КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Вспомогательный орган



126988

Недавно на одном из саратовских информационных сайтов был проведен опрос читателей, касающийся эффективности деятельности местного уполномоченного по правам человека Нины Лукашовой. Вот его результаты. Неудовлетворительно работу омбудсвумен оценили 23,2% проголосовавших, а 26,6% вообще не знают, кто это. Но самое поразительное, что 37,5% уверены: должность уполномоченного совершенно бесполезна и ее нужно упразднить. «Время» решило разобраться, в самом ли деле право большинство.

Существование института омбудсменов само по себе парадоксально. В любом цивилизованном государстве есть масса структур и механизмов, призванных защищать права граждан. Это и сам по себе Закон, и правоохранительные, и судебные, и контролирующие организации. Это, в конце концов, адвокаты. То есть чисто теоретически мы защищены с ног до головы. Так кого же должен защищать уполномоченный по правам человека? Вопрос кажется глупым — ясно же, что человека. Тогда от кого? А вот здесь уже начинается философия. По большому счету, омбудсмен чаще всего должен защищать граждан от беспредела самого же государства. Но в то же время он сам — часть государственного аппарата, назначается и финансируется им. Как же быть? Кем же на самом деле должен являться уполномоченный — реальным защитником прав человека или своеобразным громоотводом для чиновников? На сегодняшний день каждый российский омбудсмен вынужден подходить к этой коллизии индивидуально. Каждый из них выстраивает в своей работе собственные приоритеты. Выстроила их и Нина Лукашова.

Связующее звено

После того как в 2004 году Нину Федоровну впервые утвердили в должности уполномоченного, многие признавали — ей будет нелегко. Во-первых, довольно трудно менять менталитет прокурора (Лукашова 37 лет проработала в органах прокуратуры и дослужилась до классного чина — старший советник юстиции (полковник) на менталитет правозащитника. А во-вторых, очень сложно было переплюнуть по активности, настойчивости и артистизму Александра Ландо — предшественника Лукашовой. Но эти многие ошиблись. Особенно нелегко Нине Федоровне не было. Она вовсе не собиралась менять свой менталитет и состязаться в правозащитной деятельности с Ландо. Омбудсвумен предпочла совершенно иной стиль работы, в котором весьма преуспела. Во всяком случае, именно он позволил ей успешно переизбраться на этот пост в 2009 году. В чем же заключается фирменный лукашовский стиль по отстаиванию прав граждан?

Из кандидатской диссертации Лукашовой Нины Федоровны «Взаимодействие уполномоченного по правам человека в субъекте Российской Федерации с органами государственной власти и другими структурами в сфере защиты прав и свобод человека и гражданина»: «Своеобразие правового статуса Уполномоченного по правам человека состоит в том, что он является связующим звеном между гражданским обществом и властью в субъекте Федерации, гражданином и чиновником, что позволяет отнести его к вспомогательным государственным органам в механизме разделения властей».

Вот оно! Вспомогательный государственный орган, а вовсе не институт защиты прав людей. Связующее звено между гражданами и чиновниками, а вовсе не борец с бесчинствами последних. Правда, со временем мировоззрение госпожи Лукашовой слегка скорректировалось. Вот ее гениальная фраза, сказанная на последнем заседании Саратовской областной Думы: «Власть — это те же люди, и их права я тоже обязана защищать». Но это все теория. А что же практика? Кого и как на самом деле защищала и защищает саратовская омбудсвумен?

Тесное и взаимовыгодное сотрудничество

Открываем официальный сайт омбудсвумен и читаем: «Уполномоченный по правам человека в Саратовской области Нина Лукашова и директор Поволжского (г. Саратов) юридического института (филиала) ГОУ ВПО «Российская правовая академия» Министерства юстиции Российской Федерации» Петр Сергун заключили Соглашение об основных формах взаимодействия. В соответствии с Соглашением стороны осуществляют сотрудничество в вопросах правового просвещения в сфере прав и свобод человека и гражданина, совершенствования законодательства, а также информационного обмена…»

Еще одна цитата, взятая с сайта Саратовской областной прокуратуры: «Прокурором области Степановым В.Н. и Уполномоченным по правам человека в Саратовской области Лукашовой Н.Ф. 22 ноября 2010 года заключено соглашение о сотрудничестве, направленное на дальнейшее совершенствование правозащитной деятельности. Помимо осуществления общих задач по защите прав и свобод человека и гражданина, акцент сделан на организацию совместных усилий по правовому просвещению населения в целях формирования правовой культуры и привития гражданам уважения к закону…»

