КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Очень прокурорское кино



43892

6 октября на судебном процессе по делу о нападении на издателя «Резонанса», депутата Саратовской городской думы Владислава Малышева изучали видеозаписи следственных действий. Киносеанс затянулся практически на весь день, но оно стоило того. Некоторые из этих «короткометражек» можно отправить на кинофестиваль «Саратовские страдания», где они поборолись бы за первые места. Показать за несколько десятков минут изнанку работы наших правоохранительных органов – большая удача. Особенно блистала на экране следователь Татьяна Павлова. Остальные киногерои вроде Сергея Солодилова были не столь убедительны и несколько портили ее игру. Итак, саратовская прокуратура представляет…

«Алиби» Малышева
Но еще до просмотра видеозаписей перед участниками заседания вновь предстала гражданская жена Малышева. Гособвинители попытались разузнать у нее подробности о месте преступления, луже крови и разбросанных во дворе вещах депутата. Свидетельница мало чем могла помочь им, поскольку в ту ночь была занята исключительно мужем. Какие-то детали она узнала лишь от других людей. Зато заверила суд: депутат с самого начала, с момента очной ставки понял, что задержанный не мог напасть на него. Впрочем, не будем раньше времени пересказывать сюжет «короткометражки».
В конце допроса женщина вместе с Малышевым и прокурорами начертила схему места преступления, и Солодилов одобрил ее, заметив, что точно такую же ему рисовали оперативники в Заводском РОВД. Картинку торжественно приобщили к делу. И действительно, должен же быть в материалах хоть один рисунок, а то на заседаниях выяснилось, что Солодилов рисовал схемы и заместителю руководителя саратовской полиции, а тогда начальнику угро городского УВД Сергею Полтанову, и замначальника следственного управления УВД Светлане Бедеревой, и самой Павловой. Вот только все эти «чертежи» почему-то пропали. Уж не потому ли, что на них что-то не то изображено? Или никаких схем вовсе не было?

Фильм об Олеге, которого не было
Конечно же, если говорить серьезно, для суда интересны не столько сами видеозаписи допросов, сколько их сравнения с письменными источниками — протоколами допросов. Выискивать между ними несоответствия, предполагать, случайные они или намеренные, — это уже хлеб юристов. Однако некоторые нестыковки прямо-таки бросались в глаза.
Первой видеозаписью, которую посмотрели участники процесса, стал допрос Павловой задержанного (на тот момент) Солодилова. Ранее изучили лишь протокол тех следственных действий. И вот что из него выходило: Солодилов охотно и подробно рассказывает, как с неким Олегом «укололся», напал на незнакомца в дорогом костюме, потом испугался, убежал и спрятался неподалеку в кустах. Следователь подробно расспрашивала задержанного о таре, в которой приятели покупали пиво, о бутылке, откуда Солодилов на следующий день отмывал руки от крови (пластмассовая!).
При этом ее мало интересовали такие частности, как одежда самого задержанного в тот день или внешний вид подельника. В протокол попали лишь данные о короткой стрижке и весе Солодилова – он рассказал, что тогда был на 7–8 килограммов тяжелее. То есть, как заметил адвокат потерпевшего Андрей Володин, это именно те детали внешности, которые описывал Малышев. Просмотрев видеозапись допроса, участники заседания с удивлением узнали, что Солодилов рассказывал Павловой и о своей одежде, и о своем друге.
- На вид 30–35 лет, рост 178–180, среднего телосложения, волосы русые, лицо овальное. Был одет в спортивный костюм темного цвета, – пояснил обвиняемый.
- Опознать его сможете? – спросила Павлова.
- Да.
Эти показания почему-то так и не попали в протокол. То ли следователь медленно печатала на компьютере и потому пропускала некоторые куски диалога, то ли сочла эту информацию неважной. И действительно, какая разница, как выглядел второй преступник по имени Олег? Особенно если этого «Олега» могло и не быть вовсе – на суде Солодилов признался, что выдумал его. Если обвиняемый говорит правду, а сейчас его показания кажутся самыми правдоподобными, становится понятно, почему Павлова не внесла информацию об Олеге в протокол.
Заметили юристы и другие погрешности в кино. Например, две трети всего времени допроса согласно протоколу занимал перерыв. Зачем был нужен такой длинный перерыв, непонятно, однако после него в показаниях Солодилова произошли изменения. Во второй части допроса он уверенно называл свою «жертву» Малышевым, хотя прежде не говорил этой фамилии. Отметили адвокаты и другие ляпы вроде путаницы в датах или утверждения Солодилова, что он напал на человека со светлой шевелюрой (эти слова не попали в протокол, возможно, поскольку у депутата волосы темные).
Но самое примечательное, что заметили зрители, это то, что следователь Павлова постоянно сверялась с записями в каком-то листке, который лежал перед ней. Заглядывая в него, она задавала вопрос, где содержалась подсказка, и, получив нужный ответ, ставила галочку. Это косвенно говорит, что перед следователем лежал сценарий допроса, подготовленный кем-то заранее, который она неукоснительно исполняла.
Володин заметил: на записи беседы с Павловой Солодилов что-то все время вертел в руке. Он поинтересовался этим предметом у подсудимого.
- У меня, по-моему, была сломанная иголка от 10 миллиметрового шприца, – ответил тот.
Значит, следователь позволила обвиняемому играться иголкой от шприца, не боясь, что эта вещь может стать орудием нового преступления?

