КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Надежд не оправдавший Павел I



От предыдущего правителя региона Дмитрия Аяцкова мы не просто устали. После его многочисленных экзальтированных выходок (венец — фраза: «Как же я завидую Монике Левински») нам за губернатора по-человечески было просто стыдно. И на его эпатажном фоне импозантно-седовласый Ипатов смотрелся куда выигрышнее.

Богач. Аристократ. Педант.

Именно такое название я дал своей передовице в «Сути» в марте 2005 года, анализируя личность свежеиспеченного хозяина области: «Балаковский политический бомонд при известии о назначении встрепенулся в надежде на массовое переселение в столицу области на ключевые правительственные посты». За всю область говорить трудно, но балаковцы, относясь к земляку по-разному, все же надеялись на его успешность, которой Ипатов блистал на атомной станции.

«Переселение душ» в Саратов поначалу и впрямь состоялось — Милосердов, Сорокин, кто-то еще. Но оказалось оно категорически неуспешным. Надеяться на успешность как на личную планиду Ипатова было все же ошибкой. И нашей с вами, по-землячески переживавшими за Павла Леонидовича, да и Кремля, остановившего свой выбор на Ипатове.

Надо понимать, в строго структурированной системе атомной энергетики в первую очередь требуется жесточайшее исполнение правил и норм. И в этом Ипатов состоялся несомненно! А бизнес-проекты на околоатомной ниве воспринимались верховной властью как шалости большого начальника, которому неприлично жить на одну только зарплату. Между тем область в 2005-м ничуть не меньше, чем сейчас, изнывает без хитрого, изворотливого управленца, способного за волосы вытащить регион из трясины аяцковских долгов, подобно барону Мюнхаузену. Свое же повышение Ипатов воспринял как индульгенцию в своих околоатомных делах. И за годы губернаторства его якобы несметные богатства, о которых обожает посудачить обыватель, стали только крепче и толще.

Лишь мурзилась буйна голова

Еще задолго до отставки Ипатова стало ясно: он не из тех кудесников-умельцев, способных заговорить экономику от неудач.

А вот царственные замашки — это, пожалуй, главное, что останется в памяти после эпохи Ипатова. Договариваться, лавировать и достигать компромисса — эти качества настоящего политика Павлу Первому (звали его с сарказмом и так) присущи не были. Он так и не смог переступить через себя и наладить отношения с самым видным выдвиженцем области Вячеславом Володиным, достигшим как раз сейчас колоссального влияния в Кремле. Насколько эффективнее смог бы Ипатов решать проблемы региона, если бы умел договариваться! Нас же, как обделенных, все явственнее стаскивало в непроходимую трясину коммерческих кредитов. Устрашающая тенденция всех лет его правления красноречива: только за последний год правления Ипатова государственный долг Саратовской области вырос на 8 млрд рублей, достигнув колоссальной отметки в $1 млрд! Вдумайтесь, каждый из 2,5 миллиона жителей губернии, включая младенцев и стариков, должен ни за что ни про что по $400 персонального должка!

Впрочем, для губернатора это не деньги. И счетная палата тыкала его, как котенка, в колоссальные траты на содержание дорогущего автопарка, сумасшедшие премии заместителям, бессчетные банкеты и фестивали. О многомиллионных бюджетных заказах, которые с успехом осваивали аффилированные губернатору строительные фирмы, речь особая. Губернатор в ответ на бесконечные скандалы лишь мурзился, но вины своей никогда не признавал: эта функция в нем не заложена с рождения.

Конечно же, Балакову доставалось больше всего губернаторского внимания. На Саратовщине до сих пор остались районы, в которых Ипатов не был ни разу(!), но из Балакова не вылезал. Голосовал по месту прописки на всех выборах, болел за «Турбину», перекрывая кортежем родной город, материвший его и в хвост и в гриву. Иногда наводил строгие инспекции на новостройки, которые появились у нас благодаря вниманию того же Володина. Но даже при пристальном внимании к Балакову дела здесь шли и шатко и валко.

