КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Может, не надо?



politic0491Олег Васильевич тяжело вздохнул и открыл очередное заседание Саратовской городской думы. Было это перед майскими праздниками, чье приближение могло расхолодить кого угодно, но только не гордепов. Рассмотреть положение о системе оплаты труда работников «Транспортного управления» и «Администраций кладбищ» — дело святое. Тем и занялись в первую очередь.

Пишите, Гена, пишите

Поскольку единороссы всё обсудили на своей фракции, вопросы возникали только у оппозиции, за которую выступает один Геннадий Турунтаев. Взял слово, внес какое-то уточняющее предложение, попросил поставить на голосование. Грищенко пошел на принцип, потребовал поправку в письменном виде. Турунтаев начал писать, Олег Васильевич понял свою ошибку и жалобно спросил:

— Может, не надо? Турунтаев сказал, что надо.

— На комиссии надо было ходить, сейчас депутаты и не поняли ничего, — ворчал Грищенко. — Начинаете тут на думе…

— Олег Васильевич, я по регламенту имею право…

— Пишите!

Минуты три дума ждала турунтаевской записки. На голосование ушло гораздо меньше времени. Вопрос, разумеется, не прошел. Даже интересно стало, эта дума за пять лет работы хоть в чем-то поддержит коммунистов? Ну кроме их внезапного решения о сложении полномочий?

Далее депутаты внесли изменения в бюджет города. Налоговые доходы увеличились, неналоговые возросли, безвозмездные поступления пришли по федеральным программам — на переселение граждан из аварийного и ветхого жилья, а также на модернизацию здравоохранения (средства пойдут на внедрение стандартов медицинской помощи и повышение доступности амбулаторной помощи). В общем, бюджет увеличился на миллиард с лишним, что само по себе неплохо.

Геннадий Турунтаев и тут нашел, о чем спросить. А как же расходы на ликвидацию очереди в детские сады, строительство объездных дорог, на модернизацию «Водоканала»? Почему не выделяем средства на эти значимые вопросы? Вот тут председатель комитета по финансам Алексей Никитин и признал, что собственно изменения в бюджете на самом деле незначительны, если учесть, что заводятся в главный финансовый документ преимущественно межбюджетные трансферты, которые имеют строгое целевое направление. Так что особо не пофантазируешь.

А потом депутаты приняли главное решение — о введении в состав комиссии по промышленности Александра Ванцова. Теперь и на этой комиссии скучно не будет. Александр Николаевич — он, понимаешь, никому дремать не дает. Даже абхазскому ворью.

По Московской без ветерка

В который раз гордепы попытались решить проблему «похоронной процессии», которую горожане ежедневно наблюдают на улице Московской. Депутаты полагают, что на пропускной способности Московской сказываются произвольные изменения перевозчиками схем движения междугородних автобусов. А еще изнашивается полотно и ухудшается экологическая обстановка. Гордепы предложили внести изменения в закон Саратовской области, которые устанавливают необходимость согласования с органами местного самоуправления муниципальных образований, по территории которых проходит маршрут, открытие, изменение и закрытие оных маршрутов. Андрей Иващенко посоветовал предусмотреть еще и административные штрафы для тех, кто нарушит данные положения.

Депутат Марков хорошо знаком с тем, что творится на Московской, у него здесь офис. То есть Виктор Константинович, когда в окно выглядывает, не просто дает глазам отдых, а мониторит ситуацию.

— Там не движение, а толчея. Автобусы в принципе парализуют движение по улице. Поэтому поправки необходимо поддержать. Вообще странно, что решение об общественном транспорте принимает кто угодно, только не муниципалитет.

Глава города согласился с коллегой.

— Получается, сейчас в любом районе организуют колонну, и региональный Минтранс имеет право разрешить ей возить пассажиров в Саратове, — сказал Грищенко. — Хорошо еще, что пока не додумались до этого. Додумались? Ну вот видите. Автобусы на Московской уже можно связать друг с другом, и они будут идти из Энгельса в Саратов.

После думы журналисты напомнили Олегу Васильевичу, что тормозят движение 11-е автобусы, но Грищенко не поверил. В тот же день ваш покорный слуга проезжал по Московской в сторону Чернышевского и наблюдал за тем, как непостижимо медленно катился по улице троллейбус № 1. Это был какой-то невероятно энергосберегающий режим движения. Чего-то депутаты недопоняли, чего-то не додумали. Ну да у них пять лет еще впереди.

Слово «Сурменев»

Далее депутаты решили делегировать своего представителя в состав комиссии по вопросам землепользования и застройки. Поначалу в комиссию должен был войти Олег Комаров. Но на думе предложили Комарова «заменить на слово «Сурменев».

Турунтаев удивился:

— Странно, ибо на комиссию по ЖКХ Комаров с удовольствием шел работать. У него и предложения были.

Председатель комиссии Дмитрий Кудинов пояснил:

— Депутат Сурменев отсутствовал на заседании и не мог внести свою кандидатуру. Потом приехал и внес. Мы поддержали.

— Геннадий Александрович, не переживайте, депутаты сейчас проголосуют, — успокоил коммуниста Грищенко. — Ведь именно дума принимает решение.

Комаров в свою очередь отсутствовал на думе, потому комментарием разразился позднее. Олег Константинович полагает, что случившееся стало возможным по причине некомпетентности Кудинова, который «повёл себя, как марионетка». Кудинов в долгу не остался и высказывания Комарова счел доказательством того, что депутаты приняли правильное решение.

