КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Итоги семилетней войны



Павел Веденеев

Издание: МК в Саратове

Номер: №14 (762) 28.03-4.04.2012
Стёб да стёб кругом…

У крупных политиков особый юмор. Павла Ипатова отправили отдыхать 23 марта — ровно два года спустя после пролонгации его губернаторских полномочий. Как же тогда радовалось окружение главы региона! Да и сам Павел Леонидович выглядел заново родившимся — острил, дерзил, конструировал фигу в кармане. И вот снова 23 марта, но острит уже депутат облдумы ЛАНДО, сообщающий на заседании облправительства об отставке Ипатова.

Интересно, что в «черную» для Павла Леонидовича пятницу он дает интервью РИА «Новости», где рассказывает о росте инвестиций в регион. Не помогло.

Последний день «атомного» губернатора на Московской, 72, получился скомканным и немного нелепым. Впрочем, местные наблюдатели похожими эпитетами характеризуют весь губернаторский срок Ипатова. Чем запомнился нам Павел Леонидович? Что останется в памяти народной о годах его правления?

От деревни до рынка

Из стопроцентно положительного — организация сельскохозяйственного рынка в поселке Юбилейный, недаром прозванного губернаторским. Паломничество к мощам домашних животных, вольготно раскинувших свои останки на прилавках, Павел Ипатов во главе роя чиновников совершал чуть ли не каждую субботу. И хотя из-за коррупции сменилось несколько директоров рынка, в районе Юбилейного стали регулярно возникать автомобильные пробки, а депутат Ландо нашел в реализуемом здесь твороге кишечную палочку, появление нового сельхозобъекта следует признать несомненным благом для жителей области.

То есть какими бы разными по происхождению и образованию ни были два последних саратовских губернатора (один — сельчанин-мечтатель, другой —  урбанист-технократ), оба прославились на ниве сооружения объектов, имеющих непосредственное отношение к селу. Аяцков построил Национальную деревню, а Ипатов — рынок.

Дай папиросочку, у тебя костюм в полосочку

Несомненно Павел Леонидович запомнится саратовцам как законодатель мод и носитель полосатых костюмов. При этом еще большую популярность приобрело полосатое исподнее, в коем человек, похожий на Ипатова, был замечен у берегов солнечной Италии. Сколько разговоров было о том, что нехорошо загорать, когда в регионе не все проблемы решены, но Павел Леонидович в контрабандном провозе полосатых труселей через саратовско-итальянскую границу не признался.

Не забудут жители губернии и отдельных интервью Павла Ипатова, в коих тот представал истинным европейцем. Губернатор говорил, что солнца в нашей губернии мало, потому за ультрафиолетом он едет подальше. Водку не пьет. Возмущало саратовцев даже признание Ипатова, что во время долгих поездок в районы губернии в дороге он смотрит голливудские фильмы.

Это был явный просчет имидж­мейкеров губернатора. Вещать о любви к костюмам от «Бриони» и французским винам, а также изъявлять готовность прочесть лекцию о виноделии в наших краях, где жилищно-коммунальное хозяйство прогнило и на жидкий асфальт падают ветхие дома, было верхом неблагоразумия и бестактности.

Худшие, но лучшие

Первое время Павел Ипатов, как это предполагалось, ссылался на тяжелое наследство, доставшееся ему от Аяцкова. Довольно долго Павел Леонидович называл себя антикризисным менеджером и делал неожиданные заявления. Во время первого своего общения с журналистами он сказал, например, что больше внимания намерен уделять развитию экономики, а сельским хозяйством займется как-нибудь потом. В результате показатели аграрного комплекса резко ухудшились. Через год все вернулось на круги своя, то есть область вышла на аяцковские показатели, но подали это как выдающийся скачок вперед.

В этом, кстати, кроются так называемые успехи и вечно более высокие темпы развития нашего региона по сравнению со среднероссийскими, о чем любил говорить Павел Леонидович. Ничего нет в Саратовской области, если сравнивать ее с крупными промышленными центрами, экономика губернии в глубокой коме, потому любое шевеление дает огромные проценты (те самые темпы роста). Ничего мы не производим, потому и кризис коснулся нас в гораздо меньшей степени, нежели регионов-доноров. Спад был, но минимальный. Ну потому что падать было некуда. Однако это дало возможность правительству Ипатова активно проталкивать в массы идею о том, что сработали антикризисные меры, придуманные чиновниками с Московской, 72. Ну а когда вышел почти аналогичный документ на федеральном уровне, радости Ипатова не было предела. Хотя любой фермер на своем по­дворье сделал то же самое без всяких комплексных планов: сократил необязательные расходы, уволил лишних работников и перешел на энергосберегающие лампочки.

Скучно, девушки…

Надо сказать, что с каждым годом пресс-конференции главы региона становились все скучнее и скучнее. Журналисты выходили после общения с Ипатовым и недоуменно пожимали плечами — писать-то не о чем, ни на один острый вопрос губернатор не ответил. Павлу Леонидовичу тоже не понравилась его первая пресс-конференция, когда задавали самые разные вопросы, включая вопрос о зарплате (Ипатов, как человек обеспеченный, обещал тогда подумать о том, чтобы перечислять ее на благотворительность, но, судя по всему, так и не пошел на это). В дальнейшем губернатор охотнее общался с представителями СМИ в узком кругу за чашкой чая. И хотя случалось в дальнейшем, что глава региона выходил на большую аудиторию, информационных поводов по-прежнему не наблюдалось. После краснобая и большого затейника Аяцкова Павел Ипатов смотрелся настолько скучно, что аншлага на его пресс-конференциях не было никогда.

