КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Область погибших кораблей



10298_1310996524Сколько затопленных судов находится в Волоградском водохранилище? Это был самый первый вопрос, который министр – председатель комитета охраны окружающей среды и природопользования Саратовской области Игорь Шопен задал вслух на совещании, посвящённом как раз этим затопленным судам. Вопрос вызвал замешательство, так бы и осталось это неизвестным, если ли бы не природоохранная прокуратура. Зам прокурора Владимир Федотов пояснил, что на дне реки сейчас лежат 58 погибших кораблей. Среди них лишь шесть саратовские, остальные имеют различные порты приписки.

Казалось бы, лежат себе и пусть лежат дальше. Но, после недавних событий, когда из такого же, долгое время никому не мешавшего затопленного дебаркадера разлились нефтепродукты, главный саратовский эколог озаботился этой проблемой. Тогда по Волге разлилось нефтяное пятно, его собирали несколько часов. Игорь Шопен так и заявил, что отчасти, к тому, чтобы вплотную заняться проблемой затонувших судов, его подтолкнуло именно то, что он лично собирал нефтепродукты. “На дебаркадере чуть-чуть не хватило для того, чтобы произошла неприятность. Я хочу избежать этого “чуть-чуть”, – подчеркнул он.

Итак, задача определена, цель ясна. Казалось, бы – в путь. Но всё, оказывается, гораздо сложнее. Кто будет этим заниматься? Как выяснилось, ни у одного из ведомств нет таких полномочий. Одни регистрируют затопленные суда, другие из проверяют, третьи контролируют, четвёртые, видимо, следят, чтобы их никто не украл, а вот так, чтобы вытащить и утилизировать – это должен делать кто-то другой. Кто? Разводят руками. Хотя и просто обвинять чиновников в бездействии неверно. Они вынуждены следовать букве закона. В данном случае, её отсутствию. Нет в России пока нормативной базы, чтобы закрепить эту функцию за каким-то ведомством.

Тогда так – корабль это металл, который стоит денег. Давайте дадим возможность частным лицам вытащить его из воды и распорядиться по своему усмотрению – поставить перед домом в качестве украшения или продать на металлолом. Министр всячески рекламировал подобную возможность, благо, она не требует финансирования из бюджета. Фактически, какой-то сознательный гражданин за собственный счёт избавит нас от нашего же мусора. Тут главное проследить, чтобы он поднял судно целиком “до последнего болта”, как сказал Шопен, а не срезал особо понравившиеся выступающие части, оставив корабль догнивать в воде.

Такому сознательному гражданину, как уверен Игорь Шопен, необходимо, ну, если не “седло большое, ковёр и телевизор”, то хотя бы посодействовать с получением разрешительных документов и дать послабление в уплате налогов. И такие замечательные перспективы сразу нарисовались! Вот тот, кто судно поднял, продал его, да ещё и с минимальными налогами, получил прибыль. На эти деньги он купит новое оборудование и поднимет ещё какое-нибудь судно, и снова прибыль и снова модернизация процесса. Министр фактически нарисовал бизнес-план. Более того, когда-то у того потенциального благодетеля появится мощное судно, по типу плавучего крана “Могучего”. Тогда мы не только дно в Саратовской области очистим, но и другие регионы захотят воспользоваться такой возможностью.

К сожалению, все эти радужные картины разбились о непреклонность заместителя начальника Нижне-Волжского БВУ Нурмухамета Тазеева. Тот безапелляционно назвал всё это “партизанщиной”. Мол, существует регламент, по которому частные лица могут получить разрешение на подъём затонувшего судна. Нужно собрать документы, заполнить их и только после этого получить соотвествующую лицензию. На это обычно уходить около месяца. Никаких “посодействовать” тут быть не должно.

И ещё одна точка преткнования. Хозяина затонувшего судна обычно найти непросто, особенно с учётом того, что многие суда несколько раз меняли владельцев. Но вот после того, как его вытащат на поверхность, весьма вероятно, что он отыщется сам собой и потребует вернуть его собственность. Этот момент, как отметил Игорь Шопен, тоже надо учесть.

Итак, что мы имеем в конце совещания? Практически то же, с чего начинали. Проблем больше, чем способов их решения. Но министр, похоже, сдаваться не собирается. Он категорически пожелал видеть у себя на столе предложения о возможностях от всех заинтересованных ведомств в течение нескольких дней. Также, по его инициативе будет создана рабочая группа, которая будет работать над проблемой. После чего должен быть выработан алгоритм действий. Вполне возможно, что такие же алгоритмы создадут не только в Саратовской, но и в других регионах волжского бассейна. По крайней мере, Игорь Шопен пообещал обсудить эту тему со своими коллегами. Ну, а потом, суммировав все предложения, выйти с инициативой на федеральный уровень.

Интересно, хватит ли энтузиазма у саратовского министра, или эта идея тоже через какое-то время ляжет на дно?

Екатерина Семенова
источник:http://sarinform.com/lenta/archives/info/2011/7/18/10298