КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Прокурор ни о чем



37623Представьте себе: областной прокурор Владимир Степанов устраивает «разнос» Счетной палате Саратовской области. Отказывается от привилегий своих предшественников. Обнаруживает волокиту подчиненных и берет под свой контроль вопрос о нарушениях при использовании реготделением «Единой России» федерального имущества. Его не волнует всплеск преступности и не интересуют обращения в федеральные органы по поводу его же бездействия. Именно таким Владимир Степанов пытался предстать в ходе последней пресс-конференции. Но был ли он при этом самим собой?

Карты, деньги, номера
 
Предметом гордости Степанова стала работа ведомства по осуществлению общего надзора. Он не без удовольствия рассказал, как прокурорам удалось решить проблемы по жалобам на невыплату зарплат, пенсий и пособий.

Немного меньшую эффективность продемонстрировали стражи законности в деле борьбы с коммунальными проблемами. Владимир Степанов рапортовал о девяти уголовных делах по фактам двойных и даже тройных платежек за ЖКХ: «Надеюсь, следствие будет проведено качественно и всем действиям будет дана правовая оценка».

Продолжая тему, господин Степанов отметил, что пятьсот строений Саратова непригодны для проживания граждан, но официального статуса ветхого или аварийного не имеют. Казалось бы, областной прокурор сам отметил волокиту среди чиновников в деле переселения граждан, но приводить примеры конкретных решений по привлечению виновных к ответственности не стал.

Может, наказывать предпринимателей, задерживающих зарплату, или коммунальщиков проще, чем искать пробелы в деятельности госчиновников? Подтверждением этого предположения стали цифры, озвученные Степановым в отношении жалоб на действия коллег-силовиков. Из четырех тысяч жалоб на незаконные решения правоохранительных органов прокуратура посчитала обоснованным каждое десятое обращение, а работа судейского корпуса в нашей области является практически эталоном – удовлетворено лишь 3% жалоб на действия Фемиды. А это может свидетельствовать о двух тенденциях:  либо в Саратовской области собрались честные силовики и безгрешные судьи, либо у прокуратуры большие проблемы с профпригодностью сотрудников, что и является причиной коррупции, поразившей ведомство. 

В целом, характеризуя злоупотребления в системе госуправления, Степанов, казалось, был недоволен работой силовых ведомств региона в деле противодействия коррупции: «Нужно признать, что большинство дел до сих пор возбуждается в отношении врачей, учителей, чиновников небольшого ранга». Прокурор области назвал сложившуюся ситуацию недоработкой органов полиции.

Зато, видимо, решил продемонстрировать, что руководимое им ведомство может являться примером для других правоохранительных структур. Например, отвечая на вопрос о том, почему автомобильные номера серии РРР 164, которые были введены его предшественником как «прокурорские», сегодня можно встретить на машинах тех, кто далек от службы в облпрокуратуре, – бизнесменов и даже сотрудниц пансионатов. «Я работаю четвертый год, с первого дня мне говорят, что номера РРР принадлежат прокуратуре. Вижу, что с этими знаками ездят не только сотрудники прокуратуры, но и жители, – признался Степанов – Возможно, мои предшественники полагали, что РРР должен принадлежать прокуратуре. Но я так не считаю. Мой личный транспорт без знаков РРР, у Вячеслава Симшина тоже».

Впрочем, вскоре после этого Степанов оговорился, что на его служебной машине все же имеется номер с буквами РРР. Но объяснил этот факт тем, что просто не менял номерной знак после того, как занял должность.
 
Несистемные ошибки
 
Похожим образом, невнятно и неоднозначно, оценил облпрокурор и работу своего подчиненного – прокурора Саратова Владимира Климова: «Недавно у него был 5-летний срок нахождения на должности. По его истечении организовывается и проводится комплексная проверка деятельности прокурора. Она была проведена. Климову указали на ряд нарушений, выявленных в работе. Заместители понесли дисциплинарную ответственность. Но недостатки и недоработки были выявлены по конкретным направлениям деятельности и не являлись массовыми и системными, а носили, скажем так, единичный характер».

Наверное, можно было бы порадоваться за прокурора Климова, если не учитывать один факт. Согласно полномочиям, именно городская прокуратура надзирает за законностью чиновников горадминистрации. И порой единичные нарушения в отношении единичных лиц могут породить системную коррупцию.

К таким примерам журналисты  отнесли исчезновение «вещдоков» в делах о нарушениях в ходе избирательной кампании. Но прокурор стал использовать расплывчатую формулировку «якобы», хотя речь шла о семи (!) уголовных делах. И в итоге признал, что из Генеральной прокуратуры РФ ему поступило указание проверить заявления о нарушениях на выборах. Чем не оценка работы Владимира Климова? Только теперь его будут проверять по поручению Генпрокуратуры, а не Степанова.
 
