто еще считает, что такие, как Курихин, бьются за идею. Ничего личного — только бизнес.

Если проанализировать все те скандалы, в которых участвовал Курихин и автором-сценаристом или режиссером которых порою был сам, то получится, что основным методом его работы является принцип «со всеми и против всех». Всех поссорить, а потом с каждым по отдельности договариваться. Как на улице. Только там были «стрелки», а тут «зеленый чай в кабинете», «обед в ресторане» или сауна.

Если взять самых влиятельных людей губернии, то, как мы можем видеть, Курихин поддерживал самые плотные контакты почти со всеми: губернатор, прокуроры, милицейские начальники, судьи… Отличительная черта этих взаимоотношений в том, что они никогда не были долгими. Так получилось, например, с Ипатовым. Сначала — полный контакт. Потом — война. Так же и с партией власти. Сначала ее «мочил» в своих изданиях, затем от этой же партии власти попал по спискам в Саратовскую областную Думу. А перед этим была «Родина», которую он бросил, став перебежчиком.

Это личное дело каждого, как себя вести. С кем общаться, кого не любить, а кого уважать. Но есть некие общие правила, их нарушать никак нельзя, особенно если ты находишься в политике. У Курихина все иначе. Игра без правил. Что в бизнесе, что в политике. Взять, допустим, то, что тебе не принадлежит, — видимо, эта привычка осталась с улицы. Технология захвата, что в политике, что в бизнесе, одинакова. Рейдерский захват при поддержке силовых структур, «наезды» на акционеров. Особо яркие примеры, и об этом много писали в прессе (например, «Независимая газета» в августе 2008г., статтья «В Саратове кошмарят бизнес?») — предполагаемое участие Курихина в рейдерских захватах балаковского речного порта и завода «Серп и молот» в Саратове.

Подкоп под вертикаль

В Саратовском регионе почти всегда было неспокойно. Видимая политическая стабильность означала лишь то, что кланы на время заключали перемирие. Но как только на чашу весов падала очередная «золотая гирька», сразу же нарушалось равновесие.

С приходом Курихина в Саратовскую областную Думу активизировалась не столько его деятельность как политика, сколько его действия по активному захвату земельных участков и объектов недвижимости. Захваты с виду носили вполне легальный характер, и он в них как будто бы сам лично не участвовал. Работали другие: карманные СМИ, правоохранительные структуры. Так было в Балакове в истории с речным портом, где Курихин столкнулся с интересами олигарха Пипии; так было в Саратове, где Курихин напал на «Серп и молот». Каждая из этих историй заслуживает отдельного рассказа, потому что отголоски тех событий еще не затихают. Так, казалось бы, дело об убийстве прокурора Саратовской области Евгения Григорьева раскрыто, и вот-вот закончится суд, и будет поставлена окончательная точка. Какова роль Курихина во всей этой истории? Ведь известно, что именно его интересы были направлены на завод «Серп и Молот», на его территорию, а это примерно 10 гектаров земли в центре города. Итог истории — убит областной прокурор, покончил с собой бывший директор завода Максимов, которому было предъявлено обвинение в заказе убийства Григорьева.

В ходе этих захватов выяснялись и некоторые интересные подробности о самом Курихине, о которых также сообщалось в прессе. Например, журнал «Общественное мнение» рассказывал, что в конце 2006 года на имя вице-спикера Государственной Думы Любови Слиски и генерального прокурора Юрия Чайки за подписью генерального директора ОАО «Балаковский порт» Сергея Базыкина поступило обращение о том, что Балаковский порт подвергся «целому ряду враждебных действий, направленных на незаконное приобретение прав на его акции и имущество». В том обращении также утверждалось, что Курихин является «членом известной в Саратовской области «парковской» организованной преступной группы». Кроме этого, в обращении, подписанном Базыкиным, говорилось, что Курихин С.Г. «вступал в сговор с представителями государственных органов с целью склонить их к различным враждебным действиям в отношении ОАО «Балаковский порт». Именно с его стороны неоднократно звучали угрозы физической расправы в адрес руководителей Балаковского порта».

В 2002 году акции этого убыточного подразделения ОАО «Саратовское речное транспортное предприятие» были официально проданы ООО «ДжейБиЭс». Новый хозяин за четыре года сделал порт доходным. И бывший собственник, видимо, пожелал вернуть порт себе. Никаких законных оснований для претензий не существует, поэтому в ход пошли схожие с рейдерскими приемы, с которыми местные и центральные СМИ связывали предпринимателя и политика Сергея Курихина, который недавно стал обладателем 17,22% акций ОАО «СРТП».

