КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Аскет из Двенадцатого арбитража



С начала года в Двенадцатом апелляционном суде Саратовской области трудится новый руководитель, уроженец Калуги Сергей Шараев, сменивший основателя этой инстанции Александра Гребенникова. Представитель нового поколения, блоггер, судебный менеджер и, по собственному признанию, аскет, он заслуживает того, чтобы уделить ему пристальное внимание. Тем более что в его работе есть немало противоречивых и загадочных моментов. Месяц назад исполнилось 100 дней с назначения его на должность председателя, что было Шараевым широко и публично отмечено. «Четвертая власть» решила не торопиться с оценкой и провести свое исследование стодневки главного арбитра. Увы, выводы получились не столь пафосными, как хотелось бы для нового председателя Двенадцатого арбитражного апелляционного суда (ААС).

Переполох в суде
Изучая биографию Сергея Шараева, проникаешься невольным уважением к его мужеству и упорству. Наверное, непросто ему приходится в ААС, среди людей с полноценным юридическим образованием. В свое время он закончил военно-юридический факультет Военного Краснознаменного института Министерства обороны СССР (г. Москва). В этом вузе было всего три юридических кафедры, и не на одной из них не изучались дисциплины, необходимые для работы в арбитраже. Видимо, до всех тонкостей дела ему приходилось доходить своим умом. Впрочем, до некоторых тонкостей он, кажется, так и не дошел. Шараев поработал несколько лет следователем в военной прокуратуре, затем перешел в налоговую инспекцию и, наконец, в арбитраж Калужской области. Впоследствии он возглавил эту инстанцию.

В интервью ИА «СарБК» он называет себя «судебным менеджером» и «завхозом». «Суть в том, что в любом суде параллельно должна идти работа организационного плана и судебно-процессуальная деятельность, оба этих направления поступательно развиваются, и когда они в своем развитии доходят до определенного уровня, система начинает работать сама по себе», – рассказал Сергей Шараев. Хорошо сказано, не правда ли?

Начнем анализ его работы именно с организационно-хозяйственной деятельности, поскольку она является самой заметной. Изменения, произошедшие в ААС с его приходом, бросаются в глаза уже при входе в здание суда. Те, кто бывал там при Гребенникове, помнят идеальную чистоту и образцовый порядок, который и должен быть в подобных учреждениях. Сейчас же это непромытая «малахитовая» лестница, чахлые растения, грязные окна и запущенные уборные. Правда, как-то не вяжется эта картина с принципами, излагаемыми Сергеем Шараевым. Откуда же такое пренебрежение к порядку в помещениях? Возможно, все дело в том, что председателю не нравится здание, в котором располагается ААС. По его словам, оно слишком маленькое, на своей пресс-конференции по случаю 100 дней он размечтался о строительстве нового, более просторного. «У нас кушать-то негде работникам суда», – пожаловался Сергей Шараев журналистам. Надо сказать, в свое время в Калуге он способствовал постройке нового «дома правосудия». Будем надеяться, что и в Саратове ему удастся добиться своего. Правда, для этого ему придется идти на поклон к областной и городской властям. И тогда какая же после этого может быть независимость суда? В любом случае это не повод, чтобы превращать в авгиевы конюшни те помещения, которые у суда имеются на данный момент. Далее, по словам очевидцев, в ААС могут по несколько дней стоять без дела и не ремонтироваться сломанная аппаратура, что не может не сказываться на работе судей и их помощников.

«Спокойной ночи и любви»
А вот как Сергей Шараев налаживает отношения со своим коллективом.
«Когда я прибыл на новое место работы, я собрал судей и работников аппарата и всем сообщил, что открыт для конструктивных предложений, для критики – ну, конечно, тоже конструктивной, – и от каждого жду инициатив по усовершенствованию работы суда», – заявил он в уже упомянутом выше интервью. Он рассказал, что работники ААС восприняли его «нормально».

