КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Петровская, с вещами на выход!



ee841889df_s111 февраля в Энгельсе состоялось внеочередное заседание собрания депутатов Энгельсского района Саратовской области, на котором был рассмотрен вопрос об отстранении от должности и.о. главы района Татьяны Петровской. За отставку исполняющей обязанности проголосовало 17 человек.

 

 

Отстранение Петровской от власти прошло в ситуации, мягко говоря, непростой. Это признают все ведущие саратовские политики. Сейчас больше всего тревожит и профессионалов, и рядовых граждан, – нарастающая криминализации общества.

 

 

Увы, с каждым днём становится всё очевиднее, что сращивание власти и криминала по модели, которую сейчас называют «кущёвской», – не уникально. Что нечто сходное происходило и у нас в Энгельсе, и в других местах – в Балаково, Гусь-Хрустальном, Новосибирске, Березовске и так далее.

В таких местах, как Энгельс, «благодаря» деятельности таких, как Михаил Лысенко и Татьяна Петровская, муниципия превратилась из криминализованной в криминальную. Есть мнение, что таковое превращение произошло и в Саратове, на Московской, 72. Иначе как объяснить, что губернатор Саратовской области Павел Ипатов ещё недавно буквально протежировал главу Энгельсского муниципального района? Все наши мечты о справедливом, здоровом, демократическом, правовом обществе похоронены именно на Московской, 72. Можете пойти и возложить веночек к оградке.

Граждане поделились на хищников, вольготно чувствующих себя в криминальных джунглях, и «недочеловеков», понимающих, что они просто пища для этих хищников. Хищники составляют меньшинство, «ходячая жратва» – большинство. Пропасть между большинством и меньшинством постоянно нарастает.

По одну сторону накапливается агрессия и презрение к «терпилам», которых «должно резать или стричь». По другую сторону – ужас и гнев несчастных, которые, отчаявшись, «зигуют» у памятника Жукову и скандируют «Россия для русских».

Криминал подрывает основы нашей хрупкой правовой системы, основы нашей социальной, политической и экономической жизни. Он посягает на все социальные скрепы. Он разлагает ткань нашего весьма незрелого гражданского общества. А порою – что греха таить – и выступает в качестве соискателя на роль социального начала, подменяющего собой гражданское общество.

Криминал подрывает основы общественного благополучия и стабильности. И, конечно же, он превращается в основное препятствие на пути общественного развития. В самом деле, государство, не способное защитить своих граждан от массового насилия со стороны бандитов и коррупционеров, этой неспособностью обрекает себя на деградацию.

Да, именно на деградацию, а не на стагнацию, как утверждают многие. Криминализующаяся система по определению не может быть стабильной. Поэтому все славословия в адрес пресловутой стабильности мгновенно теряют всяческий смысл, коль скоро перестает быть понятным, что мы имеем в виду под стабильностью.

О какой стабильности идёт речь? Кому гарантируется стабильность? Народу или терроризирующим народ преступным сообществам? И что стабилизируется? Норма или криминальная патология?

Поэтому все предложения, сводящиеся к апологетике стагнации (мол, «не до жиру, быть бы живу, бог с ним, с развитием, хватило бы сил хотя бы на обеспечение в Саратвоской области порядка и стабильности»), – от лукавого.

Не обеспечим развитие – не будет ни стабильности, ни правового порядка. Вопрос об эффективности ведущейся борьбы с криминализацией – это вопрос о том, сохранится ли вообще Россия в ближайшие десять лет или нам придётся доживать в Независимом Укеке.

Так обстоит дело, даже если бы мы хотели всего лишь минимально стабильного существования за рубежом 2020 года. Но поскольку мы хотим не только этого, поскольку и умом, и сердцем понимаем, что без развития не будет у нас никаких исторических шансов, то острота данной проблемы многократно усиливается. Потому что все грандиозные планы в сфере развития, они же планы по модернизации России, рухнут, коль скоро государство не сможет защитить своих граждан от криминального произвола таких авторитетов, как Лысенко и Петровская.

Проблема конституционной защиты личности, её жизни и безопасности, а также её собственности, от бандитизма и коррупции – носит неотменяемый и фундаментальный характер. Вне её решения все остальные проблемы, как говорят в народе, «гроша ломаного не стоят». Речь идет не только об актуальнейшей, но и о ключевой, системообразующей проблеме. О центральной проблеме, вне решения которой нет и не может быть социально-экономической устойчивости общества. Нет и не может быть нормального государства.