— Ты почему ему вопросы не задавал? — интересовался один коллега у другого.

— А смысл? Все равно ведь не ответит…

В минувшую пятницу на вопрос журналистов, не идет ли губернатор на повышение, Павел Леонидович сумел ответить: «Без работы не останусь».

В чем виноват?

Мало ездил по районам — это едва ли не самый частый аргумент спорщика, пытавшегося доказать, что Ипатов никакой не губернатор, а сибаритствующий лентяй. Это, конечно, не совсем так, на втором сроке Павел Леонидович довольно охотно возделывал вверенную ему территорию. Но районные чиновники помнят и другие выезды — Дмитрия Аяцкова и его подчиненных, которым поляну накрывали где угодно, даже в поле. То есть Ипатов мог сколько угодно бороздить просторы Саратовщины, но выезды ему не засчитывались по причине отказа пригубить с местным руководством.

Ну и, понятно, государственный долг. Ипатов о чем-то таком стал догадываться еще несколько лет назад, когда его окружение начало робко внедрять в сознание граждан мысль о том, что пора де жить по средствам. Но предстояли выборы в режиме нон-стоп, и пришлось брать новые социальные обязательства, в очередной раз повышать зарплату бюджетникам, на что и потребовались банковские кредиты. Поэтому, когда депутаты облдумы обвиняют экс-главу региона в выросшем госдолге, известное лукавство в их речах присутствует. К тому, что область оказалась в долговой яме, они тоже имеют отношение. Что, впрочем, не снимает ответственности и с Ипатова.

За ипатовские семь лет Саратовскую область трясло регулярно. Вот так навскидку можно припомнить слухи о легочной чуме и грядущем опрыскивании Саратова с воздуха. Об аварии на «Саратоводоканале», когда несколько дней почти половина города оставалась без воды. Были уникальные для наших широт засуха и страшные по масштабам лесные пожары. Дети погибали в лагерях отдыха, и Ипатова полоскали на центральных каналах.

Область по саратовской традиции воевала с областным центром. Звучали взрывы, проходили забастовки, однопартийцы сочиняли, но не обнародовали письма против Ипатова. Даже Юрий Аксёненко отсидел и вышел на свободу.

Безусловно, у всех на слуху эпопея с ТЮЗом и скандал по поводу несвоевременного ввода в эксплуатацию перинатального центра в Саратове. За последнее российский премьер Владимир Путин обещал кое-кому пересадить голову. Может быть, поэтому, когда Ипатова попросили подвести личные итоги прошедшего года, Павел Леонидович отметил, что все у него хорошо, вот и здоровье не подкачало…

Чужой среди своих

В заголовке мы, конечно, слукавили. Никакой войны «ипатовских» с другими саратовскими единороссами не было. Была постоянная критика «медведями» своего не совсем правильного однопартийца. И то, что Павел Леонидович не ушел раньше, при всех разговорах о замечательной синекуре в атомной промышленности, к которой он стремился всю сознательную жизнь, говорит о его мазохистских наклонностях. То есть человек получал удовольствие от того, что его пинали.

Однако нельзя не отметить того факта, что против Ипатова были рекрутированы конкретные люди, коими были заняты не менее конкретные должности.

Ипатов удар держал довольно долго. Особенно хорош он был во время своих отчетов перед депутатами облдумы, которые и саму форму отчета главы региона придумали исключительно для экзекуций. Но губернатор был готов к любым каверзам со стороны народных избранников, отвечал с юмором, легко, но… принужденно.

И все же, когда подключились силовики и стали проводить обыски в кабинетах и квартирах министров, бастион рухнул.

— Там написано, что я ухожу «по собственному»? — переспросил Ипатов журналистов, рассказавших ему о формулировке его же отставки. — Значит, так и есть.

До рекорда Аяцкова не дотянул

Казалось бы, совсем недавно Павел Ипатов впервые вступал в должность. Казалось бы, вот только полпред президента в ПФО Сергей Кириенко (на тот момент) вручил Павлу Леонидовичу виноградную лозу, бутылку самогона и аквариум с тремя стерлядками. И вот настал день, когда в спешном порядке Ипатову пришлось вывозить из кабинета личные вещи и картины.

Сам Павел Леонидович планировал отработать второй срок до конца. По итогам первой пятилетки он отказался сравнивать свою работу с деятельностью Дмитрия Аяцкова. Ипатов тогда напомнил, что ДФ отработал в регионе 9 лет. Вот когда по этому показателю губернаторы разных лет сравняются, тогда и можно будет проводить параллели.

На первом сроке Ипатов и Аяцков по отношению друг к другу были корректны. Не так давно Дмитрий Федорович утверждал, что Павла Ипатова не за что отстранять от должности, поскольку показатели региона не из худших. Но примерно год назад Аяцков в интервью рассказал, что Ипатов вроде ввозит на своих самолетах в нашу область радиоактивные отходы из Европы. И, кажется, ест младенцев. Впрочем, за второе не поручусь.

Теперь Ипатов может превзойти Аяцкова только в деле сочинения небылиц о своем преемнике, но вряд ли Павел Леонидович на это сподобится. Фантазии не хватит.