А вот как Нина Федоровна оценила принятую в 2010 году областную целевую программу «Доступная среда»: «К сожалению, сейчас не все граждане с ограниченными возможностями здоровья имеют возможности трудиться, вести полноценную социальную и культурную жизнь. Процент доступных объектов социальной инфраструктуры невероятно мал. Именно поэтому большое социальное значение я придаю разработанной программе и связываю с ней надежды на значительные позитивные изменения».

Подобных примеров можно привести еще немало. Но главное, что их объединяет, это — сделка с властью. Именно сделка, как бы жестко и обидно это ни звучало. Вместо того чтобы кричать о безобразной работе судебных приставов, которые годами не исполняют судебные решения, мы заключаем соглашение о дружбе и сотрудничестве с институтом Минюста. Вместо того чтобы помогать гражданам бороться с прокурорским беспределом, мы братаемся с его начальством и ждем от него «формирования правовой культуры и привития гражданам уважения к закону». Вместо того чтобы искать коррупциогенные моменты в правительственной программе, мы салютуем ей и одобряем ее. Так какие же права защищаются таким образом? Право на взятки? Право на бюрократический произвол? Право на коррупцию? Нет, что вы! Речь идет о правах чиновников — той части граждан, которых Нина Федоровна также обязана защищать.

«Черный плащ»

А как же быть с остальными? А с ними все в порядке. Их обращения аккуратно регистрируются, по ним даже принимаются определенные меры. Какие конкретно? Вот несколько примеров, навскидку.

Ноябрь 2009 года. В Саратовской области пик заболеваемости «свиным» гриппом. От жителей Балакова, так же, как и других городов области, в аппарат уполномоченного по правам человека постоянно поступают жалобы на то, что в аптечных сетях отсутствуют в продаже те или иные медикаменты, в том числе «Арбидол» и оксолиновая мазь, взамен фармацевты предлагают их дорогостоящие аналоги.

В этой ситуации проявляет активность Нина Лукашова. Она подготовила письмо на имя зампреда регионального правительства Наталии Старшовой и министра здравоохранения Ларисы Твердохлеб с просьбой разобраться с данной проблемой. И что? И все.

2010 год. От оползня пострадали дома жителей Затона. Действия нашей правозащитницы? Обращение к и.о. главы администрации Волжского района Андрею Халову с просьбой (заметьте, с просьбой, а не требованием) вмешаться в решение проблемы с жильем для семей, чей дом пострадал от оползня. Кроме того, Лукашова попросила власти принять все необходимые меры, чтобы предупредить возникновение подобных ситуаций в будущем. И что? И все.

Тот же год. К Лукашовой поступает жалоба, в которой говорится о неудовлетворительном состоянии родильных домов Саратова. Нина Федоровна реагирует незамедлительно. Она пишет запрос в областной Минздрав. Там, в свою очередь, поручают городскому комитету здравоохранения провести проверку состояния роддомов. Проверка проведена, и саратовская омбудсвумен получает ответ следующего содержания: «…установлено, что помещения МУЗ «Родильный дом №2», родильных отделений МУЗ «Городская клиническая больница №1», МУЗ «Городская клиническая больница №8» нуждаются в проведении капитального ремонта. Проведение ремонтных работ в данных учреждениях запланировано в рамках реализации Программы модернизации здравоохранения на 2011-2012 годы». И что? И все.

И все! Письма написаны, ответы получены, обещания розданы. И не беда, что проблемы не решены. Будет новый день, придут новые или новые старые жалобы, и работа будет продолжена. В том же ключе, в строгом соответствии с законом. Главное, чтобы ни одно, даже самое мелкое, обращение граждан не осталось без внимания.