Эти действия серьезно подорвали инвестиционную привлекательность региона. Купит какой-нибудь объект добросовестный инвестор со стороны, вложит в него деньги, поднимет предприятие, а тут и бывшие хозяева объявятся сделку обжаловать. Нечего сказать, схема более чем «инвестиционно привлекательная». И присутствие близ конфликта, как пишут СМИ, фигуры Сергея Курихина, нынешнего депутата от партии власти, вероятно, еще больше гипотетического инвестора, особенно иностранного, напугает: раз уж и местная законодательная власть тут как тут.

Надо сказать, что упоминалась фамилия господина Курихина и в другой истории, связанной с муниципальной собственностью в центре Саратова. В 2004 году в оперативном управлении МУПП «Саратовгорэлектротранс» находились помещения на улице Чапаева, 14—26, где располагалась детская поликлиника. 20 июля 2004 года глава МУПП Геннадий Кочетков подписал так называемый договор мены, по которому «Саратовгорэлектротранс» уступал помещения детской поликлиники фирме «Саратов-Рент», учредителем которой тогда являлся именно Курихин. В результате мены муниципалитет «утратил» около 1167 кв. м благоустроенных помещений в самом центре Саратова (http://www.criminalnaya.ru/publ/90-l-0-826).

Фразы о причастности к «парковской» ОПГ, угрозах и сговоре с госорганами послужили поводом для обращения Курихина в Октябрьский районный суд города Саратова с иском к ОАО «Балаковский порт» признать эти сведения не соответствующими действительности и порочащими его честь, достоинство и деловую репутацию, а также взыскать с ответчика компенсацию за причиненный моральный вред. Руководству Балаковского речпорта не удалось доказать факт причастности Курихина к ОПГ, другие факты, изложенные в письме. Но, несмотря на это, как мы полагаем, вопросы остаются и у правоохранительных органов, и у других людей.

Да ведь как кондово, топорно, грязно отжимали порт! Был у Курихина приятель — некто Дубовицкий. Известен он был тем, что являлся генеральным директором ЗАО «Саратовский депозитарный центр». Поскольку организация Дубовицкого вела реестр акционеров ОАО «Балаковский порт», то подобный контакт мог бы представляться крайне перспективным для бизнесмена, озабоченного слияниями и поглощениями. Всем осведомленным людям давно известна классическая рейдерская схема: подружись с реестродержателем и договорись с ним о внесении выгодных тебе изменений в реестр. Вот после этих изменений и появляются из ниоткуда «новые собственники», которые приходят к законным хозяевам и просят их очистить помещение. Потому что, мол, смотрите реестр акционеров — там мы черным по белому записаны…

Однако очень скоро законный собственник порта, почувствовав объяснимое недоверие к господину Дубовицкому и его организации, решил сменить реестродержателя. Но Дубовицкий… отказался. Тот есть просто не выполнил законное требование своего клиента, интересам которого вроде бы призван служить. Неизвестно, на какие махинации мог бы решиться вдохновляемый Курихиным Дубовицкий, если бы не решение последней инстанции — Высшего арбитражного суда РФ, который признал законными все сделки с акциями порта. До последнего удерживавший реестр акционеров порта Дубовицкий в итоге временно лишился лицензии на свою деятельность. Теперь реестр акционеров ОАО «Балаковский порт» ведется столичной фирмой.

Итак, старинный принцип уличной шпаны и гоблинов — взять то, что тебе не принадлежит. Сегодня это называется красиво — рейдерский захват. Принципы рейдерского захвата, по нашему мнению, Курихин применяет и в политике. А для этого надо примкнуть к тем, кто сейчас в фаворе, например, к партии «Единая Россия», ведь «Родина» в свое время не принесла Курихину ожидаемых дивидендов. Если основным направлением бизнеса является рейдерство, и впрямь крайне необходимы и «крыша», и «ресурс». Когда «братва» вышла из почета, лучшим вариантом для него действительно оказалась «ЕдРо», тем более что саратовский единоросс хотя бы по земляческому принципу мог прослыть приближенным к одному из первых лиц партии власти — саратовскому же уроженцу Вячеславу Володину. Говорят, что Курихин очень любит обмолвиться, мол, «со Славой я все согласовал». Надо полагать, что секретарь президиума генерального совета партии «Единая Россия» Вячеслав Володин, как минимум, был бы весьма удивлен, если бы узнал, какие именно «дела» с ним якобы «согласованы».

А вот сам Володин признался «Четвертой власти», что депутат Саратовской областной Думы Сергей Курихин был одним из приоритетных кандидатов «губернаторской» части предвыборного списка «Единой России». До выборов в облдуму Вячеслав Викторович, по собственному признанию, не слышал этой фамилии. В список для избрания депутатом Саратовской областной Думы Сергей Курихин был включен на основании предложения губернатора Саратовской области Павла Ипатова.

