КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Она ушла в туман скандалов, вернуться не пообещав



mazunina

Зима недаром злится, побив все рекорды свирепости по вьюгам и морозам. Тут бы городским властям поднатужиться и вызволить город из мартовского плена Снежной королевы, ан нет. В самое неподходящее для этого время, с 7 марта, ушла в отпуск Ольга Мазунина, «главный дворник» города (это ее собственная характеристика). И нелепый этот поступок имеет очень глубокие корни. В современной истории Балакова еще не было столь много уголовных дел, почти одновременно сходящихся к одной персоне – пока еще «хозяйке» этого города.

Скандал №1

Миллионы на похоронных делах

С прошлогодней осени со здоровьем у Игоря Марченко, многолетнего директора МУП «Комбинат благоустройства», начались проблемы. На больничный Игорь Анатольевич ушел сразу после заведения на него уголовного дела по статье крайне тяжелой -159 УК РФ «Мошенничество в особо крупном размере» (карается лишением свободы на срок до десяти лет). 14 марта сего года судья Валерий Разин начал изучать материалы дела.

Надо понимать, что МУП «Комбинат благоустройства» отвечает, помимо наведения порядка в городе (он у нас, по общему признанию, «образцовый» донельзя), за дела кладбищенско-похоронные, которые традиционно считаются крайне прибыльными. Видимо, поэтому вскоре после назначения Марченко директором МУП на его территории (бывший детский сад на ул. Волжской, 45/4) появляется офис похоронной фирмы «Реквием», номинальной хозяйкой которой является супруга Игоря Анатольевича. Тут бы руководству мэрии одернуть подчиненного. Мол, нехорошо на муниципальной ниве сеять частные «сорняки». Но куда там! Успешность оптимистичного Марченко стали даже приводить в пример молодежи – вот как крутиться надо! Вот он и «закрутился» вполне предсказуемо. Согласно материалам обвинения, доказанными оно считает три эпизода, похожих как сиамские близнецы.

Впервые в 2005 году надумал Марченко заработать на ровном месте. Он пишет слезное письмо в комитет по управлению имуществом (его руководитель Ольга Анохина проходит по делу свидетелем). Дескать, муниципальная дорожная техника (трактор, экскаватор да два прицепа) настолько износилась, что давно уж не работает. И, слава тебе господи, нашелся на эту рухлядь хоть какой-то покупатель. Потому прошу не ставить палок в ржавые колеса и разрешить продать списанное благодетелю. Цена первой такой сделки – аж 15 700 рублей! А то, что покупатель – отчим господина Марченко, так это чистой воды совпадение. Проходят считанные месяцы, и технику, хоть и не новую, но вполне рабочую (никуда, к слову, с территории МУП не свезенную), начинают сдавать в аренду. И бюджет платит за 2-летнее пользование вчерашней «рухлядью» 519 тысяч рублей – дороже хитрой сделки ровно в 33 раза! Ай да бизнес! Браво и бис! Вскоре происходят еще два «биса». Вошедший во вкус, Марченко находит повод продать за копейки еще две партии дорожной техники знакомому из ООО «Формстрой» и собственной жене, то бишь «Реквиему». Арендованная по приведенной уже схеме техника безропотно вымывала из бюджета города вплоть до 2010 года немалые средства.

Все это версия обвинения, которое считает доказанной на сегодня сумму в 2 млн 574 тысячи рублей, квалифицируемую как «похищенное в особо крупном размере». А кто сочтет, сколько реального ущерба городскому хозяйству нанесло ушлое руководство МУП, взрастившее собственную похоронную фирму на всем готовеньком? На старте многодневного судебного марафона Игорь Марченко вины своей не признал. И своя логика у него есть: свой семейный бизнес он ни от кого не прятал. Более того, потряс недавно Балаково, принявшись трудоустраивать подростков на летнее озеленение в… свою похоронную фирму «Реквием». Детский труд в похоронной фирме – настоящее ноу-хау! Но главное в этой истории – осваивание «озеленительного» муниципального заказа. И главу городской администрации, как вы уже догадались, вполне устраивало такое «раздвоение личности». А если кошку, извиняюсь, по лапам не бьют, то она так и будет таскать со стола!

