КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Кричать и топать



vzsar_ru_52870Гордеп Александр Ванцов интересовался всем. Показали ему цех, построенный в начале прошлого века бельгийцами. Чужеземцы сконструировали здание так, что не потребовалось устраивать вентиляцию, помещение заполняется воздухом автоматически.

— А наши так строить умеют? — спросил герой победоносной кампании против южноосетинских воров.

— Умеют, только…

— Все! Больше вопросов нет!

Еще сильнее проникся проблемами Саргорэлектротранса Ванцов, когда перешли в следующий цех, где депутат увидел трудящихся женщин. Дамы в спецовках раскручивали генераторы и наматывали что-то на катушки.

— Сколько вы получаете за такую работу? — спросил гордеп.

— Восемь тысяч, — ответила работница. — Это грязными.

— А знаете, сколько зарабатывает гендиректор?

— Нет.

— 75 тысяч.

— Ну у него работа труднее, — сказала женщина и рассмеялась. Потом призналась: ушла бы на более высокооплачиваемую работу, но некуда. Оказавшийся рядом один из руководителей МУПа успокоил депутатов: совсем недавно женщины шпалы укладывали…

Заседание продолжилось в тесном кабинете генерального директора. Его хозяин Роберт Виньков доложил о работе МУПа в прошлом году, и депутаты стали задавать вопросы. Ванцова интересовал скоростной трамвай. Какая скорость? Каковы перспективы? Из ответов гордеп понял, что в ближайшее время покататься на скоростном транспорте ему не светит.

Далее Виктор Марков накинулся на трамваи, которые стопорят движение на улице Кутякова. Ведь не проехать! Да и дома разрушаются от грохота. Два вагона, когда идут, создают невероятный шум. В квартирах избирателей Виктора Константиновича все так и подпрыгивает. Виньков обратился к депутатам с просьбой выделить деньги на закупку новых трамваев. Тогда дребезжать будут тише. Гендиректора поддержал прежний руководитель МУПа Сергей Крайнов:

— Не выделим денег на обновление подвижного состава — больше будем тратить на ремонт.

А Марков продолжал настаивать на том, что улица Кутякова слишком узка для трамваев. Надо вообще оттуда их убирать, а то машинам не проехать. Виньков с такой постановкой вопроса не согласился, полагая, что это машины мешают трамваям, соответственно убирать нужно не общественный транспорт, а личные авто. Во всем мире так.

Но Марков знает, какая ситуация в мире. Слава богу, по Миланам поездил. Так там трамваи (новые и старые) ходят исключительно по широким улицам. В качестве примера Виктор Константинович привел улицы Чапаева и Чернышевского, которые избавили от трамваев, и стало намного лучше. Лев Бейлин опешил: как лучше? Хуже, и намного! Сегодня на Чернышевского сплошная пробка. А Виньков пояснил, почему так. Оказывается, раньше тут ходило 30 трамваев, а теперь — 600 автобусов.

Информацию депутаты приняли к сведению и принялись за изучение вопроса о ремонте трамвайных путей. Ванцов снова схватился за голову. Выяснилось, что два раза в год проводится «комиссионное обследование» путей по системе балльной оценки. Состояние трамвайных путей считается неудовлетворительным, если сумма баллов на 1 км одиночного пути превышает 500 пунктов. В Саратове средний балл составил 9045, что в 18 раз превышает минимально допустимый.

— И вы все это знали? — обратился Ванцов к коллегам. — Безопасность жителей Саратова под большим вопросом, а вы все молчали?!

Председатель комиссии Анатолий Серебряков попытался призвать коллегу к порядку. Не надо, мол, на депутатский корпус так наезжать.

— А вы и на меня накатывайте! — предложил Ванцов. — Как же так?Вы здесь 15лет уже думаете, вам за это народ деньги платит! Надо требовать денег в жесткой форме. Нужно кричать и топать ногами!

Через пять минут Александр Николаевич, смеясь и утираясь платком, рассказывал что-то коллеге Лекомцеву. Хотя говорили при этом о том, что самый опасный в Саратове — трамвайный маршрут № 7. Виньков сказал, что скорость здесь ограничена пятью километрами в час. Пешеход быстрее дойдет.

Докладчик по вопросу оптимизации маршрутных сетей, он же начальник транспортного управления Юрий Галушко сидел в самом углу кабинета и разговаривал с подоконником. Подоконник слушал внимательно и со всем соглашался. Речь шла о разгрузке саратовских дорог. У нас ведь оптимизация сводится исключительно к снятию машин с маршрутов. Снимают — и нарываются на возмущение граждан. Например, на 57-м маршруте из 30 «газелей» оставили 20. Жизнь горожанам усложнили. Теперь иным из них приходится пользоваться двумя видами транспорта.

Ванцов стал допытываться: а как сам Галушко относится к тому, что граждане стали больше времени и денег тратить на то, чтоб добраться до места назначения? Муниципальный руководитель сказал, что это было сделано в интересах Саргорэлектротранса. Что же до того, что жителям стало неудобно. Относится он к этому отрицательно.

Вот уж действительно, за разговорами о том, для кого существуют саратовские улицы — для личных автомобилей или общественного транспорта, о горожанах забыли напрочь! Впрочем, чему удивляться? До следующих выборов в гордуму почти пять лет.

 

 

Михаил Варнаков, “Саратовские губернские ведомости” (20.05.2011)