КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Палачи и закон



«Когда спокойная обстановка была, играла тихая музыка. А когда начинали кого-нибудь пытать, делали громче. Но сквозь музыку все равно доносились крики и глухие удары. Меня и самого неоднократно избивали и пытали», – рассказывает худой, изможденный человек. Это не приуроченное к Дню Победы интервью с узником одного из нацистских концентрационных лагерей. Это рассказ бывшего заключенного Саратовской исправительной колони № 13 Романа Толстых, который сидел 28 апреля в камере штрафного изолятора колонии и слышал, как за стеной надзиратели убивали другого зека, Артема Сотникова. Однако руководство УФСИН и лояльные им общественники остаются непреклонными: по их данным, молодой человек сам упал с лестницы, а после отказался от медицинской помощи. Их не смущают наличие следов от побоев на теле погибшего парня и следы от наручников на его запястьях.
ДОЙТИ ДО МОСКВЫ

Дискуссия между охраняющими честь и покой УФСИН «придворными» общественниками, руководством ведомства и родственниками зверски убитого в ИК-13 заключенного и не думает затихать. Как рассказала его мать Лариса Сотникова, она уже написала обращения в Генеральную прокуратуру и Следственный комитет, руководство ФСИН РФ, а также встретилась с лидером партии ЛДПР Владимиром Жириновским, который твердо пообещал ей «взять проблему под личный контроль».
Женщина продолжает настаивать на том, что двое арестованных по подозрению в убийстве – Михаил Бобряшев и Константин Серов – далеко не единственные участники «экзекуции», приведшей к смерти ее сына. В то же время на спешно собранной еще перед праздниками пресс-конференции руководитель регионального УФСИН Александр Гнездилов и председатель областной общественной наблюдательной комиссии Таисия Якименко рассказали свою версию событий. По их мнению, Сотников был очень конфликтным молодым человеком, на которого периодически жаловались заключенные. Говорила общественница о «несносном характере» покойного молодого человека, из-за которого он неоднократно попадал в штрафной изолятор колонии.
Мать Артема считает иначе. «Он был очень хороший и ласковый, душа компании. Он был самый лучший сын! Да, от сумы и от тюрьмы у нас зарекаться нельзя. Но я не пойму, почему в нашей стране из одного наказания вытекает 120? Почему их должны кормить отходами, бить, издеваться?» – плачет Лариса Сотникова.

«ОНИ ВЫПОЛНЯЛИ СЛУЖЕБНЫЙ ДОЛГ»…

Госпожа Якименко заявила, что травмы, от которых Сотников впоследствии скончался, могли быть получены им в результате падения с лестницы, которую «она сама лично осмотрела». При этом заключенный якобы отказался от медицинской помощи, которая была ему предложена. А насильственную смерть в колонии она назвала «неприятным фактом».
Позиция, которую занял начальник регионального УФСИН по отношению к Бобряшову и Серову, такова: «Они выполняли служебный долг, руководствуясь соответствующими инструкциями». Однако г-н Гнездилов не объяснил, какие инструкции позволяют лицам, облеченным властью, обращаться с живыми людьми, как с животными, и жестоко их истязать. Также Гнездилов заявил, что никаких официальных извинений семье погибшего молодого человека до окончательного вердикта суда не будет.
Сами же родственники погибшего парня говорят о том, что еще подумают, принимать им извинения или нет. «Пусть приходят, я погляжу в их глаза и буду решать», – говорит Лариса Сотникова.
Гнездилов заявил, что видеозаписи с камер внутреннего наблюдения были изъяты следователями. Еще он почему-то увидел в «нагнетании ситуации» вокруг смерти Сотникова «пиар определенных лиц» и даже намекнул, что… дестабилизация ситуации в регионе идет на руку Западу. Какова причинно-следственная связь между происками мифически вездесущего Госдепа и зверством надзирателей конкретной колонии, осталось непонятным.

НЕРЕАЛЬНЫЕ
ОБЩЕСТВЕННИКИ

«Есть масса фактов, когда заключенных доводили до смерти. А они этот факт все пытаются опровергнуть», – негодует общественник Виктор Синаюк. По его мнению, в свое время закон о создании общественных советов при УФСИН долгое время блокировался, а когда все же был ратифицирован, на местах вместо независимых организаций были созданы «карманные» группы общественников, состоящие из ветеранов УФСИН и их ближайших родственников. Поэтому говорить о какой-то реальной помощи и защите прав заключенных не приходится. «Заранее была подобрана категория лиц, которые будут заниматься укрывательством. Никаких реальных общественников там нет», – уверяет Синаюк.
Это же подтверждают и многочисленные звонки, поступившие в редакцию «Взгляда». Люди, столкнувшиеся с деятельностью «общественников», говорят о них крайне критически. Уровень напряженности своей работы оценила и сама Таисия Якименко, когда, отвечая на вопросы журналистов, поведала им о двух (!) случаях нарушений прав заключенных, выявленных ей аж за три года.
Позже появились слухи (судя по всему, исходящие из УФСИН) о том, что Сотников мог покончить жизнь самоубийством. Однако родственники погибшего в штыки воспринимают подобную информацию. «Никакого самоубийства там быть не могло, – уверена Лариса Сотникова. – Ему и в голову бы такое никогда не пришло – он был сильный, веселый, жизнерадостный человек. У него все было нормально, мы с ним планы строили. А они говорят – то самоубийство, то инфаркт, то упал с лестницы… А по пяткам он сам себя бил, когда с лестницы летел? И тыкал сам себя шокером? У него все тело в следах».

НЕЛОВКОЕ МОЛЧАНИЕ

Бывший заключенный ИК-13 Роман Толстых также опровергает слова Якименко о том, что колония – это чуть ли не курорт с лучшим профессиональным училищем в области и возможностью получить заочно высшее образование. По его словам, «в колонии ситуация была напряженная, администрация занималась беспределом». Он рассказал, что в начале апреля в колонию приехали прокуроры, которым поступило несколько жалоб, оставшихся без ответа. «Они даже не довели их до своего руководства», – вспоминает экс-зек. Он также подчеркивает, что с приходом нового начальника Вадима Бочкарева (на время проведения следственных действий временно отстранен от работы. – Авт.) отношение к заключенным изменилось не в лучшую сторону. Толстых уверен, что слышал сквозь громкую музыку, сидя 28 апреля в соседней камере в ШИЗО ИК-13, как пытали Артема Сотникова.
В статье «Системная коронарная недостаточность» в прошлом номере «Взгляда» (от 3 мая 2012 г.) мы обратились к руководителю Энгельсского СО Андрею Морозову и начальнику УФСИН Александру Гнездилову с просьбой разъяснить несколько моментов. И если от первого мы получили исчерпывающий ответ на интересующие нас вопросы (например, он сообщил, что видеозапись с камер внутреннего наблюдения не ведется – инспекторы ограничиваются прямой трансляцией), то второй не удосужился направить в адрес редакции даже дежурной отписки.
P.S. Редакция «Взгляда» призывает обращаться в редакцию людей, пострадавших от деятельности работников регионального УФСИН, бездействия профильных прокуроров и Общественного совета.

Источник: газета Взгляд,

http://sarvzglyad.ru/?news_id=4820