Депутаты областной думы, исправно устраивавшие Ипатову прилюдные выволочки, понимали это все более явственно, выступив дружным фронтом против заскорузлых методов управления.

Да и с фиктивно открытым перинатальным центром Ипатов оскандалился на всю страну уже лично перед премьер-министром, который пообещал в запале даже пересадить тому голову. И даже несмотря на подозрительно высокие пропутинские цифры, которые Саратовская область дала на президентских выборах, нашу буйну головушку, как и обещали, пересадили.

«О сроке годности» его команды

Всю 7-летнюю саратовскую эпопею считалось, что здесь, на своем развитом хозяйстве, Ипатов оставил своего верного завхоза Михаила Кискина. Один подарок в виде коммунального пирога чего только стоил! Однако именно в пору, когда Ипатов стал политически хромать на обе ноги, первым же сдал его «кардинал» Кискин, разразившись серией обличительных газетных откровений. Наверняка в эти дни он подписывает новую нервную монографию на тему «Я так и знал!». И если при всей одиозности Ипатов всегда был лидером в посаженных им джунглях, эдаким Шер-Ханом, то окружение, просим прощения, больше чем на Табаки и бандерлогов не тянуло!

На фоне жуткой текучки кадров в правительстве Санчо Пансой застрял при нем лишь Александр Бабичев, преданный от макушки до пят. Лично он и выстраивал властную вертикаль в родной вотчине, бесцеремонно и порою похамски делая кадровые назначения в БМР. Вас поднимут на смех, если вы хотя бы заикнетесь в нашей мэрии об эффективности методов Алексеева, Смирнова с Косолапкиным да Сайфудинова с Балкаровым. Зато сия разношерстная когорта, сделав главное — присягнув на безропотность облцентру, имела до сего дня карт-бланш на любые деяния, даже самого дурнопахнущего свойства.

То, что районная власть, как любая искусственно созданная конструкция, совершенно недееспособна, почти аксиома (у городской ветви власти свои беды, классово более близкие Кискину, она сейчас жутко обросла уголовными делами).

Но как бы то ни было, внимательный глаз уже заметил: в день отставки Ипатова поджилки у «приближенных к императору» лиц чисто визуально подрагивали. С другой стороны, все они прекрасно знали «срок своей годности».

О судьбе этой публики, равно как и их вдохновителя, особых беспокойств ни у кого нет. По миру они точно с котомкой не пойдут.

И о сигналах свыше

Люди посвященные говорят, что уходить по доброй воле Ипатов не хотел до последнего дня — шапка Мономаха к нему словно приросла. С другой стороны, сама судьба как могла намекала управленцу: Новый год он провел в госпитале с официально не подтвержденным микроинсультом, в феврале попал в лобовое дорожное столкновение на трассе под Маянгой. А такие сигналы свыше игнорировать нельзя категорически! Уход на целебный покой в 61 год без заведения уголовных дел, призраки которых маячили перед Ипатовым все явственнее, разве это жизненная неудача?

Сегодня, спустя считанные дни после отставки губернатора, всерьез предугадывать будущее губернии вряд ли стоит: все зависит от того, станет ли нынешний врио губернатора Валерий Радаев (земляк и крепкий друг все того же Вячеслава Володина) полноценным хозяином области или нас ждут варяги со стороны. Дай-то бог, чтобы грядущие неизбежные перемены пошли бы нам всем хоть на какую-то пользу — слишком долго все мы были заложниками чужого чванства и алчности. Впрочем, к дружному хору злопыхателей Ипатова присоединяться не стану. И искренне скажу ему спасибо за то, что он воплотил в жизнь хотя бы одну мечту балаковцев. Речь о «Турбине», долгожданном чемпионе страны по спидвею и личном детище Ипатова. Если же и этот проект, который сам Павел Ипатов полюбил с жарким пылом страстного юноши, сойдет на нет, то это станет только подтверждением неэффективности экс-губернатора — человека, от которого ждали слишком многого, но так, увы, не дождались.

Источник: газета «Суть» от 23.03.2012 года.