КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Идеи хороши, а исполнение…



big_ears_painting3

— Привет, и что у нас? Опять тишина?

— Да нет, слегка оживилась ситуация. Какое-то шевеление под ковром началось, и худо-бедно появились слухи.

— Давай же рассказывай, не томи.

— Говорят, Фурсенко собирается в декабре убрать Коссовича.

— Так его собираются убирать примерно столько же, сколько Ипатова. На этот раз в чём причина?

— Мне несколько называли, я запомнила один официальный повод — строительство церкви на территории университетского города.

— Да… Серьёзный повод. Но если мы заговорили об Ипатове, то его когда прочат в отставку? Наверняка опять послезавтра?

— Ну, не так быстро. Кстати, появилась информация, кто делал соцопрос для ФОМа.

— Это где сказано, что Ипатов вошёл в тройку самых непопулярных губернаторов? И что совсем скоро он будет уволен?

— Да. Опрос, как говорят знающие люди, готовили в нашем ПАГСе.

— Замечательно. Все собственные пожелания воплощены в жизнь. И озвучены на приличном радио.

— Да, и несмотря на это единороссы уверены, что до президентских выборов он не досидит. Хотя сдаёт Павел Леонидович своих почём зря.

— Это кого он сдал-то?

— Панкова, например.

— Здравствуйте, ты же говорила, что это крысы бегут с корабля.

— Получила уточняющую информацию. Под отдельно взятый дорожный фонд, а это, на минуточку, три с половиной миллиарда, который будет под транспортным министром, надо было поставить человека Вячеслава Викторовича, коим является Годунов.

— Да, цена вопроса хороша. Слушай, раз мы уже говорим о нашем ненаглядном губернаторе, то что у нас с перинатальным центром?

— Да всё замечательно. Два блока сдадут, под камеру покажут две-три операции и потом закроют на доработку.

— Слушай, но это же антигуманно. Я понимаю, области надо показать товар лицом, пусть даже при немытой корме. Но рожать-то должны живые женщины, живых младенцев, которым потом жить.

— Слушай, когда такие мелочи нашу власть интересовали? Врачей жалко, они там денно и нощно субботники отрабатывают. Сама понимаешь, любят при этом Ипатова нежно и трепетно.

— И врачей жалко.

— Но у них, у врачей, хорошие перспективы. Солнце наше объявило во всеуслышание, что скоро в Саратове будет открыт филиал академии медицинских наук и все клиники станут академическими институтами.

— И что? Ну поменяется название, а дальше?

— Там иное финансирование, другие зарплаты, другие возможности по приобретению оборудования.

— А для пациентов?

— По-прежнему бесплатное медицинское обслуживание. Но более качественное.

— Мне очень хочется тебе верить. Но поживём — увидим. А кому всё это хозяйство будет подчиняться?

— Как и прежде, ректору медуниверситета Попкову. Это на их базе изменения.

— А что у нас в «Единой России»?

— Всё замечательно, как обычно. Нет, злые люди говорят, что Ландо получил выволочку за свою пресс-конференцию. Дескать, идея хорошая, а исполнение подкачало. Надо было про рынок говорить, а он увлёкся.

— А чем это он увлёкся? Я только про рынки и отсутствие мяса в фрикадельках слышала.

— Начал про ТЮЗ рассказывать. Дескать, вот скоро его будут сдавать, появится куча желающих перерезать ленточку. А на самом деле спасибо надо сказать Путину. Да и то, после того, как наше солнце написало ему письмо. И предъявил копию письма. А откуда у Ландо письмо из переписки премьера с его замом? Ну и ещё Александр Соломонович вышел с инициативой от имени самого солнца открыть в каждом федеральном учреждении свой детский сад.

— Понятно, увлёкся человек. С кем не бывает.

— И ещё про слухи. И Ландо. Люди врут, что продавцы из рынка в Юбилейном не сильно довольны визитами Александра Соломоновича. Нет, то, что он их защищает, — это недовольства не вызывает. А вот то, что пробы продукции у него изрядные — не 200 граммов и даже не 300, а по кило и даже больше, — это народу не нравится.

— Вот дался тебе Ландо. Скажи лучше, что у нас с выборами?

— Да тоже всё чудесно. Зарплату учителям, работникам культуры повысили. Или пообещали это сделать. А у нас где избирательные комиссии располагаются? И кто в них работает?

— В школах и домах культуры. И работают учителя и сотрудники клубов и библиотек.

— Получается что?

— Ты хочешь сказать, что это был подкуп членов избирательных комиссий?

— Типун тебе на язык! Я этого не говорила. И тебе даже думать эту мысль не советую.

— Уговорила.

Елена Микиртичева, “Газета недели в Саратове” (22.11.2011)