Как побеждают преступность
 
Говоря о жизни региона, Владимир Николаевич отметил, что ситуация в целом стабильная. В Саратове «не было террористических проявлений, массовых шествий и демонстраций, которые были бы запрещены законом». Не меньшую гордость вызывает у Степанова и работа по раскрытию «резонансных преступлений прошлых лет» – например, по задержанию членов ОПГ в Балакове и Энгельсе. В этом же ряду находится раскрытие и осуждение виновных на длительные сроки по делу об убийстве директора сети ломбардов. Зампрокурора Вячеслав Симшин даже позволил себе пофилософствовать о том, много ли это – 16 лет заключения для женщины – организатора убийства?

Отвлеченный взгляд на события сохранился у прокуроров и при обсуждении ситуации с освобождением из мест колоний членов ОПГ, заправлявших криминалом в лихие 90-е. Но Степанов на это лишь заметил: «Ряд лиц уже освободился, но всплеска преступности нет. Количество преступлений даже сократилось на 17%». Очевидно, облпрокурор не знает о массовых  столкновениях со стрельбой в ночных клубах, запамятовал о межнациональных конфликтах,  не заметил резонансного покушения… Казалось, что и обращения бизнесмена и издателя Леонида Фейтлихера к первым лицам государства облпрокурор не читал: «Вы считаете, что нарушен закон? Вы  считаете это, учитывая последние интервью или обращения в федеральные органы, как его там… Фейтлихера, что будет в отношении него совершено преступление? Я такими данными не располагаю. О том, что в отношении него готовится предъявление обвинения, не знаю. Как по «делу Циттеля», так и по «делу Гейфман». Если основания появятся, то будет ставиться вопрос о его депортировании».

Менее осторожный стиль общения облпрокурор выбрал для оценки взаимных обвинений счетной палаты Саратовской области и регионального правительства: «Действительно, после того как господин Саухин в присутствии депутатов высказался о том, что силовые ведомства области не реагируют на нарушения при расходовании бюджета, нами было проведено совместное совещание. На нем присутствовали Валерий Радаев, Павел Гришин, Андрей Саухин и руководители правоохранительных органов. Мы стали разбираться по каждому факту. Но оказалось, что не все акты проверок направлялись в прокуратуру. Также  оказалось, что по всем материалам были процессуальные решения. Даже были возбуждены уголовные дела в ряде муниципалитетов». Отвечая на прямой вопрос о наличии вины губернатора Павла Ипатова в нарушениях Бюджетного кодекса, господин Степанов заявил: «Оснований привлекать к ответственности губернатора нет».

Двойные стандарты
 
В ходе общения с прессой Владимира Степанова нередко звучали ответы в духе привычного ему формализма: «тайна следствия», «я не могу комментировать публичные обращения в федеральные органы» и подобные. Все эти варианты редакция регулярно видит в официальных прокурорских отписках на журналистские запросы. На критику Степанов отвечал по-простому, не задумываясь: «Вас что-то не устраивает? Вы задали, мы ответили».

Нескольких журналистов, которые пришли за 15 минут до начала мероприятия, на пресс-конференцию не пустили. При этом сами прокуроры позволили себе задержаться с появлением и извиниться за задержку не посчитали нужным. Позже Степанов заявил одному из пришедших: «Не вам давать оценку деятельности прокуратуры области. Вы журналист!». Так Владимир Николаевич продемонстрировал свое реальное, а не декларируемое отношение к прессе. Нежелание вести нормальный полноценный диалог со СМИ может свидетельствовать не только о невыполнении указаний начальства, настойчиво рекомендующего прокурорам на местах следить за публикациями и быть открытыми для прессы. Это подтверждение несвободы и слабости областной прокуратуры. Тот, кому нечего скрывать, не станет вилять при помощи формальных оборотов. А то, что сам Степанов считает себя профессионалом, не удивительно. Без критики немудрено потерять чувство реальности. А откуда ей взяться, если даже местные газеты Владимир Николаевич читает выборочно. Как стало известно после пресс-конференции, прокуратура Саратовской области официально отказалась принимать распространяемые редакциями по госучреждениям номера «Саратовского Взгляда» и газеты «Резонанс».

В августе в области должно пройти оперативное совещание, на котором ожидается присутствие генпрокурора Юрия Чайки. В этой связи хочется напомнить Владимиру Степанову его собственные заявления: «Мы готовы за свои слова ответить». Эта возможность представится прокурорам совсем скоро.
 
Когда верстался номер, стало известно еще об одном примере нерасторопности прокуроров. Кризисная ситуация в Балашовском драматическом театре, где коллектив протестует против намеченных сокращений, длится не первую неделю. Еще 8 июля, то есть до минувших выходных, сотрудники театра начали бессрочную голодовку. Но только вчера стало известно, что прокуроры Балашова, наконец, заметили происходящее у них под носом и внесли протест на распоряжение районной администрации о сокращении сотрудников драмтеатра.
 

 

Андрей Калашников, “Взгляд” (14.07.2011)

 

источник:http://redcollegia.ru/33625.html