КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Дело «ЮТЫ»



Двадцать лет назад в Саратове прошел первый конкурс эстрадной песни «ЮТА». Пятнадцать лет назад был образован одноименный эстрадный коллектив, слава о котором разнеслась по всему миру. Десять лет назад был начат процесс по уничтожению «ЮТЫ». Уничтожению в прямом смысле этого слова, поскольку практически все документы, свидетельствующие о его существовании — финансовые, трудовые, — а главное, денежные средства коллектива, полученные от спонсоров, просто исчезли. Исчезли и материалы уголовного дела, возбужденного в 2004 году по факту невыплаты заработной платы работникам коллектива. За это время, люди, уничтожившие «ЮТУ», сделали головокружительные карьеры, по очереди сменяя друг друга сначала на посту директора саратовской филармонии, а потом и министра культуры области.

Автор: Михаил Шаповалов, юрист

В 1992 году, после окончания Высшей профсоюзной школы культуры в Ленинграде Галина Селиванова была приглашена работать в Саратовскую областную филармонию на должность исполнительного директора конкурса эстрадной песни «ЮТА». Перед молодым сотрудником была поставлена цель — создание профессионального эстрадного филармонического коллектива, где бы могли трудоустроиться выпускники эстрадного отделения училища искусств. Конкурс должен был стать плацдармом для выявления наиболее перспективных молодых артистов.

Первый же конкурс в 1992 году имел огромный успех. В Саратов приехали представители центрального телевидения, и о «ЮТЕ» узнала, без преувеличения, вся страна. Конкурс стал ежегодным и даже приобрел статус всероссийского. Постепенно стал формироваться коллектив эстрадной песни — арт-студия «ЮТА», в который к 1998 году были отобраны семеро одаренных детей в возрасте от 12 до 17 лет.

Галина Селиванова была принята по совместительству на должность художественного руководителя арт-студии и помимо конкурса «ЮТА» стала заниматься также студией с аналогичным названием, готовить концертные программы, организовывать репетиции, подбор репертуара, студийные записи, поиск дополнительных спонсорских средств. С каждым артистом-вокалистом, с согласия родителей, был подписан трудовой договор, в котором были установлены его должностные обязанности по участию в репетициях, концертах и других мероприятиях, организуемых филармонией, однако графа о заработной плате в договоре оставалась пустой…

Директор филармонии Леонид Крук тогда пояснил, что, как только штатное расписание будет согласовано с министерством культуры области, сотрудникам коллектива выплатят заработную плату. По проекту штатного расписания, предложенному на утверждение, в коллектив входило 30 человек, включая не только вокалистов, но и артистов балета (велись переговоры о перспективах совместной работы с руководителем знаменитого танцевального коллектива «Тодес» Аллой Духовой), а также музыкантов.

Три года артисты «ЮТЫ» работали в ожидании штатного расписания, участвовали в городских концертных программах от имени филармонии, подготовили сольный концерт. Всё это время коллективу активно помогали спонсоры — крупные предприятия области, городские и районные администрации, депутаты. Все заработанные коллективом на концертах денежные средства, а также спонсорские поступления бухгалтерией учитывались отдельно.

В 2001 году новый директор саратовской филармонии Михаил Брызгалов получает долгожданное штатное расписание и продолжает уверять коллектив, что вопрос о начислении заработной платы за три прошедших года вот-вот решится. Позднее станет известно, что в это время уже планомерно уничтожались документы, каким-либо образом свидетельствующие о существовании коллектива «ЮТА». На первую просьбу предоставить денежные средства на подготовку концерта директор отвечает отказом и предоставляет бухгалтерский баланс, из которого следует, что на счету коллектива денег нет, а имеется даже долг перед филармонией.

Заместитель директора по связям с общественностью Светлана Краснощёкова заявляет: «Ваших денег больше нет, все остатки денежных средств мы уже списали, а все ваши документы, приказы и договоры уничтожили». После, в ходе судебного разбирательства, она будет утверждать, что никогда не слышала о существовании коллектива «ЮТА», хотя на протяжении многих лет занималась расклейкой его афиш…

Артистов, прославивших саратовскую филармонию не только в России, но и за ее пределами, перестали пускать на репетиции, вызывать на концерты, их просто «уничтожили». Не став мириться с произволом руководства филармонии, Галина Селиванова обратилась в прокуратуру и милицию, а позднее в суд. В то время Михаил Брызгалов возглавил областное министерство культуры, а директором филармонии стала Светлана Краснощекова.