«Не видели? Вы уверены в этом?»
Затем суду продемонстрировали видеозаписи следственных действий на месте преступления, а также очной ставки потерпевшего и задержанного. Сначала было кино о том, как Солодилов показывает, где и каким образом напал на Малышева. Получилось довольно сумбурное видео, в какие-то моменты было заметно, что Павлова брала на себя инициативу и буквально подталкивала Солодилова к «правильным действиям». Адвокат Игорь Макаревич заявил, что обвиняемый, показывая при помощи линейки следственной группе, как наносил удары ножом, все время касался правой стороны шеи условной жертвы. Между тем наиболее страшная рана у Малышева была на левой стороне. Эту самую рану хирург Елисеев оценил как «нанесенную топором».
- Демонстрация им применения ножа никоим образом не вписывается в те ранения и характер их локализации, которые были у Малышева, – заметил Макаревич.
Кстати, и судмедэксперт, выслушавший показания Солодилова, пришел к такому же выводу. Хотя, наверное, совсем некстати.
Далее показали кадры опознания Малышевым Солодилова в больнице. Задержанного и еще двух мужчин поставили у стенки и попросили потерпевшего указать на злодея. Мы помним, что накануне депутата уже «проинструктировала» Бедерева, выложив перед ним фото Солодилова и заявив, что именно он нападавший. Малышев узнал человека со снимка и заявил, что тот похож на преступника. Не опознал, а именно сказал: похож отдельными чертами лица и ростом. Затем Павлова обратилась к самому Солодилову. Этот диалог достоин того, чтобы его процитировать.
- А что вы можете пояснить? Вы его ранее где-то видели?
- Нет, – сказал Солодилов.
- Не видели? – Явно удивилась следователь. – Вы уверены в этом?
Солодилов что-то невнятно ответил.
- Вы нам, пожалуйста, поясните, видели или не видели, – продолжала давить Павлова.
- Остановите съемку, – смеясь, предположил ее дальнейшие слова судья Сергей Задков.
- Посмотрите внимательно, не торопитесь, – уговаривала Солодилова следователь. Зрители в зале заседания уже не сдерживали смех.
- Ну по росту вроде бы он, – наконец решился сказать обвиняемый.
- А на кого он похож?
- На кого напали.
- В отношении кого вы совершили преступление. Правильно? – подсказывала Павлова.
- Да.
- Вы уверены в этом? Подойдите, вы можете подойти, посмотреть…
Ну и так далее в том же духе. В конце концов под напором девушки в погонах Солодилов рассказал, что узнает Малышева по волосам и прическе. Это было довольно странное опознание, поскольку потерпевший на экране имел достаточно длинные волосы и мало походил на себя обычного, с аккуратной стрижкой. Такую же прическу он имел и 27 мая минувшего года.
Как объяснил сам Малышев, на момент видеосъемки он полтора месяца не стригся. Каким образом Солодилов смог опознать его по длинным волосам, остается загадкой. Вернее, загадкой для стороннего наблюдателя, но не для постоянных зрителей фарса под названием «Дело Малышева». Солодилов должен был по договоренности со следователями опознать Владислава Владимировича, вот он и опознал, немного затормозив вначале. Ну откуда ему было знать, какая прическа была в тот день у нападавшего?!
И наконец, в конце заседания прокурор Андрей Склемин вытащил из рукава главный козырь – данные саратовского гидрометцентра о прошлогодней погоде. Гособвинению удалось выяснить, что 27 мая 2010 года температура воздуха в Саратове была чуть больше 13 градусов. Но это еще не все. В конце июня, установили прокуроры, ночные температуры колебались от 25 до 27 градусов выше нуля.
- А для чего это? – не понял сначала судья.
Оказывается, Склемин хотел узнать у обвиняемого, зачем тот украл в конце июня – начале июля из дома бабушки толстовку брата, если стояла такая жара. Солодилов отказался отвечать, его адвокат Богомолов напомнил, что подсудимый и не cобирался носить ту одежду. Как следует из рассказа самого Солодилова, когда правоохранители не могли решить, в какой именно одежде был напавший на Малышева, обвиняемый подсказал им идею с толстовкой, которая лежала в подвале дома его матери.
источник:

http://www.4vsar.ru/articles/process/19990.html