К примеру, в сентябре прошлого года госпожа Лукашова узнает из газет о проблемах жителей дома №15/21 по улице Железнодорожная. На дороге при въезде в их двор расположен открытый люк. И жильцы не могут найти организацию, ответственную за содержание этого колодца. Не могут?! Безобразие! «Черный плащ» Нина Лукашова спешит на помощь! «Выражая обеспокоенность сложившейся ситуацией», она обращается к руководству «Саратовводоканала» с просьбой разобраться в указанной проблеме. И вскоре получает оттуда ответ, в котором сообщается, что на балансе МУПП «Саратовводоканал» данный колодец не числится: «Водопроводные сети к этому жилому дому проложены в 1999 году, заказчиком строительства являлось ООО «Паллант-инвест». Замену люка на колодце должен выполнить его владелец». Вам кажется, что «Черный плащ» не решил проблему? Не скажите! Во-первых, саратовская правозащитница напрягла чиновников, а во-вторых, жильцы наконец-то узнали настоящего владельца колодца. Вот пусть теперь ищут его и разбираются. Ведь это же их право — не попасть случайно в открытый люк…

Полузащитник

Нина Федоровна, видимо, убеждена, что человек сам хозяин своего счастья. Нужно только не опускать руки. Вот что она посоветовала бывшему заключенному колонии № 1, который не мог устроиться на работу по причине неоднократной судимости: «Обратитесь в службу занятости. Там должны помочь. Ну пойдите, в конце концов, на стройку разнорабочим. Что Вы сдаетесь-то? Если есть желание построить нормальную жизнь, старайтесь — и все у Вас наладится!»

Бывший зэк, госпожа правозащитница, может, и постарается. А Вы? Зачем Вы нужны ему? Зачем Вы нужны тем, кто попал в беду? Солдаты бегут из армии и пропадают, заключенные бунтуют из-за невыносимых условий содержания, у людей рушатся дома из-за взрывов на близлежащем полигоне, невиновных сажают в тюрьмы, в милиции пытают задержанных, мать с малолетним ребенком выгоняют на улицу, застройщики выжигают жилье вставших на их пути, сотни тысяч страдают от беспредела в ЖКХ, медицине, образовании… Но Вас нет рядом с ними. И даже если люди идут к Вам, Вы, как заправский полузащитник, лишь распасовываете их беды по различным инстанциям и успокаиваетесь. Сами в атаку Вы не идете, словно боитесь забить гол.

Последний вопиющий пример — взрыв дома в Энгельсе. Вас, уважаемая Нина Федоровна, не только не было на месте катастрофы, но Вы даже никак не прокомментировали ситуацию с выплатой чиновниками облправительства издевательски нищенской материальной помощи пострадавшим (10 тысяч рублей!)… В минувший вторник скандально известного «дагестанского узника» Андрея Попова, якобы за дезертирство, приговорили-таки к двум годам реального срока. Вы опять молчите… Вы боитесь даже признавать очевидное. Например, систему фактического рабства в северо-кавказских республиках. Как же — ведь от этого может пострадать имидж государства. А страдания конкретного человека уже второстепенны?

Голос саратовской омбудсвумен, по большому счету, слышен разве что на пресс-конференциях по итогам года и на отчетах перед областными депутатами. Но и тогда произносятся разве что сухие цифры и обозначаются проблемы. Путей же их решения, громких, резонансных фактов, сенсационных разоблачений, конкретных результатов отстаивания прав человека вы не услышите.

Пряники

И, в общем-то, понятно почему. Да потому, что за хорошее поведение положено соответствующее вознаграждение. Дело в том, что должность уполномоченного по правам человека приравнена в Саратовской области к государственной с соответствующей по закону оплатой труда. Помимо должностного оклада (порядка 30 тысяч рублей), там предусмотрены ежемесячные надбавки за классный чин (в размере четырех должностных окладов), ежемесячные надбавки за выслугу лет на гражданской службе (в размере трех должностных окладов), ежемесячное денежное поощрение (в размере, который устанавливается губернатором области дифференцированно для государственных органов), единовременная выплата при предоставлении ежегодного оплачиваемого отпуска и материальной помощи (в размере трех окладов месячного денежного содержания) и ежегодная материальная помощь (в двукратном размере от месячного денежного содержания). Плюс к этому положенное госслужащим «медицинское, социальное и иное обеспечение и обслуживание». Неплохо, правда? Но даже когда Нина Федоровна оставит занимаемую должность, ей будет положено более чем солидное материальное довольствие: к базовой и страховой частям пенсии добавят 75% от ее сегодняшнего ежемесячного денежного содержания.