Скандал №2

Троллейбусный $1 000 000

Еще одна история, куда большего денежного содержания, посвежее будет. Другое Муниципальное предприятие «Балаковоэлектротранс» несколько лет по-рыцарски билось с государством, которое «зажало» выплату по льготам за перевозку федеральных «бесплатников»: 24 июля 2008 года МУП «БЭТ» в лице тогдашнего директора Валерия Гордюшова заключает интересный договор «об оказании информационно-консультационных услуг» со столичным ЗАО «Финправо». Суть услуг – юридическое сопровождение иска в арбитраже. За это москвичи соглашаются на мзду размером в 20% от суммы, выигранной в суде. Директор МУП вскоре меняется, но проблема остается. Более того, москвичи пересматривают свое отношение к сделке, требуя за юридическое сопровождение иска беспрецедентно много – 30% от сделки. Директор МУП «БЭТ» Виктор Саймуллов 20 августа 2009 года пишет письмо главе администрации города Балаково Ольге Мазуниной, где, объясняя ситуацию, просит разрешения пересмотреть условия договора. И такое разрешение Ольга Георгиевна дает собственноручно, сделав надпись на петиции: «Согласовать при условии пересмотра суммы». И в магический по набору цифр день – 09.09.09 г. – Саймуллов подписывает с Финправом дополнительное соглашение к договору, где прописывает новую мзду – 25%. В итоге предприятие выигрывает суд, оплатив услуги столичных юристов в размере 34 млн 160 тысяч рублей.

Следом за сделкой разгорелся жаркий медиа-скандал, в котором Саймуллов повел себя довольно открыто – водил журналистов по корпусам, которые отремонтировал на арбитражные деньги. К слову, бывшее депо, которое в ходе ремонта превратилось в офисное здание, он начал сдавать транспортному отделу администрации (сами понимаете, не за спасибо), чиновники которого охотно съехали в промзону, подальше от простых пассажиров.

Получив добро сверху, он был спокоен за чистоту сделки. Однако в первые дни этой весны СЧ МУ МВД России «Балаковское» возбудила уголовное дело по ч. 1 ст. 201 УК РФ «Злоупотребление полномочиями», полагая, что руководство МУП не имело права заключать договор с жадными до чужих денег москвичами по ставкам, которые в разы превышают принятые в этой сфере услуг.

Вопрос: пожалела ли Ольга Мазунина, в подчинении у которой находится целый юротдел, о том, что больше $1 млн было отдано столичным дядям? Так она же сама и завизировала сделку! Но, подозреваем, теперь будет сделано все, что можно, для ее увода из-под уголовного удара! И, если следствие не найдет этой самой связи (бумаги имеют свойство иногда «теряться»), ответственно заявляем: копии договоров и переписки МУП с администрацией города в распоряжении редакции имеются – можем ими даже поделиться.

Скандал № 3.

Сазанлей мой неосушенный

Перефразируя классика, мы говорим «Сазанлей», подразумеваем «осушение». Много-много лет подряд над этим уютным поселком стоял вполне осязаемый стон простых его жителей. Грунтовые воды все выше и выше подтапливали частные дома и огороды, и все это было вызвано глобальными изменениями геологического толка. Жители поселка еще с прошлого века обивали пороги местных и областных чиновников. Наконец средства на проведение необходимых работ в количестве 20 миллионов рублей были выделены по областной программе «Экологическое оздоровление Саратовской области». По разработанном проекту осушения Сазанлея предполагалось построить 100 водопонижающих

скважин. Однако после того как совсем недавно работы были проведены, фунтовые воды из поселка так и не ушли.

- При проверке выяснилось, что подрядной фирмой при строительстве скважин было допущено нарушение проектной документации, что привело к их неработоспособности, – рассказала пресс-секретарь управления ФСБ по Саратовской области Татьяна Бреус.

Помимо этого, как уверены контрразведчики, подрядная организация завысила объемы выполненных работ. В результате, как подсчитали сотрудники УФСБ, бюджету был нанесен ущерб более чем на 12 млн рублей. Несмотря на это, управление благоустройства и дорожного хозяйства МО г. Балаково перечислило 100% средств, предусмотренных контрактами, на счета подрядчика. К слову, само проведение аукциона на выполнение таких работ также сопровождалось скандалом. В аукционе принимали участие несколько строительных организаций, в том числе и фирма, подготовившая проект гидроинженерной защиты. Но выиграла его совсем другая компания, занимавшаяся ранее работами по благоустройству Балакова и не имевшая необходимой базы и опыта. Зато она, как заранее знала, предложила чуть более низкую цену.