Потерянное уголовное дело и министерский пост

Первая проверка по делу «ЮТЫ» была начата оперуполномоченным ОБЭП Волжского РУВД Саратова подполковником милиции Сергеем Нахапетяном. В рамках проверки была проведена ревизия финансово-хозяйственной деятельности филармонии, в результате которой были установлены факты невыплаты заработной платы работникам студии «ЮТА». Более того, из акта документальной ревизии от 17 августа 2004 года следовало, что на расчетный счет филармонии от спонсоров в 1999–2001 годах для артистов «ЮТЫ» поступило почти полмиллиона рублей (!).

Параллельно 6 сентября 2004 года старшим следователем прокуратуры Волжского района Саратова Игорем Дюжаковым (ныне судья Фрунзенского районного суда Саратова) было возбуждено уголовное дело № 10162 в отношении министра культуры области Брызгалова, материал милицейской проверки был направлен в прокуратуру для приобщения к уже возбужденному делу.

Знал ли следователь прокуратуры, что возбуждает дело в отношении министра? Безусловно, знал. Галина Селиванова вспоминает, что в личной беседе он рассказывал ей о широкой осведомленности прокуратуры относительно беззакония, которое творилось в те годы в филармонии. Однако уже через 23 дня после начала расследования заместитель районного прокурора Павел Кананичев без законных оснований отменяет постановление о возбуждении уголовного дела и направляет материал для проведения дополнительной проверки следователю. Остается неясным, о какой дополнительной проверке могла идти речь, если по делу уже в течение более трех недель проводились следственные действия. Позднее материал из прокуратуры был направлен в Волжский отдел милиции, где был утрачен…

Необходимо пояснить, что на законных основаниях уже вынесенное постановление о возбуждении уголовного дела, по которому проводятся следственные действия, отменить невозможно. Это означало бы прекратить дело в середине расследования. Если дело возбуждено, оно должно быть расследовано до конца в течение минимум двух месяцев, а в случае отсутствия состава преступления прекращено в предусмотренном законом порядке. Очевидно, что министерский чин обвиняемого сыграл здесь не последнюю роль, как и в «исчезновении» материалов уголовного дела в стенах отделения милиции.

Мотивацией для «отказа» в возбуждении уже возбужденного уголовного дела, как следует из постановления, послужило отсутствие в штатном расписании филармонии коллектива «ЮТА». Однако на данный факт указывала и сама заявительница, и это никоим образом не исключает возможности существования трудовых отношений. Да и сам следователь Дюжаков в постановлении написал дословно следующее: «С солистами были заключены индивидуальные трудовые договоры, в которых было указано, что заработная плата работнику не выплачивается… Приказ о назначении на должность руководителя артистической студии Селивановой Г. В. и заключенный с ней трудовой договор в связи с истечением срока хранения (!) были уничтожены сотрудниками филармонии». Следует пояснить, что срок хранения трудовых договоров, личных и лицевых карточек работников составляет 75 лет, после чего они подлежат сдаче в архив. Таким образом, никаких законных оснований для их уничтожения у руководства филармонии не имелось.

Утерянное в 2004 году уголовное дело после многочисленных жалоб через семь лет было восстановлено 1-м отделом полиции. Однако не прошло и недели, как 23 апреля 2011 года было вновь принято решение об отказе в возбуждении уголовного дела в связи с отсутствием состава преступления. Полиция так торопилась с отказным материалом, что забыла даже указать в постановлении, в отношении кого оно вынесено, не говоря уже о том, что фактически никакие проверочные мероприятия проведены не были. Не был опрошен ни один фигурант дела «ЮТЫ», не было выполнено указание первого заместителя прокурора Саратовской области Григорьева, который еще в ноябре 2005 года, отменяя очередное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, отметил, что проверка целевого расходования денежных средств, поступивших на развитие артистической студии, не была проведена.