Когда-то по отношению к таким констатациям нам в облправительстве говорилось: «Не надо драматизировать». Мы помним, к чему привела в итоге псевдоуспокоительная риторика такого рода. Мы потеряли завоевания наших предков, оказались ввергнуты в пучину глубоких социальных и геополитических катаклизмов. Вряд ли мы хотим повторения того опыта.

В условиях неснижающейся криминализации социально-экономической среды у жителей Саратовской области исчезает главный стимул к любой здоровой предпринимательской, инновационной, социальной активности. Эти стимулы исчезают хотя бы (и прежде всего) потому, что огромная часть экономических и социальных результатов, получаемых личностью, предприятием, организацией, – присваивается или просто уничтожается организованным «лысенками» криминалом.

В Саратовской губернии, к нашему глубочайшему сожалению, криминал в силу многих причин организуется и самоорганизуется быстрее, нежели его социальные конкуренты. То есть слабые ростки здорового гражданского общества.

Ещё в середине 80-х годов ХХ века в Саратове и Энгельсе возникло весьма показательное оргпреступное сообщество «Хапалинские-Парковские». Это сообщество в 90-е годы превратилось в криминальную суперструктуру. Лишь в последние годы правоохранительным органам с огромным трудом удалось разгромить, так сказать, верхушечную часть этой структуры. Низовая же часть структуры осталась фактически не задетой. Сохранена и социальная почва, на которой произрастал этот криминальный суперсорняк. Всем известные «парковские» авторитеты являются депутатами саратовской гордумы и энгельсского районного собрания.

Лидеры ОПГ не только взяли под контроль основные сферы бизнеса в регионе, но и практически «пропитали» собой значительную часть органов власти, правоохранительных органов и даже судейский корпус. И при этом – вот что особо важно! – беря фактически под свой криминальный контроль множество предприятий и в малых поселках, и в крупных городах.

Речь идёт о замещении криминалом важнейших функций, подлежащих ведению государства и гражданского общества. Последствия такого замещения не просто тревожны, они ужасны.

С отстранением Михаила Лысенко и Татьяны Петровской от власти вряд ли стоит говорить о том, что самое страшное позади! Квалифицированные эксперты-криминологи уверенно утверждают, что относительно благополучные тенденции статистики последних лет по оргпреступности не отражают реальность. И что снизилось не число преступлений, а их выявляемость и регистрация.

Зафиксировав масштаб проблемы, следует заняться обсуждением способов её решения. Отсутствие такого обсуждения и впрямь превращает здоровый общественный аларм в социальную фрустрацию, в бессильную ярость, направленную на усугубление нынешнего неблагополучия, а не на борьбу с ним.

Рассчитывать, что даже самые радикальные законодательные меры приведут к быстрому результату – не следует. Слишком глубоко – и это нужно честно признать – зашла в Энгельсе и области оргпреступная болезнь. Но не браться за решение этой проблемы, причём срочно и последовательно – уже нельзя. С отстранением Петровской от власти, хотя бы не будут устраиваться искусственно организованные «митинги протеста», с оплаченными «протестантами» свезёнными на автобусах.

Любое затягивание начала такой борьбы с оргпреступностью катастрофически подрывает главный базис существования России – основы её конституционного строя.

Хорошо, что в стране признали остроту и масштабность угрозы, нависшей над Энгельсом и губернией в целом. И при этом – не поддались панике. А, напротив, дали отпор всем её разновидностям.

Главная из этих разновидностей паники – в том, что якобы «поздно пить боржом». Миша, де, делится с Пашей, – и нам не свалить ни того, ни другого. И ничего нельзя сделать.

Отрадно видеть, что правоохранительные органы борятся со злом, не поддаваясь ни отчаянию, ни утопическим упованиям, основанным на переходе от законности к произволу.

После ареста Лысенко, отстранение от власти в Энгельсе его зама Петровской – важнейшее событие в борьбе с криминалом, вросшим во власть. Декриминализация социальной, экономической и политической жизни – сейчас главная задача в защите прав и свобод граждан, в утверждении конституционного правопорядка в России.

 

источник:http://www.saroblnews.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=10558:2011-02-15-06-03-58&catid=19:politic&Itemid=3