КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



В Саратове спокойно. Область бурлит



politic045— Привет. Тебе не кажется странной эта невероятная тишина, что накрыла Саратов?

— Привет. А что странного? Тандем работает, результат их деятельности виден. Так что меня тишина в Саратове не удивляет. Там могут быть проблемы только в двух округах — тринадцатом и двадцатом. А в остальном всё в порядке. Но ты не огорчайся, Энгельс с лихвой всё компенсирует.

— Это да. Совсем весело. Слушай, а что там ЕР, совсем не рулит?

— Давай сначала определимся с терминами. Сама знаешь, что есть «Единая Россия», а есть масса внутренних течений внутри неё. И региональным отделением рулит ортодоксальная её часть. А у этой части в Энгельсе, действительно, не всё в порядке. По моим данным, они в Энгельсе железно возьмут пять округов из 25.

— А седьмой округ входит в число этих пяти?

— Нет, конечно. Там будет великолепное шоу с непредсказуемым финалом.

— То есть стопроцентной гарантии у Синичкина стать энгельсским депутатом нет?

— У него от силы 30 процентов.

— Скажи, а Шлычков с благословения партии пошёл в Энгельс на выборы или как?

— Понятия не имею. Есть две версии, и о них все говорят. Либо это партийный проект: Синичкин — злой следователь, Шлычков — добрый. Если это так, что ближе к 13 марта кто-то один снимется. Или выдвижение Шлычкова — это его самодеятельность.

— Тогда почему партия не возмутилась?

— Надеюсь, сообразили, что это ей, партии, пока выгодно. Впрочем, как говорят, Шлычков уверяет всех, что он креатура губернатора. И работает он по нормальной выборной технологии, агитаторов набирает, сеть строит. А Синичкин начал вести кампанию, опираясь на административный ресурс. Причём ресурс этот не сильно рад, потому что Василий Павлович ведёт себя, мягко говоря, не очень корректно.

— Очень там всё непросто.

— Да. Есть там ещё парень — Дмитрий Лобанов, вроде как хозяин покровского консервного завода. Так вот, у него давние неформальные связи с Радаевым. А сейчас он старается задружиться с Ипатовым. Потому что хочет стать главой Энгельса.

— Разумно парень рассуждает: Синичкин, Шлычков плюс Мальцев в одном округе. Там может всякое случиться. А тут такое место душевное. Скажи, а правда, что Мальцеву отвалили кучу денег, чтоб он начал кампанию?

— Бред. Исключительно мальцевская инициатива и хулиганство. Мы все его давно знаем, и отличить, когда он от души шалит, а когда по заказу работает, можем легко.

— Слушай, это только в Энгельсе такая веселуха, или в других муниципалитетах тоже нескучно?

— Я тебе уверенно могу сказать, что только в Саратове всё спокойно. В Балакове полная неразбериха. Там в каждом округе выдвинулось как минимум по два единоросса. Один — кискинский, другой — соловьёвский. В Петровске тоже сплошные непонятки.

— Замечательно. А в Балашове что?

— Есть подозрение, что давние и страшные антагонисты — балашовские коммунисты и единороссы из группы Ветрова — вступили в политический сговор. Потому что их сильные кандидатуры по округам не пересекаются. На главу администрации Шамова возбуждено два уголовных дела, решением депутатов он уволен. Но продолжает руководить из кабинета своего зама. В Петровске тоже всё запущено. Вольск неспокоен, Ершов. Это только то, о чём я знаю.

— Короче, управление областью упущено. А что думает Павел Леонидович по этому поводу?

— А оно ему надо? Тоже мне повод. Не царское это дело. Есть 131-й закон, так что всё в порядке.

— Когда что-нибудь рванёт, в Москве про 131-й закон никто не вспомнит.

— Согласна. Но это никого не волнует.

 

Елена Микиртичева, “Газета недели в Саратове” (01.02.2011)