КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Товарищу Алимовой, паровозу и человеку



i129245-contentimage1_1-originalОльга Алимова никогда не управляла территорией больше, чем кухня в ее скромной двухкомнатной квартире. Тем не менее, это не помешало ей заявить о своих мэрских амбициях. Характеризуя свою подругу как будущего градоначальника Саратова, Валерий Рашкин особо подчеркнул, что «она не даст воровать, не позволит обижать детей, посадит тех, кто до этого «пилил» бюджет, не станет закупать кашпо». Сам того не ведая, Валерий Федорович сразу сделал Ольгу Николаевну милиционером-охранником («не даст воровать»), уполномоченным по правам ребенка («не позволит обижать детей»), следователем СКП («посадит тех, кто до этого «пилил» бюджет»), наконец, председателем конкурсной комиссии («не станет закупать кашпо»).

Вот уже, действительно, на бедную женщину хотят возложить ответственность и за скачущих коней, и за горящие избы, и в то же время отказать ей в праве кого-либо одарить рублем.

Войдя в раш (производное от фамилии Рашкин), Алимова заявила, что коммунисты готовы своими телами лечь на амбразуру, то есть закрыть все округа и одномандатниками, и списочниками. Ложиться на амбразуры левые будут как по городу Саратову, так и по области. Правда, на выборах в октябре 2010 года, которые проходили в некоторых муниципиях Саратовской области, коммунисты поленились провести даже командно-штабные учения.

Члены обкома КПРФ могут говорить о чем угодно, но они не любят говорить о спонсорах. Складывается такое впечатление, что наши левые — как те библейские птицы небесные, которые не сеют, не строят, Господь Бог их питает.

О том, какие перемены могут последовать после того, как Алимова пройдет, как «литерный паровоз», в Думу и останется в ней, коммунисты распространяться не стали. Это сделала за Них «Газета недели в Саратове», которая сделала сенсационное умозаключение: «Если Алимова станет городским депутатом, то ее место в областном парламенте займет следующий за ней по списку глава «Астэк-С» Алексей Ерусланов».

Коллеги, видимо, немного подзабыли, что Алексей Ерусланов уже в областную Думу заходил, и ничего хорошего из этого не вышло.

На выборах в областную Думу, которые состоялись в декабре 2007 года, левые по партийным спискам смогли провести только двух кандидатов. Между тем в первой десятке партийного списка значились фамилии Рашкина, Афанасьева, Алимовой, Ерусланова, Геннадия Гамаюнова и Василия Барцева. Валерий Рашкин прошел по спискам КПРФ в Госдуму, а Сергей Афанасьев к моменту выборов являлся депутатом городской Думы. Таким образом, вторым после Алимовой в губернский парламент должен был войти Алексей Ерусланов.

Но депутатское большинство в облдуме, состоящее из членов фракции ЕР выступило резко против вхождения в заксобрание региона человека, которого они заподозрили в «тревожном прошлом». Сам Ерусланов воспринял этот демарш депутатского корпуса как страх народных избранников перед ним. В открытом письме он, в частности, заявил: «Они боятся, что в областной Думе буду работать я, Алексей Ерусланов. Опасения партии власти понятны — в Думе из такого монолитного однопартийного состава нужны безропотные, послушные, управляемые люди. Я к таким себя никогда не относил и таким никогда не буду… Повода для беспокойства у ЕР с сегодняшнего дня нет: я не перешагну порога вашей Думы».

Далее Алексей Николаевич сделал весьма двусмысленную оговорку. «Быть депутатом для меня — не самоцель, — особо подчеркнул он. — Для решения проблемных вопросов, касающихся избирателей, существует целый ряд государственных институтов: органы исполнительной власти, прокуратура, суд и органы внутренних дел». Как говорится, что у кого болит, тот о том и говорит.

Формально никто не мог лишить Ерусланова мандата. Забоялась не Дума. Испугался сам кандидат. И было чего. Уже весной-летом 2008 года под Марксом произошла разборка, участником которой оказался Ерусланов, через некоторое время оказавшийся в следственном изоляторе.

Пока президент находился в заточении, с частью собственности «АСТЭКа» стали происходить странные вещи. Она стала перетекать в другие руки. Рашкин, Алимова и Афансьев, не щадя живота своего, боролись за свободу и независимость спонсора. Вскоре президента выпустили на свободу по причине примирения сторон. Сыграли ли здесь роль голоса коммунистов или точку в споре поставил хор золотых тельцов — история умалчивает.

Столь дорогое вхождение в областную Думу, надо полагать, надолго запомнится Алексею Николаевичу. Вот почему мы считаем, что сватать его в парламент второй раз никто не будет. Депутатский корпус не изменился, а значит, депутаты остались на прежних позициях. И потом, сможет ли Ерусланов пережить упреки, когда ему будут с ехидцей в голосе говорить: «Вы же обещали не перешагивать порога нашей Думы, а теперь вот решили это обещание нарушить?»

Ерусланов в областную Думу не пойдет. Если не считать того, что его туда могут снова не пустить. Зато в городскую — пожалуйста! Если, конечно, коммунисты возьмут хотя бы прежнее число мандатов. Если случится такое, прав будет лишь один человек — Владимир Владимирович, сказавший: «А такое — оживит внезапно «бредни» и покажет коммунизма естество и плоть».

Вы спросите, а при чем здесь Владимир Владимирович? И мы ответим: потому, что он — Маяковский!

P.S. Алексей Ерусланов, к которому обратилось «Время», от комментариев отказался.

 

“Время” (13.12.2010)
рисунок:http://stolica.onego.ru/resources/i129245-contentImage1_1-original.jpg