Объектом рейдерских, по мнению автора, атак Курихина становятся успешные предприятия Саратова. Например, завод «Серп и молот». Но тут, похоже, запахло жареным. Сначала доходило до того, что «серьезные пацаны», звонившие директору «Серпа и молота», прямо угрожали ему «позвать Курихина» — вот, мол, кого испугаешься! Однако в итоге ситуация дошла до критической точки, когда 13 февраля 2008 года у подъезда своего дома был застрелен прокурор Саратовской области Евгений Григорьев, пытавшийся навести порядок вокруг завода. В организации убийства подозревается директор завода Алексей Максимов, а Курихин, очевидно, от этого актива предпочел пока отстраниться. Поскольку во время расследования убийства прокурора изучалась и его персона, ведь вне зависимости от войны с директором завода Максимовым прокурор Григорьев мешал Курихину не меньше, чем нынешнему подозреваемому. Потому что если бы Григорьев порядок на заводе навел, то он бы Курихину точно не достался.

Естественно, окончательно идеи взять «Серп и молот» под свой контроль Курихин не оставил. При этом он умело использует в этом захвате прежде всего свою «пехоту» — журналистов из собственных изданий. Одни из них финансируются, как сообщалось не раз, его фирмами, другие — его партнерами по бизнесу. Информационные войны развязываются курихинскими изданиями практически во всех направлениях: политика, экономика, бизнес, работа правоохранительных структур, культурная жизнь города.

Одной из самых заметных была информационная атака на ряд сотрудников Саратовского УФСБ, а также ряд статей, порой носящих провокационный характер, о процессе формирования Общественной палаты Саратовской области. Мало кому известно, что основной мотив наезда на сотрудников ФСБ был связан с историей захвата Балаковского речного порта, где перехлестнулись интересы многих влиятельных персон региона. Материалы о работе сотрудников Саратовского УФСБ имели явно тенденциозный характер и, не исключено, были направлены на дестабилизацию общественно-политической обстановки в регионе.

Широкий резонанс получило в регионе и не только дело бывшего председателя Саратовского областного суда Александра Галкина. Лояльные Курихину издания устроили настоящую травлю судьи. Мы сейчас не станем вдаваться в анализ жизни и деятельности несчастного Александра Ивановича, но мимоходом отметим, что Курихин и в «деле Галкина» засветился как заинтересованное лицо.

Какие цели ставит перед собой, развязывая подобные информационные войны в своих изданиях, депутат Саратовской областной Думы и член партии «Единая Россия», полагаем, не нуждается в объяснениях.

Политическое рейдерство можно использовать как способ захвата бизнеса власти в регионе. Принципы действий Курихина отработаны годами. Один опыт по захвату завода «Серп и молот» и Балаковского речного порта чего стоит.

Вот, например, как характеризует нашего героя одно из столичных СМИ (ссылка в конце цитаты): «Господин Курихин — один из самых дерзких и успешных рейдеров Саратова, имеющий устойчивые связи среди силовых ведомств (только вот с прокурором области Григорьевым, видимо, не удалось найти «общий язык»). Тактика Курихина довольно изящна: он стремится найти подход к своей жертве, войти в доверие, выяснить ее слабые стороны, оценить возможности и, приняв решение, начать внезапную и мощную экспансию.

Так что опыт и связи у Курихина явно давние и прочные. Вот только убийство прокурора Григорьева может стать той критической точкой, где не поможет ни одна «неприкасаемость». По крайней мере, очень хочется в это верить». (http://antiraider.org.ua/2008/04/ 24/neprikasaemyjj-gospodin-kurikhin.html)

Но не стало. Пока не стало. Странное дело, но за Курихиным с тех пор, как он из тени бизнеса вышел на свет большой политики, постоянно тянется какой-то нехороший шлейф. Он бы и рад от него избавиться, но шлейф не исчезает. Будь то Балаковский порт, завод «Серп и молот», травля председателя Саратовского областного суда Александра Галкина, гибель Евгения Григорьева и Алексея Максимова, нападения на Вадима Рогожина и Владислава Малышева. И хотя никто еще не доказал причастность Курихина к этим преступлениям, но почему, когда заходит разговор о них, все время всплывает его имя?

Бес прячется в деталях, говорили известные мудрецы. К сожалению, пока еще не нашлись силы, которые эти детали сумеют разобрать. Если разберут, найдут и беса и раскроют тайны дел его.

“Время” (27.09.2010)

источник:http://redcollegia.ru/28451.html

ФОТО(С.Г.Курихин):http://www.eparhia-saratov.ru/img/txts/journal/articles/2009_08/kurihin1b.jpg