КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Последнее интервью Ольги Мазуниной



Не прошло и недели, как мы встречались с Ольгой Мазуниной в ее кабинете и больше часа общались с ней на тему нелегких дел, в том числе и судебных. Ольга Георгиевна была настроена по-боевому и, казалось, что сити-менеджер согласна только на победу в затянувшемся противостоянии с прокуратурой. Новость о желании главы администрации Балакова, досрочно расторгнуть трудовой договор, правомочность продления которого не так давно доказывалась в суде, сегодня является самой обсуждаемой. Интервью, которое могло быть ответом сити-менеджера на многие вопросы, и обвинения разом, после того как депутаты утром на городском Совете проголосовали за отставку Ольги Георгиевны, стало итоговым. Предлагаем вашему вниманию последние высказывания Ольги Мазуниной в должности главы администрации города Балаково  по поводу судебных тяжб, миллионов бюджетных денег и «политики» прокуратуры.

Встреча началась с кофе и радости, которая переполняла сердце Ольги Георгиевны, по поводу статьи в федеральном издании «Сити-Менеджер». Ольга Мазунина с гордостью рассказывала о том, что Балаково обошел в рейтинге Самару, Саратов и Энгельс. Далее, разговор пошел о заботах Ольге Георгиевне менее приятных, т.е. судебных.

По городскому комбинату благоустройства.

-  Суть вопроса заключается в том, что еще в 2005 году  районная администрация  приняла решение реализовать старую дорожную технику. Долго думали, что с ней делать – списать, уничтожить или  продать. В конце-концов приняли решение – продать. Для этого была произведена независимая оценка техники с соблюдением всех процедур. Трактор по установленной цене купил родственник директора МУП «Комбинат благоустройства» Игоря Марченко. Он его отремонтировал, купил навесное оборудование и «Комбинат благоустройства» брал у него этот трактор в аренду для выполнения работ. Всю арендную плату засчитали как убыток, нанесенный муниципальному предприятию. Комбинат благоустройства перешел из района к нам в город уже с этой проблемой. Об аффилированности заключения сделки директор комбината меня предупреждал. После того, как следователь Анна Кондрашенкова написала постановление об устранении нарушений, я попросила ее пояснить, какие именно процедуры были нарушены, либо каких не хватает. Пояснений не было никаких, мы даже отметили это в протоколе. Тогда мы попросили «Комбинат благоустройства» заказать независимый аудит, чтобы специалисты эту ситуацию отобразили с точки зрения закона и дали рекомендации, что нужно сделать в части соблюдения законодательства. В аудиторском заключении отмечено, что все процедуры, предусмотренные Гражданским кодексом РФ при заключении договоров с аффилированными лицами, данным муниципальным унитарным предприятием в части ознакомления собственника и получения разрешения на сделку, были выполнены. Более того, аудиторы отметили, что за последние 2-3 года предприятие стало работать гораздо лучше. То есть аудиторы ущерб не выявили. Сейчас это дело рассматривается в суде. При этом сторона обвинения пыталась  отмести заключение независимых аудиторов, т.е., просила суд не приобщать его к материалам дела. Но мы настояли на своем. В этом деле меня смутила одна деталь. В процессе общения со следователем – уже по другому делу, по скважинам, – она мне  попеняла, что мы это аудиторское заключение должны были предоставить следствию заранее, не дожидаясь суда. Но для меня это вопрос непринципиальный – следователю или в суд. Я ей задала вопрос: «А в чем тут проблема?». И получила ответ: «Вы же понимаете, Ольга Георгиевна, что это политика…». Я сильно удивилась такой постановке вопроса. Политика – это смена власти. Что, дело на директора комбинате благоустройства заведено, чтобы поменять власть в городе? И причем тут политика и правоохранительные органы?