21 ноября 2011 года прокуратура отменила постановление об отказе в возбуждении уголовного дела как незаконное, и материал вновь был направлен в полицию для проведения проверки. 24 декабря 2011 года последовал очередной отказ в возбуждении уголовного дела, который вновь был признан незаконным 15 апреля 2012 года. Таким образом, восемь лет полиция и прокуратура играют в процессуальный футбол, который позволяет им избежать реального расследования, а виновным — ответственности. После ревизии финансово-хозяйственной деятельности филармонии, проведенной в 2004 году, никаких проверочных действий фактически не проводилось. Однако даже из данного документа следовало, что в бухгалтерском учете не были учтены доходы на сумму 124766 рублей и учтены расходы, которые фактически не производились и ревизией не подтвердились, на сумму 75419 рублей. Для проверки не были предоставлены документы, подтверждающие выплату заработной платы руководителю коллектива из денежных средств спонсоров, несмотря на то что данные суммы были отнесены на расходы коллектива.

О полноте и объективности результатов следственных действий, проведенных в рамках возбужденного уголовного дела № 10162, следователями прокураторы судить не представляется возможным, поскольку все материалы канули в Лету.

Системный фактор

Светлана Краснощекова, являвшаяся на момент судебного разбирательства и следствия директором филармонии, заявила в процессе, что никогда не слышала о существовании коллектива «ЮТА». Хотя, казалось бы, не могла не знать очевидного.

Как показало время, практика нарушения трудового и финансового законодательства в саратовской филармонии имела системный характер, и дело «ЮТЫ» не единственный тому пример. Так, в период с января по апрель 2008 года по депутатскому запросу сотрудниками Счетной палаты Саратовской области была проведена проверка использования средств областного бюджета в саратовской филармонии, театре оперы и балета, а также центре историко-культурного наследия области. Сумма выявленных нарушений составила более 7 млн рублей.

Проверяющими были установлены факты систематического значительного превышения плановой штатной численности сотрудников над фактической. Руководством филармонии была искусственно создана экономия фонда оплаты труда, которая за 2007 год (вкупе с театром и центром) составила более 6,5 млн рублей. Эти денежные средства направлялись на выплаты премий и надбавок административно-управленческому персоналу. Кроме того, с сотрудниками заключались гражданско-правовые договоры, несмотря на то что в их должностные обязанности входило выполнение данных функций.

Также в ходе проверки было выявлено «неэффективное» расходование средств гранта губернатора области, выделенных филармонии в 2007 году. Материальные ценности, которые должны были приобретаться за счет средств грантов и использоваться в целевых мероприятиях, фактически поступили в филармонию уже после проведения вышеуказанных мероприятий, а по некоторым фактам и вовсе отсутствовали на момент проверки. Половина же выделенных средств была вновь отправлена на выплату вознаграждений и премий. В то же время несмотря на выявленные счетной палатой факты вопиющих нарушений, как и в случае с «ЮТОЙ», по ним не было возбуждено ни одного уголовного дела, а 9 апреля этого года Светлана Краснощекова была назначена министром культуры Саратовской области.

Вместо заключения

При рассмотрении дела в суде Светлана Краснощекова утверждала, что Галина Селиванова занимала в филармонии лишь одну должность — «администратор», а в ее должностные обязанности входила организация и проведение музыкального конкурса «ЮТА». Но, предоставляя соответствующие лицевые карточки по начислению заработной платы по должности «администратор» в прокуратуру и суд, она слукавила.

В 2008 году в ходе проверки филармонии министерством культуры и контрольно-аналитическим комитетом было установлено наличие вторых лицевых карточек на имя Г. Селивановой за 1999–2001 годы, где в графе «должность» значилось: «импресарио». Таким образом, проверяющими был установлен факт наличия вторых лицевых карточек, по которым заработная плата начислялась, но выплачена не была.

Хитросплетения документооборота филармонии на этом не закончились. В 2011 году на запрос министерства культуры был предоставлен третий вариант лицевых карточек. Видимо, запутавшись в собственных махинациях или не зная о существовании заверенных копий аналогичных документов по должности «импресарио» за 1994–2001 годы, руководство филармонии предоставляет аналогичные копии, предварительно удалив из них все записи с наименованием должности.

Источник: газета недели в Саратове,