КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Уставшие от Думы



7b22fd60ad61de6828faab7a963c9ad5Таких политиков оказалось 12. Пятеро из них, судя по официальным биографиям, — беспартийные. Среди них — одномандатники Владимир Мальков, Лариса Абрамова и Владимир Колдин. Первые двое не один год относились к политическим тяжеловесам, но их лучшие времена, очевидно, позади. Мальков при новой городской команде постепенно терял влияние и, видимо, не вписался ни в один слой современной городской властной структуры. Примерно то же произошло с Ларисой Абрамовой. «Призванная» во власть, как и Мальков, при Юрии Аксененко, она достаточно давно обросла негативом в прессе, в конце концов лишилась сначала должности гендиректора на «Саратовводоканале», а сейчас фактически и депутатского мандата. Наконец, Владимир Колдин имел все шансы на продолжение политической карьеры, но, видимо, самостоятельно финансировать свою избирательную кампанию отставной борец с организованной преступностью не в состоянии, спонсоров на этот раз не нашлось, а демонстративная беспартийность не позволила ему баллотироваться по спискам той или иной политической организации.

Еще два одномандатника — Леонид Фейтлихер и Сергей Ахременко, прошедшие по одномандатным округам, — составили неофициальное ядро депгруппы, аффилированной с группой компаний «Рим». Сюда же относится вошедший в Думу по спискам ЛДПР Виталий Коврегин, а ситуативно с ней сотрудничали еще несколько депутатов гордумы, в том числе все упоминавшиеся выше. Политические карьеры и этих игроков, и «настоящего» либерал-демократа Константина Гризоглазова, похоже, закончились. Лидеру группы Леониду Фейтлихеру дальше избираться не позволит изменившееся российское законодательство, а без его поддержки остальным на выборах ничего не светит.

Особняком в этой группе стоит бывший лидер регионального отделения ЛДПР Гризоглазов, которого сняли с этого поста как раз за сближение с ГК «РИМ», представители которой и сформировали список либерал-демократов на прошлых выборах.

Еще пятеро — либо члены «Единой России», либо прошли в гордуму по спискам этой партии. Практически обо всех этих политиках можно с уверенностью сказать: для них партия стала всего лишь средством к получению депутатского мандата. Исключения — Петр Глыбочко и Эдуард Постельга. Первый по-прежнему верен партии и на выборы не идет по одной-единственной причине: в настоящее время он не только сменил постоянное место жительства на Москву, но и сделал головокружительную карьеру, возглавив самый известный медицинский вуз России. Второму же баллотироваться вновь помешали плохое здоровье и преклонный возраст.

Что касается еще трех депутатов, прошедших по спискам ЕР — Дмитрия Кузнецова, Алексея Шельпякова и Геннадия Задкова, — то они к партии имели скорее номинальное отношение. Зато прямо или косвенно были связаны с правоохранительными органами. И есть основания полагать, что все они попали в гордуму по так называемой «прокурорской» квоте. Как известно, во время прошлой кампании по выборам депутатов гордумы одним из наиболее влиятельных политических игроков в Саратовской области считался нынешний заместитель министра юстиции РФ Анатолий Бондар. И нельзя исключать, что все трое попали в гордуму в итоге определенных договоренностей с ним. Действительно, Шельпяков — земляк и давний знакомый господина Бондара, Геннадий Задков незадолго до выборов по возрасту вышел в отставку с поста заместителя прокурора области. А господин Кузнецов в свое время работал в Совбезе Саратовской области заместителем у Сергея Утцаа и вполне мог попасть в сферу интересов прокурорского лобби при посредничестве экс-секретаря Совбеза Александра Мирошина.

Назвав персоналии тех действующих депутатов, которых в новой городской Думе точно не будет, можно подметить определенные закономерности. Из списка «отказников» видно, что думская ротация в отношении членов той или иной партии минимальна. Коммунисты, например, вообще обошлись без нее, что, на мой взгляд, говорит не столько о стабильности партии, сколько об отсутствии в ней тенденции на обновление. В данном случае уместнее говорить о незыблемых позициях особ, приближенных к партийному руководству, чем о сплоченности и монолитности рядов КПРФ. «Единая Россия», наоборот, избавляется от политических игроков, либо имеющих к партии косвенное отношение, либо выбывающих из политической деятельности в Саратове, по объективным причинам. Что же касается одномандатников — их исход из Думы связан с естественным процессом смены управленческих элит в Саратове. Одни теряют влияние, другие — напротив, наращивают его. И уход из политики 12 еще недавно активных игроков — яркое свидетельство того, что саратовские политические расклады за последние 5 лет кардинально изменились.

 

Денис Лебедь, “Время” (14.02.2011)