По осушению поселка Сазанлей
- Сейчас идут судебные разбирательства, суть которых  в том, что подрядчику по проведению работ по осушению поселка Сазанлей -  ООО «ФОРУМ-Строй» – вменяется 12 миллионов нанесенного ущерба. Хочется отметить, что с самого начала вся эта работа по бурению скважин имела зеркальное отображение в судах и была максимально гласной. Начиная с 2010 года было  три этапа реализации этого проекта. Сначала Анатолий Федорович Шумейко пытался оспорить процедуру размещения заказа на конкурсе. Это был первый суд. Суд подтвердил, что здесь мы сделали правильно разместили заказ на 20 миллионов рублей  на торгах, а не поднесли его на блюдечке г-ну Шумейко. Он сам был  участником этого аукциона, но, к сожалению, дальше одного процента торговаться не стал.  Почему, я не знаю. В результате подрядчик ООО «ФОРУМ-Строй» выиграл. Тем не менее,  учитывая всю важность проекта, мы заключили с Анатолием Федоровичем договор авторского надзора. Из 100 скважин 25 были благополучно просверлены под его авторским надзором, по 5  скважин в каждом лоте. По каждому из них Шумейко был подписан акт выполненных работ. И на основе его подписи мы выплатили подрядчику деньги, почти 5 миллионов. После этого от Анатолия Федоровича было получено письмо, что скважины пробурены неверно. Снова состоялся суд. В суде он пытался доказать, что подпись не его. Было предложено сделать заявление о фальсификации и почерковедческую экспертизу. Вопрос был снят. В результате, определением высшего арбитражного суда РФ подтверждено, что скважины соответствуют проекту и введены в эксплуатацию. По его, опять же повторяю, пяти лотам. Потом Шумейко прекратил оказывать нам услуги по договору. Для осуществления авторского надзора была приглашена экспертная организация,  и остальные деньги были уплачены на основании заключения экспертов. Мы же не специалисты гидрогеологи, понятное дело, поэтому весь этот проект шел под наблюдением специалистов. Одновременно с этим, мы заказали гидрогеологическую экспертизу, потому что еще на первом этапе должно было существовать два проекта. Это тоже судами установлено.  Один проект, касающийся строительной части, заказал район. Другой проект – по гидрогеологической части – заказала область. Должны были быть две экспертизы. В итоге мы имеем только один проект с государственной строительной экспертизой. Без гидрогеологической.

Далее, прокуратура города Балаково вышла в суд, понуждая нас обслужить 36 скважин, построенных Шумейко. Документацию, на основании которой нужно было их обслужить (техпаспорт и.т.д.) мы от него не получили. Копии паспортов нам дал район. Опять же на конкурсной основе мы заказали проект обслуживания этих скважин. Нам его сделала специализированная гидрогеологическая организация из Энгельса. Мы на основании этого проекта начали промывать эти 36 скважин. И вот тут обнаружилась странная вещь. Из 36 скважин, в паспорте на каждую из которых указано, что она 30 метров глубиной и имеет трубу диаметром 109 мм, реально оказалось что эти скважины глубиной от 11 до 23 метров. То есть ни одна из них не соответствует заявленным в документах параметрам. Более того, и труба оказалась зауженного  диаметра – 89 мм. Естественно, мы написали об этом в ОБЭП, но нам пришел отказ в возбуждении уголовного дела, хотя здесь есть экспертиза, что ни одна из скважин не соответствует паспорту. Более того, в процессе заказа проекта промывки  скважин, нам настоятельно порекомендовали сделать их геологическую экспертизу. Гидрогеологи в экспертизе указали, что расположение земельных пластов в районе бурения таково, что нижний из них находится  под напором воды. Естественно, выкачанная вода не может стечь туда, где напор. Она делает обратный ход. И растекается, подмывая верхний слой, что мы видим не только в поселке Сазанлей. У нас сейчас трещат дома на ленточных фундаментах, в районе улиц Минская и Саратовского шоссе. Гидрогеологи нам предписали год наблюдать, чтобы понять, а не фикция ли весь этот проект с вертикальными скважинами. У нас у одного из городских предпринимателей были похожие взаимоотношения  с Шумейко, когда он попросил его осушить котлован  под строительство магазина, а получил фонтан. Тогда вопрос: что это? Проект, придуманный с целью выкачки денег, а не с целью осушения? Одна местная газета в свое время приводила мнение ученого-гидрогеолога, что с учетом специфики местности, здесь надо делать горизонтальные, а не вертикальные дренажи.

