КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Бес комментариев



Депутат Госдумы, умница и красавица Ольга Баталина приходит домой, где у нее, как у всякой женщины, а особенно как (не забыли еще?) у главы Союза «Женщины Саратова», много работы. И вот между постирушкой и нарезанием салата Ольга Юрьевна вдруг начинает испытывать сильнейшую потребность высказаться по поводу того, что на самом деле было на селекторном совещании у российского премьера Владимира Путина аккурат после новогодних каникул. Дескать, пресс-служба губернатора представила картину, но как-то однобоко, а ведь там говорили и еще о чем-то.

Дети зовут, просят поиграть с ними, но… Нет-нет, ребятки, подождите. Есть очень важное для жителей Саратовской области дело. Надо всыпать кое-кому! Жители Саратовской области ждут не дождутся, когда Ольга Юрьевна пояснит, что там было на самом деле. Ну а кто еще?

Если всё так, то надо срочно вызывать врача, благо с людьми этой профессии в «ЕР» никогда проблем не было. Если Баталина всерьез полагает, что граждане необъятной Саратовщины только на нее надеются, то неплохо попринимать успокоительного. А вообще, конечно, лучше к специалисту.

Уверен, что в реготделении «Единой России» нет такой штатной единицы, как комментатор. То есть когда единороссы выстраиваются в очередь, чтобы поделиться своим мнением на партийном сайте, это больше походит на очередь в существенный туалет, поскольку и там, и там люди желают удовлетворить насущную потребность и что-то из себя выдавить. Официально — это поможет сотням и тысячам избирателей. Не официально — нет никакой возможности держать это в себе.

Пойдем методом от противного. Пусть Ольга Юрьевна — не есть верная партийка, беспощадная к врагам «ЕР». Она простая русская женщина, у которой душа болит, когда она видит, что совершается несправедливость. И она не может отказать никому, кто просит о помощи. Возвращается домой, но ее догоняет звонок на мобильный. И хорошо знакомый голос говорит:

— Оль, ты читала, что ипатовская пресс-служба написала?

— Нет. Не успела еще. А что такое?

— Почитай и прокомментируй. И чтоб обязательно прозвучало, что это диверсия против Путина.

Далее начинается процесс творчества. Ну, тут проблем никаких, благо Ольга Юрьевна сама когда-то работала в пресс-службе, то есть человек профессиональный. И, конечно, легко вывернет наизнанку любое высказывание и нагонит такой пурги, что мало не покажется. Вот это «Кто дал право?!» — оно ж универсальное. И для заявления в СМИ можно приспособить, и для разборки с мужем годится.

А вот с «диверсией» иначе. Что если мысль использовать такое слово пришла Баталиной в голову без посторонней помощи? Полномочна ли девушка использовать любой термин по своему усмотрению, или такие моменты она обязана согласовывать? Почти наверняка второе. Ибо обвинить в диверсии окружение однопартийца — это скандал. Звонит? Эсэмэску пишет? Кому?

А вот как это было в реальности. Баталина заявила, что работники пресс-службы передернули слова премьер-министра Владимира Путина, полностью исказив их смысл: «Это уже не глупость, это политическая диверсия против одного из руководителей государства…»

Заглянем в словарь и вспомним, что диверсия — это «одна из форм малой войны (от лат. diversio — отклонение, отвлечение) — действия диверсионных групп (подразделений) или отдельных лиц в тылу противника по выводу из строя военных, промышленных и других объектов, нарушению управления войсками, разрушению коммуникаций, узлов и линий связи, уничтожению живой силы и военной техники, воздействию на морально-психологическое состояние противника». Диверсанткой, например, была Зоя Космодемьянская. Или атаман Платов, который навел шороху в тылу французов во время Бородинского сражения.

Насчет уничтожения живой силы. Ну кто там сила? Кто там живой? Воображается почему-то только Николай Васильевич, у которого нет уха, из которого торчат проводки, и что-то там искрит. А про морально-нравственное состояние… Ну раз столько народу возбудилось, раз сама Ольга Юрьевна восстала, то действительно задели за живое. (И опять искрит у Николая Васильевича!)

Поскольку Баталина говорит о политической диверсии, то это явный намек на то, что пресс-служба главы региона работает в глубоком тылу. Кто тут для госдепа друг, кто враг, а кто так, ясно без дополнительных пояснений. Удивительно, что все это Ольга Юрьевна обнаружила внутри любимой партии. Тут невольно задумываешься о том, не пора ли в «ЕР» создавать что-то вроде ЧК по выявлению в своих же рядах засланных казачков? Ну а что — Баталиной пошло бы. Я имею в виду косынку, кожаную тужурку и маузер.

Но оставим на время Ольгу Юрьевну в покое. Есть в партии и другие комментаторы. Вот, например, сайт областной думы. Здесь отметились Николай Семенец, Олег Галкин, Владимир Пожаров, Денис Фадеев и Марина Алешина. А остальные что же? Или можно теперь считать, что Леониду Писному пофиг, что там написала Баталина, а Валерию Радаеву западло комментировать такую ерунду?

Денис Фадеев, когда недавно подводил итоги 2011 года, очень радовался тому, что его назначили проректором политехнического университета и обещал заняться научной работой. Но и он почему-то отвлекается, на цыпочках выходит из библиотеки, почуяв в известном месте (там, где партийный билет ближе всего к телу) зуд необыкновенной силы. И строчит, строчит.

Где засвербило у Владимира Пожарова вообще непонятно, поскольку у него и партбилета-то нет! Из «Справедливой России» справедливо выперли, а в «Единую» пока не приняли. Работает на туманную перспективу?

При этом все — Профи с большой буквы. Потому готовы в едином порыве одобрить или осудить что угодно. В худших традициях КПСС, от сходства с которой вяло открещиваются. Они приветствуют отмену прямых губернаторских выборов, а потом — введение их же. Они вводят 7-процентный барьер для партий и говорят, что это необходимо, поскольку только серьезные политические партии имеют право представлять интересы граждан в Госдуме, но потом голосуют за 5 процентов, поскольку полагают, что в Госдуме должно быть представлено как можно большее количество избирателей. То есть и маленьким партиям следует идти навстречу.

Завтра над ними опять пошутят. Пришлют «рыбу», в которой будет сказано, что надо одобрить расстрел на месте для оппозиции. Легко!

— Такая непопулярная мера на самом деле давно назрела. И «Единая Россия», которой поверили миллионы россиян, не боится взять на себя ответственность. Вон из лодки тех, кто ее раскачивает! Нам не нужны потрясения, нам нужна великая Россия! Поэтому мы за расстрел!

— Расстреливать врагов народа — это наша национальная традиция. А открещиваться от истории родного государства в угоду Западу, с его псевдодемократией и отказом от смертной казни, значит предать собственный народ. Страна, отказывающаяся от своего прошлого, не имеет будущего!

Вот интересно, а домочадцы тоже от этого страдают?

— Оль, что у нас на ужин?

— Хотелось бы особенно отметить картофельное пюре и, пусть это кому-то не понравится, рыбные котлетки, победившие на народных праймериз. Сам газорезчик Омельченко одобрил!

Семен Патра, “Репортер” (18.01.2012)