КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Просто совпало



05

Несколько дней назад в Саратове стартовала необычная акция. Молодые люди, переодетые в белых плюшевых медведей, раздают на улицах конфеты. Почти одновременно на остановках общественного транспорта появились плакаты с изображениями таких же медведей. Агитки рассказывают, чем Саратов лучше Арктики. Многие горожане связали эту акцию с предвыборной активностью одной из партий. «Взгляд» попытался разыскать организаторов, однако ответственности за акцию пока никто на себя не взял. Судя по комментариям партийцев, чьим символом является медведь, а также представителей других партий и организаций, приходится сделать вывод, что этот креативный проект –  бескорыстная инициатива неизвестных доброжелателей.

Как стало известно корреспонденту ИА «Взгляд-Инфо», в медведей переодевались студенты Поволжского института имени Столыпина, о чем ряженые заявили сами.

Чтобы проверить эту информацию, мы позвонили директору института  Дмитрию Аяцкову. Услышав о том, что его студенты ходят по улицам переодетыми в плюшевых медведей, Дмитрий Федорович поспешил заверить нас, что его студенты учатся, а не наряжаются ни белыми, ни бурыми медведями. «Если вы мне приведете хотя бы одного студента, который занимается этими вещами, я вам буду благодарен. Лично я не видел в городе белых медведей, – заявил Аяцков и перешел на серьезный тон. – Вы знаете, сейчас много провокаций. И я не исключаю, что эту инсценировку могут сделать идеологические противники под видом партии «Единая Россия». Это может быть провокация против меня, нашего учебного заведения и вообще партии. Это может быть выгодно другим партиям, хотя по рейтингам абсолютное лидерство у «Единой России». Партии это не нужно, у нее и так все в порядке».

Не исключая, что г-н Аяцков может не знать досконально, чем занимаются его студенты, мы решили обратиться к его заместителю, кандидату экономических наук Ольге Баталиной. Но и Ольга Юрьевна ничего не знала про засилье ряженых в городе: «Я вообще сейчас не в Саратове, я в командировке».

Продолжая разрабатывать «партийную» версию, мы позвонили представителю «Единой России» Илье Афанасьеву. Это также не принесло результатов: Афанасьев, как и другие наши собеседники, «впервые слышал» про акцию и посоветовал обратиться в пресс-службу администрации Саратова.

В пресс-службе  проинформировали, что в администрацию города не поступало никаких уведомлений о проведении акций с участием медведей. Почти отчаявшись найти организаторов, мы обратились к Вере Ермаковой, пресс-секретарю Олега Грищенко.  «А что это за акция? Даже не знаю, что посоветовать…».

Лидер саратовских молодогвардейцев Всеволод Хаценко оказался единственным собеседником, который хотя бы знал про белых медведей в городе . Но, как и остальные, поспешил открестился. «Я могу точно сказать, что это организует не «Молодая гвардия», потому что у нас нет в наличие таких плюшевых медведей, – заявил молодогвардеец. – Но нам очень нравится эта акция. Я так понимаю, что есть организаторы, которые очень креативно и по-доброму подходят к встрече Нового года. Мы хотели бы сами принять в этом участие. Если вы найдете организаторов, то мы с удовольствием будем с ними сотрудничать».

Откуда на остановках транспорта появились плакаты с медведями, рассказывающими о том, как хорошо жить в «чистом и светлом» в Саратове, у молодогвардейца нашлась своя версия. «На остановках написано про чистоту и порядок в городе. Может быть, организаторы – это городские доброжелатели? Это могут быть какие-то частные инвесторы», – поделился предположениями Хаценко.

Представители оппозиционных партий уверены, что медведи в Саратове появились в связи с выборами и агитируют за правящую партию – переодетые студенты не хотят этого афишировать, потому что официально партия не оплачивала предвыборную акцию. «Не исключено, что деньги партии здесь вообще не задействованы. Профинансировать акцию и плакаты могли, например, учебные заведения», – поделился соображениями один из наших собеседников, согласившийся говорить только на условиях анонимности. Видимо, из страха перед плюшевыми медведями.

Олег Стародед, “Взгляд” (24.11.2011)