КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Неверующий Гарри



2010_06_17_1506_201Зачастую пресс-конференции, проводимые чиновниками, превращаются в цирковую арену, на которой артист переигрывает и становится жалок. Именно так случилось с министром образования Саратовской области Гарри Татарковым.

Пресс-конференция, посвященная итогам ЕГЭ, переносилась несколько раз за день. Гарри Николаевич не смог подойти в «КП-Саратов» ни к часу, ни к двум дня. На встречу с журналистами он осмелился только к четырем. Вероятно, все это время «жизнерадостный человек» — как назвал себя сам министр — серьезно готовился к общению со СМИ. Правда, ответить на все вопросы он так и не смог.

Плохо обученный школьник, а со стороны господин Татарков выглядел именно так, сразу задал тон пресс-конференции, что, мол, ЕГЭ проходит в штатном режиме, а значит, обсуждать его незачем. «Надеюсь, наступит время, когда в конце июня пресс-конференции по итогам ЕГЭ проводиться не будут. И это время не за горами», — заглянул в будущее он.

Позиция министра заставила переглянуться журналистов. Оно и понятно — в официальном блоге Президента РФ Дмитрия Медведева с начала ЕГЭ периодически появляются критические отзывы о проведении экзаменов, федеральные СМИ пестрят сообщениями о нарушениях, продолжается дискуссия о переходе на базовую и профильную сдачу ЕГЭ. Эти и многие другие факты говорят о том, что обсуждать школьные экзамены будут еще очень долго на всех уровнях. У Гарри Николаевича, как обычно, совсем иное мнение. «То, что пишут в федеральных новостях, — проблема не ЕГЭ, а общества в целом», — прокомментировал он ситуацию в Москве, когда студенты написали экзамены за учеников.

Самое интересное, что, по его мнению, в Саратовской области подобного не могло произойти: «У нас обязательно проверяют документы на входе в класс». Но ведь если проверка документов — общепринятое правило, которое вроде бы должно соблюдаться везде, его с таким же успехом можно нарушить в любом регионе страны, как это сделали в Москве. Уверенность Гарри Татаркова подрывается еще и тем фактом, что министр попытался уйти от вопроса, касающегося помощи школьникам со стороны учителей во время экзаменов. «Если отвечу, что такого не было, то буду несерьезным человеком, — побоялся он за свою репутацию. — Я скажу, что факты мне неизвестны». Возможно, министр не знает и о каких-либо других нарушениях, допущенных в школах области?

Однозначным было то, что все-таки Гарри Татарков плохо подготовился по предмету «общение со СМИ», несмотря на его обратные заявления. «Результатами по ЕГЭ не владею. Впереди — проведение апелляций и пересдач, поэтому они будут варьироваться», — оправдался он, видимо, забыв, что, помимо окончательных результатов, существуют еще и предварительные. Благо под рукой оказались данные о стобалльных работах. «По этому вопросу я готов, — пытался дальше выкрутиться министр. — По русскому языку их 39, по литературе — 9, по биологии — 2, по информатике и ИКТ — 1, химии — 4, математике — 1».

Правда, кажется, следующий вопрос журналистов заставил его пожалеть, что он затронул эту тему. В частности, представители СМИ поинтересовались, что министр думает относительно сразу нескольких стобалльных работ в одном из классов саратовской гимназии №3. «На пресс-конференции я не буду ставить под сомнение данный факт. Без комментариев», — сказал министр. Может быть, Гарри Татарков побоялся, что его мнение истолкуют неправильно. «Можно, я откажусь от этого вопроса? — была следующая реплика на вопрос о предпочтении школьниками гуманитарных предметов для сдачи ЕГЭ. — Из моих уст он может быть воспринят неправильно техническими вузами и наоборот». Спустя пару секунд хождения вокруг да около руководитель ведомства все-таки сдался: «Общественный маятник качнулся, и ученики стали предпочитать обществознание, менеджмент и экономику. Если посмотрите, то во всех вузах есть соответствующие факультеты. Это отклик учебных заведений на общественный заказ, но существует и государственный заказ. Все, я все сказал, ругайте меня дальше».

Дальнейшая беседа с министром уже начала приводить к мысли о том, что Гарри Николаевич решил покрасоваться на страницах газет и лентах информационных агентств. Привык министр к вниманию со стороны СМИ, пусть и негативному. Однако иногда лучше остановиться, чем переиграть и вызвать улыбки недоумения. «Мне не жаль учеников, которых выгнали с экзамена за использование сотовых телефонов и справочных материалов. Я не верю, что они волновались и забыли о правилах. Но казнить никого не будут. Боюсь, мне достанется, но со средними баллами ЕГЭ можно поступить в широкий круг вузов, — занимался моральным самобичеванием министр. — Зависимость зарплаты учителя от результатов ЕГЭ — неправда. Даже если об этом говорят и голосуют, это не является правдой, — рьяно защищал свою позицию Гарри Николаевич. — Я верю только в принятые решения», — высказался он относительно темы введения ЕГЭ по иностранному языку.

Артистический пыл, с которым выступал министр, утомил журналистов, и вопросы закончились очень быстро, несмотря на то, что небольшое помещение пресс-центра «КП-Саратов» было заполнено до отказа. Вероятнее всего, представители СМИ ждали немного другого — четкого диалога, — а вместо этого получили попытку увильнуть от ответов и массу жарких реплик ни о чем.
 

 

 

источник:Ксения Евсеева, “Время” (27.06.2011)