Вот тут нам придется поймать Сергея Шараева на слове. Дело в том, что за короткое время из суда уволились многие технические сотрудники – от администратора до электрика. Какими методами работы он спровоцировал их «бегство», неизвестно, зато теперь понятно, почему помещения суда выглядят так неопрятно. Жалуются и работники аппарата: на то, что их постоянно и бестолково переселяют из одних кабинетов в другие, а частые совещания, которые устраивает начальник, нередко приводят к задержке судебных заседаний. Их рабочий день обычно заканчивается после 23.00. Больно уж поведение председателя Сергея Шараева смахивает на плохое управление и планирование рабочего дня, или это и есть «судебный менеджмент», о котором он говорил?

Интересно, что на первом же совещании господин Шараев заявил о том, что он не комплектовал данный состав суда, поэтому полон решимости исправить сделанные до него ошибки, ссылаясь на «особые» предоставленные ему полномочия. При этом он публично акцентирует внимание на особом расположении к нему председателя Высшего арбитражного суда РФ Антона Иванова. Интересно, а знает ли об этом сам Иванов?

Еще более интересны его отношения с внешним миром. Сергей Шараев хвалится, что нашел «форму взаимодействия с региональной властью» и что он намерен на добровольных началах информировать власти о «недостатках работы подчиненных». Судя по всему, служба в фискальных органах серьезно отразилась на методах работы председателя ААС, раз его так тянет взаимодействовать с властями и кого-то о чем-то информировать.

На пресс-конференциях и в интервью Шараев говорит о своей приверженности к открытости, мол, нам, судьям, бояться нечего. «Мы заинтересованы в открытости – она помогает выявлять и исправлять ошибки», – сказал он. Похвально. Но в своем стремлении к открытости Сергея Шараева порой заносит до запредельных его статусу миров. Так, он активничает в социальных сетях и регулярно выставляет посты в «Твиттере». Там он регулярно желает всем «Спокойной ночи», иногда «и любви», оставляет ссылки на интересное, по его мнению, видео и музыку, жалуется на жару. Есть и такая запись от 16 апреля: «22.00. Пора домой с работы, здоровье-то важней!!!». Помимо судебных дел Сергея Шараева увлекают звездопады, спорт и музыка. Все это, конечно, очень мило, но к лицу ли фигуре такого ранга, как председатель областного апелляционного суда, столько внимания уделять Всемирной сети?! Представьте себе губернатора Валерия Радаева или главу Саратова Олега Грищенко, которые в «Твиттере» желают саратовцам спокойной ночи и советуют, какую музыку послушать. «Олег Грищенко: Спокойной вам ночи! Борис Гребенщиков – Город золотой». Нелепо, не правда ли? Может быть, все-таки не зря в США судьям запрещено регистрироваться в социальных сетях, о чем сожалеет Шараев?

Творческий подход Шараева
От юмора переходим к серьезным делам – работе судьи Сергея Шараева. И тут всплывает интересное признание, которое он сделал около месяца назад: оказывается, в 12-м ААС он не рассмотрел ни одной апелляционной жалобы!
«…Дело в том, что мне нужно уяснить себе особенности и процессуальные нормы ведения судебного заседания о суде именно второй инстанции. Поэтому я планирую некоторое время поработать с позиции «крайнего» судьи в коллегиальной тройке – а когда я войду в курс, можно будет ее и возглавить», – признался Сергея Шараев.

И это говорит человек, который позиционирует себя как судью с большим опытом работы! Удивительная смелость – признаться общественности в том, что не знаешь особенностей производства в апелляционной инстанции. Это заявление означает, что руководитель апелляции фактически не знаком с целыми главами арбитражного кодекса. Вернее, все это было бы удивительным, если бы мы не знали, что Шараев учился в непрофильном военном вузе.

