КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



“Убийственная” психиатрия



21662Следствие потребовало провести амбулаторную судебно-психиатрическую экспертизу главе Энгельсского района Саратовской области Михаилу Лысенко. 20 ноября главе района было предъявлено обвинение в организации совершенного в 1998 году убийства криминального авторитета «Балаша». Инициаторы обследования сочли, что у чиновника «подавленное состояние». Адвокаты господина Лысенко считают требования следствия необоснованными и опасаются, что их подзащитного может ожидать судьба признанного «психически невменяемым» гендиректора завода «Серп и молот» Алексея Максимова, обвиненного в «заказе» убийства в 2008 году прокурора области Евгения Григорьева. Господин Максимов был обнаружен повешенным в своей камере накануне начала суда.

Как стало известно „Ъ“, следствие инициировало проведение амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы главы Энгельсского района Саратовской области Михаила Лысенко. Напомним, его обвинили в организации убийства 5 ноября 1998 года в Энгельсе Николая Балашова (местного криминального авторитета «Балаша»). О назначении обследования рассказал один из адвокатов господина Лысенко Станислав Зайцев. Защитника «удивила» мотивировка этого ходатайства. По словам господина Зайцева, «следователь, впервые увидевший Лысенко в СИЗО, почему-то сразу решил, что тот находится в психически подавленном состоянии». «Но «подавленного» состояния Лысенко не существует, — возмутился Станислав Зайцев. — Михаил Алексеевич бодр и адекватен». Адвокат попытался в письме следователю оспорить назначение экспертизы. Защита заявила, что мотивация «не соответствует действительности, вызывает сомнение и сам источник ее происхождения». Однако следствие не согласилось с доводами адвокатов. Когда именно пройдет обследование, господину Зайцеву не известно. В СКП Саратовской области вчера отказались от комментариев.

И.о. главы Энгельсского района Татьяна Петровская заявила „Ъ“, что «обеспокоена» ситуацией. Чиновница видит в ней аналогию с «делом Алексея Максимова», генерального директора саратовского завода «Серп и молот», обвиняемого в заказе в феврале 2008 года убийства прокурора Саратовской области Евгения Григорьева. До суда коммерсант не дожил. В начале января этого года он был найден повешенным в общей камере Бутырской тюрьмы. Следствие тогда пришло к выводу о его самоубийстве. «Слишком много совпадений, — считает госпожа Петровская. — В результате активных следственно-оперативных мероприятий также была задержана группа лиц по подозрению в убийстве Евгения Григорьева. Так же то громкое дело спустя какой-то месяц было объявлено раскрытым». По итогам судебно-психиатрической экспертизы господина Максимова признали «невменяемым» и «в целях обеспечения его собственной безопасности» отправили сначала в Москву в клинику Сербского, а затем в Бутырскую тюрьму. «Пока мы видим абсолютно схожий сценарий, — считает Татьяна Петровская. — Авокат Максимова потом заявлял журналистам, что смерть его подзащитного «была выгодна людям, которые категорически не хотели, чтобы он вообще показался в суде. Очень не хотелось бы стать очевидцами повторения этого вопиющего для всей России факта».

Схожего мнения придерживается и адвокат Алексея Максимова Андрей Коваль. «Такой сценарий можно оправдать процессуальными особенностями: ч. 2 ст. 105 УК РФ предполагает проведение психиатрической экспертизы», — отметит господин Коваль. По его прогнозам, в результате амбулаторной экспертизы может быть решено провести стационарную экспертизу состояния Михаила Лысенко, чтобы «под этим предлогом отвезти в Москву» в институт имени Сербского.

Между тем ГСУ СКП вчера заявило о недостоверности некоторых доказательств, которые были положены в основу уголовного дела по факту убийства Николая Балашова. На своем сайте ведомство сообщило о том, что установлена причастность сотрудников «некоторых правоохранительных органов к совершению действий, направленных на сокрытие и фальсификацию доказательств о причастности к убийству Балашова не виновных в этом лиц, которые спустя некоторое время были убиты». По факту фальсификации было возбуждено уголовное дело по п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ («Превышение должностных полномочий»). В настоящее время, отмечается на сайте, следствие проверяет причастность господина Лысенко к организации других особо тяжких преступлений, совершенных в Энгельсе и районе с начала 90-х годов. 

 

Татьяна Никитина, “Коммерсант” (24.12.2010)