Право большинства

Но не подумайте, что мы завистливо смотрим в чужой карман. Мы лишь хотим сказать, что пряник, находящийся в руках государства, слишком соблазнителен для того, чтобы идти с чиновниками на конфронтацию ради каких-то там прав человека. А ответственности перед обществом у уполномоченного практически никакой. Не оно его выбирало и назначало, не оно ему и платит деньги. Более того, принцип эффективности работы омбудсмена размыт по максимуму. Даже зарплата милиционеров зависит от количества раскрытых ими дел. У уполномоченного и этого нет. Поэтому единственное, что как-то может заставлять правозащитника идти на баррикады — его личные качества и неравнодушное отношение к человеку. У Нины Лукашовой, на наш взгляд, таких качеств нет.

Это, по большому счету, признают и депутаты областной Думы, которые выбирают омбудсмена. На последнем заседании парламента деятельность Нины Федоровны подвергли жесткой критике и Александр Ландо, и Николай Семенец, и Владимир Соловьев, и Валерий Радаев. Но что с того — пожурили и отпустили с миром. Вопрос об ее отставке за неудовлетворительную работу так и не был поставлен. Слишком добрые у нас народные избранники. Но даже если они на это и решатся, где гарантия того, что новый уполномоченный будет коренным образом отличаться от своего предшественника? Посмотрите на нашу детскую омбудсвумен — Юлию Ерофееву. Да, она более активна, эмоциональна. Но на жесткий стык с властью опять же идет крайне редко, поэтому и реальный выхлоп от ее активности, на наш взгляд, довольно скромный.

Да он и не будет другим, пока мы сами не будем выбирать своего защитника. Кандидатов на эту должность на самом деле более чем достаточно. Их можно найти и среди адвокатов, и среди общественников, и среди журналистов, и среди просто неравнодушных людей. Поймите, только всенародно избранный омбудсмен сможет реально защищать права большинства (того самого, которое сегодня убеждено, что такую должность стоит отменить), а не просто быть «вспомогательным государственным органом».

От редакции: Лукашова должна немедленно уйти в отставку. Немедленно. В противном случае замечательный во всех отношениях региональный институт защитника прав человека будет окончательно дискредитирован.

Кроме того, депутаты областной Думы на ближайшей сессии должны внести поправки в местный закон об уполномоченном по правам человека. Эти поправки могут выглядеть следующим образом: не может претендовать на должность омбудсмена в Саратовской области лицо, ранее занимавшее должности в органах прокуратуры, МВД, ФСБ, в судебной системе, а также в системе исполнения наказаний.

Владимир Соловьев, депутат Саратовской областной Думы:

— Я недавно зашел на сайт балаковского отделения уполномоченного по правам человека и познакомился с динамикой обращений туда граждан. Так вот, если в 2009 году туда обратилось 250 человек, то в 2010-м — уже 160, а в 2011-м — только 112. Причины этого могут быть только две: или проблем с правами граждан в Балаковском районе год от года становится все меньше, или вера в этот институт падает. Мне почему-то кажется, что дело как раз именно в падении авторитета.

Александр Ландо, депутат областной Думы, бывший уполномоченный по правам человека в Саратовской области:

— Одна из главных заповедей уполномоченного по правам человека гласит, что он не должен быть удобным власти. А с Ниной Федоровной очень комфортно жить и губернатору, и главам районов, и правоохранительным структурам, и прочим.

Лидия Свиридова, председатель Саратовского регионального отделения Союза солдатских матерей:

— Я слежу за работой Нины Лукашовой и не вижу, чтобы она предпринимала конкретные шаги по защите прав человека. Все ограничивается запросами и крылатыми фразами «под личный контроль». Двадцать с лишним лет назад я была среди тех, кто активно продвигал должность омбудсмена в России. Поэтому я имею моральное право сегодня выступить за его ликвидацию, поскольку в нашем регионе он вредит защите прав человека.

Наталья Королькова, председатель Саратовской региональной общественной организации трезвости и здоровья:

- Я не была бы столь категорична в вопросе дальнейшего существования института уполномоченного. Все зависит от человека, избранного на должность омбудсмена. К сожалению, нынешний саратовский омбудсмен не умеет сотрудничать с настоящими, боевыми, инициативными общественными организациями:

Дмитрий Богатырев, “Время” (19.03.2012)