В настоящее время действия руководства подрядной организации следствие расценивает как мошенничество, совершенное в особо крупном размере. Все та же ст. 159 ч. 4 УК РФ. Вы верите в то, что чиновники, держащие в руках десятки миллионов, не удостоверились в недобросовестности подрядчика из-за головотяпства, а не из-за вполне конкретного интереса?

Скандал №4

Обыск в начале бессрочного отпуска

Вот и следствие не слишком вдохновилось версией, что в городской администрации засели сплошь кретин на кретине. Не видящие, как «мертвая техника» выкачивает из бюджетных сусеков миллион за миллионом. Не способные победить своими силами в заведомо выигрышном суде. Не умеющие проверить порядочность подрядчика и элементарно сосчитать количество скважин. Что ж за руководитель у таких, простите, лоботрясов?

Исходя из этой логики, в предпраздничный день, 7, марта, когда женщин обычно чествуют цветами и теплыми словами, силовики «поздравили» Ольгу Мазунину обыском в ее рабочем кабинете. Что искали и, главное, что нашли в ее обители, на втором этаже мэрии, заставленной гербами, тарелками и прочими сувенирными цацками, покажут уголовные дела, о которых мы вам рассказали.

И именно в этот «обыскной» день Мазунина и отправилась в свой неожиданный отпуск.

Вокруг Ольги Георгиевны и без упомянутых уголовных дел в последнее время сгущались тучи самых темных тонов. То она не решилась пойти на честный конкурс, подбив депутатский корпус на автоматическое продление ее полномочий в качестве главы администрации города. На эту нелегитимность прокурор города Дмитрий Сернов указал депутатам городского Совета, но, получив отказ разговаривать на языке закона, обратился в суд, который совсем скоро будет вызывать Мазунину для дачи показаний. Оставим за скобками весьма неприглядную, январскую историю, когда Мазунина проявила крайне недюжинные таланты сыщика, принявшись самолично устанавливать личности «бунтовщиков», посмевших устроить безобидный сбор подписей против нее. Мы в подробностях писали о лжи этой госпожи, обвинившей «Суть» в передергивании фактов. Но все это, как показывает март, детские шалости по сравнению с грядущим.

Сама Ольга Георгиевна как-то на белом глазу призналась, что считает своими учителями Павла Ипатова и Михаила Кискина. Доморощенные медиааналитики тут же бросились искать связь последних событий с наступлением на ее патронов неведомых грозных сил. Действительность же, как нам видится, кроется в простой народной мудрости: сколь веревочке не виться…

И еще. Если бы Ольга Георгиевна чувствовала себя во всей этой уголовной заварухе правой, то немедленно собрала бы пресс-конференцию, как она обожает это делать во многих других, не столь значимых ситуациях. Она же, позиционирующая себя как хозяйственник, но не политик, предпочла уйти в длительный, чуть ли не до лета, отпуск (в мэрии уже шутят: «Она ушла в почти декретный»). И это в то время, когда город утопает по уши то в сугробах, то в паводковых озерах, из которых спасать население – дело первостепенной важности для уважающего себя сити-менеджера!

Значит ли это, что крайне несвоевременный уход со сцены госпожи Мазуниной уже не подразумевает никакого возвращения обратно?

Пока верстался номер

На последней планерке в мэрии, 19 марта, к изумлению присутствующих, свое место в первом ряду заняла отпускница Ольга Мазунина, отчеканив информацию о планах администрации по уборке талого снега. При этом в президиуме отсутствовал «старший брат» Ольги Георгиевны – глава районной администрации Андрей Сайфудинов, дела которого тесно переплетаются, с героиней марта. Заронив интригу, на выходе с планерки в ответ на расспросы коллег: “Вы вернулись на рабочее место?” – Ольга Георгиевна предпочла лукаво не ответить.

Назар Баев, “Суть” (20.03.2012)