Кто такая Мурка?

В «Разном» не успокоившийся Турунтаев поинтересовался ситуацией с доставкой саратовцев на пляж «Городские пески», что под мостом. Глава администрации Алексей Прокопенко пояснил: пенсионеров будут возить бесплатно, остальным придется топать по мосту. А Грищенко сказал, что сейчас прорабатывается вопрос об остановке общественного транспорта в «карманах» у пляжа на самом мосту.

Виктор Марков затронул очень больной вопрос — вокзальный. Сейчас ПЖД ведет ремонт тоннеля под железнодорожными путями. Но там два параллельных тоннеля. Почему нельзя было ремонтировать их по очереди? В результате граждане вынуждены ходить по мосту, что инвалидов и мамаш с колясками очень не радует. Почему нельзя было с умом подойти к решению проблемы?

Представитель ПЖД Сергей Опалев пояснил: если б не перекрыли весь тоннель, то при ремонтных работах это могло создать угрозу безопасности гражданам. Сами работы продлятся до 30 мая, поскольку погода подкачала.

— Холодно на улице, — пошутил Олег Васильевич.

Необходимость же ремонта вызвана действием грунтовых вод, которые вызвали разрушение лестничных маршей.

Тогда Марков коснулся другой не менее важной темы — подъезда к Привокзальной площади. Что сейчас там творится, знает весь город.

— Вернулись в каменный век, — сказал Виктор Константинович. — Может, вообще закрыть вокзал в целях безопасности, а гражданам сказать, чтоб добирались до мест назначения каким-то другим видом транспорта? То, что здесь творится, иначе как издевательством не назовешь. Скоро лето, пора отпусков, люди поедут отдыхать, но как семье, с детьми и поклажей, дотащиться до поезда от стадиона «Локомотив»?

Опалев заметил, что данный вопрос не к железной дороге, которая ограничением движения не занимается.

— Но что мы видим на Привокзальной площади? — спросил железнодорожник и сам же ответил на свой вопрос. — Мы не видим зоны посадки и высадки пассажиров. Маршрутка может остановиться в любом месте. А ведь пассажиры не должны ходить по проезжей части. И еще — скорее всего, в тоннеле теперь будет досмотр граждан.

— Всем понятно, что нас ждет? — спросил глава города. — Будем через рамку проходить, очереди появятся.

— Это называется «Заставь дурака богу молиться…», — прокомментировал Марков. — Я был в Краснодаре, в Сочи. Нигде нет ничего подобного. У нас же и к аэропорту не подъедешь. Позорище! В аэропорту никогда не бывает скопления народа. А как раз там, где скопление имеется, пожалуйста — подходи террорист с чемоданом и осуществляй свои замыслы. В самом аэропорту стоит милиционер и сидит тетенька. Рядом кошка Мурка. 3-4 кассира и два посетителя. Вот кого мы охраняем. Тупо никого не пускаем. Надо в ГУВД обращаться.

— Мы обращались, — сказал Грищенко. — Но нам сказали, что это сделано для нашего же блага, решение принимала антитеррористическая комиссия. Давайте пригласим на следующее заседание этой комиссии депутатов. И, кстати, Виктор Константинович, а Мурка — это кто?

Василий Максимов предположил, что в Саратове все делается для удобства не граждан, а отдельных чиновников.

— Ситуация совершенно идиотская, — обнародовал свой диагноз доктор.

— В общем, надо проработать этот вопрос и выйти с предложением, — резюмировал Грищенко. — Правда, я не знаю, с каким. Мы вроде уже прорабатывали, и ничего у нас не получалось…

Депутат Исаев продолжил фантазии на тему, где удобнее рвануть. Террорист ведь куда идет? Туда, где народу побольше. Так он теперь может бомбу взорвать на мосту, который никто не охраняет!

Депутат Дегтярев вернулся к теме неудобства подъезда к вокзалу. Почему бы не устроить на месте сквера, охраняемого Железным Феликсом, удобную парковку? А то сидят там два бомжа, а машину оставить негде.

— Ну вот, — сказал Олег Васильевич. — Делали-делали в прошлом году, и на тебе. Хотя, может быть, когда-нибудь мы к этому и придем.

Александр Янклович тоже не согласился с тем, как у нас обеспечивают тотальный контроль. Усложнением жизни горожан антитеррористическая безопасность не достигается. Достигается же она профилактическими мерами. Подъезд к «Домодедову» не перекрыли, к аэропорту по-прежнему можно спокойно подъехать на машине. Получается абсурд. В «Домодедово» рвануло, а перекрыли все у нас. Где логика?

После думы депутаты продолжили обсуждение взволновавшей их темы у думского подъезда. Дым коромыслом, и лексикон соответствующий. Виктор Марков говорил с Алексеем Прокопенко, вворачивая такие словечки, которые на думе себе не позволял. Получалось еще живописнее и убедительнее.

Напоследок Турунтаев напомнил о приближающемся Первомае. Приходите на площадь, помитингуем, всем красные флажки подарим… Слушали Геннадия Александровича как неизбежное зло — хмуро и молча. Как-то сразу стало всем ясно — никто за флажками не придет.

 Семен Патра, “Репортер” (04.05.2011)