А вот вам еще один афоризм от председателя суда: «работа судьи – процесс творческий, мыслительный». Не очень понятно, как применим термин «творчество» к правосудию. Творчески подходить к трактовке закона, творчески подходить к вынесению приговора или решения? Вот пример творческого подхода к работе самого Шараева. Сразу после назначения он совершил объезд нижестоящих судов в пределах юрисдикции апелляционного суда, в ходе которого объявил о наличии значительного числа вакансий и пригласил на работу всех желающих в «свой» суд. При этом «Четвертой власти» стало известно, что на самом деле в распоряжении Шараева имеется только одна свободная вакансия и предназначена она, по словам самого председателя суда, кому-то из его земляков. Разве можно нынче в Саратове найти хорошего юриста? Откуда ж тогда председатель возьмет остальные обещанные вакансии?

Не прошло и трех месяцев с момента начала работы Шараева, как Высшая квалификационная коллегия судей (ВККС) успела рассмотреть два его представления на одного из судей 12-го ААС. И отказать в удовлетворении обоих!
В своих представлениях председатель обвинил судью Анну Самохвалову в нарушении «фундаментальных основ правосудия», которое заключалось в невключении московского коллекторского агентства на основании поддельного векселя на сумму 150 млн руб. в реестр кредиторов саратовского предприятия-банкрота. В настоящее время по факту подделки векселя возбуждено уголовное дело, в рамках которого экспертиза и установила его фиктивность. Возникает вопрос: в связи с чем председатель суда Шараев встал на сторону сомнительного участника процесса, а не на сторону своего «родного» судьи? Кто вдохновил его на такой «творческий» подход?

ВККС не обнаружила в работе Самохваловой никаких нарушений. Но наш герой продолжал упорствовать и написал еще одно представление. Причем сделал это тайно, не сообщив об этом самой судье. В данном случае речь идет не об этичности его поступка, а о нарушении основополагающих правовых принципов.
В ходе заседания коллегии господин Шараев продолжал удивлять судей. Так, по словам очевидцев, он заявил, что судебный акт первой инстанции вступает в силу немедленно с момента оглашения резолютивной части. Любой студент-юрист знает отличия между вступлением судебного акта в законную силу и его немедленным исполнением.
Интересна позиция суда первой инстанции по делу о банкротстве саратовской фирмы. Изначально судья арбитражного суда Саратовской области включила это московское коллекторское агентство в реестр кредиторов с правом требования 150 млн руб. Вексель при этом ей не предъявляли. Ее решение было отменено апелляцией, но при новом рассмотрении дела эта же судья снова включила коллекторное агентство в реестр кредиторов, рассмотрев то же самое требование по тем же основаниям. Более того, судья пыталась втайне от апелляционного суда отстранить от исполнения полномочий управляющего предприятия-банкрота. Делала она все это без материалов дела, поскольку они находились в апелляции. Странные действия судьи почему-то совершенно не заинтересовали Сергея Шараева, зато он сразу кинулся помогать коллекторскому агентству из Москвы, которое пожаловалось, что не получило 150 млн руб. вымышленного долга. Чем руководствовался в данном случае глава 12-го ААС, для нас остается загадкой. Опять творческим подходом?

Мастер красивых фраз
Подводя итоги теперь уже 130 дней работы Сергея Шараева, можно смело утверждать, что карьерный путь ни одного из глав судебной системы нашего региона не начинался с таких показательных и красноречивых презентаций. Интересно было бы проследить тенденции в его работе и узнать, является ли травля Самохваловой случайной или это начало масштабной акции. Например, преследующую цель освободить вакансии в 12-м ААС. Ведь человек приглашал всех в «свой» суд, а слово надо держать. Да и в Калуге наверняка живет немало талантливых и «творческих» судей.

Закончить этот импровизированный анализ мы решили хорошей цитатой: «Мы, судьи, не должны давать повода сомневаться в нашей независимости». Авторство этой фразы принадлежит опять председателю Двенадцатого арбитражного апелляционного суда Саратовской области Сергея Шараеву. Очень хочется, чтобы из автора красивых фраз он превратился в хорошего управленца и судью. Господин Шараев, в одном из интервью назвал себя аскетом. Так пожелаем ему быть лучше аскетичным в словах, а не в делах.

Источник:  http://www.4vsar.ru/articles/rassledovaniya/25726.html