О «миллионах» «Балаковоэлектротранса»
- Как уже сообщалось, по факту взимания долгов в пользу муниципального троллейбусного предприятия ранее было заведено оперативно-розыскное дело. В  рамках которого дали пояснение я и директор БЭТа Саймуллов. Имеется заключение следственного управления Саратова о том, что состава преступления нет. Его не может быть. Это тоже стандартная сделка, описанная Гражданским кодексом. Для взимания долгов мы привлекли стороннюю юридическую фирму, она нам отыграла большую сумму – 80 миллионов. Стандартная такса у них 30%. Опять же, договор заключался прежним директором БЭТа Гордюшовым, когда предприятие еще было в районе. И Саймуллов, и я получили это дело  как продолжение.  Если бы мы отказались, то получили бы неустойку, нанесли бы ущерб предприятию. По итогу предприятие получило 80 миллионов на развитие, налоги заплатило – все нормально, работает хорошо. Но Саймуллову вменяется должностное преступление, в виде превышения должностных полномочий, на том основании что не была стандартно оформлена процедура согласования крупной сделки. Действительно, Виталий пришел ко мне с предложением об увеличении  сумму сделки для юридической фирмы, поскольку они собирались применить новую методику. При положительном результате мы  должны были вернуть  себе не 34 миллионов, которые реально нам были должны, а с учетом дефляторов 80 миллионов. Я поставила визу: «Согласовано, при увеличении суммы». То есть, если получалось  отыграть больше, мы готовы были увеличить гонорар до 30%. Если не отыграем, то нет повода менять условия. Он правда еще поторговался и договор был заключен на меньший процент. Опять же отсылаемся к тому аудиту, который мы сделали по комбинату благоустройства. Там четко и ясно написано со ссылкой на разъяснения, данные Президиумом ВАС, что даже простое согласование, информация о сделке, уведомление собственника – уже считается законным.  Даже без оформления распоряжения о согласовании крупной сделки.

Задается вопрос и о гласности сделки. Могу заявить, что она была публичной и всем известной. Однако, на основании показаний моего бывшего заместителя Владимира Николаева, делается вывод о том, что Саймуллов эту сделку скрыл. Тогда мы поднимаем  документы 2009 года. В частности, протокол постоянно действующего совещания, которое, кстати, вел Николаев, а не я. И на нем он поставил данный вопрос на контроль. И этот вопрос тянулся из совещания в совещание, на нем присутствуют все структурные подразделения администрации! Саймуллов обратился к следователю, чтобы та приобщила это к материалам дела. Однако она отказала, чем вынудила его ехать с жалобой в генеральную прокуратуру. Здесь тоже встает вопрос – это дело нужно для того, чтобы  пресечь преступление или опять же здесь политика?

Вопрос – кому это выгодно?
Здесь лично я вижу три варианта развития событий.  Один из них: если все-таки нас задушат, задавят и забьют – это сразу будет видно по тому человеку, кто сюда придет. Кто сюда рвался и стимулировал все эти  судебные процедуры. Поскольку «информационный спонсор» всей этой грязи газета «Суть», то не называя имен, мне кажется уже все ясно. Это первый вариант.

Второй вариант. У нас в прошлом году были объявлены громкие мероприятия по декриминализации саратовской области. В частности, городов Балаково и Энгельс. В Энгельсе прошло крупное дело, не знаю насколько правое или нет, по Лысенко и бандгруппе. Доказали, что и власть гадкая, и бандитов половили. В городе Балаково до сегодняшнего дня выловили только бандитов. Незавершен процесс, понимаете? И у меня такое чувство,  что кто-то уже отчитался, что и в Балаково все нормально. Вот сейчас:«Эх раз! Еще раз!», и все будет нормально и в части бандитов, и в части власти.

И третий вариант: Кому-то может вообще 131-ый Федеральный закон не нравится, и очень хочется, чтобы власть на местах себя дискредитировала.

Когда беседа подходила к концу, Ольга Георгиевна делилась планами на будущее. Речь шла даже о самых неблагоприятных вариантах развития событий. Ольга Мазунина сказала, что на местную прокуратуру в вопросе защиты своих прав, надежды у нее нет никакой. По этой причине, Ольга Георгиевна предпочитает обращаться сразу в генеральную прокуратуру. Что касается претензий прокуратуры к главе города, Кириллу Лаврентьеву, Ольга Георгиевна сказала, что работать шла именно к Кириллу Владимировичу, и если, вдруг, этот человек покинет свою должность, то и ей самой в администрации делать нечего.  Но свою позицию Ольга Георгиевна обещала отстаивать в любом случае, и в любом месте. Балаковский суд, по словам Ольги Георгиевны, это еще не последняя инстанция. Тема судебных страстей, захлестнувших городскую администрацию, остается открытой, как и дела, находящиеся в судебном производстве, незавершенными. А беседу по данному вопросу героиня интервью на этот раз  завершила так, -  С моих слов записано верно, Ольга Мазунина.

Источник:

http://www.balakovomedia.ru/publ.php?id=139309

Инна Чумичкина