КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Факторы выборов, религии и экономики



Автор:  Антон Морван

1. Депутаты облдумы назначили дату выборов в региональный парламент пятого созыва на 14 октября. Право на участие в предвыборной гонке получат несколько новых партий, которые массово проходят регистрацию в минюсте.

Дмитрий Аяцков, директор Поволжского института РАНХ и ГС имени Столыпина

— То, что депутаты определились с днём выборов в областную думу 14 октября — это очень хорошо. Народ будет знать заранее, когда ему идти голосовать. Идеальная ситуация, когда свои мандаты подтвердила одна треть думы, чтобы была преемственность.

У партий, которые зарегистрированы, на территории Саратовской области есть реальный шанс побороться за места в законодательном собрании нашей губернии. Полагаю, что уверенную победу одержит «Единая Россия». По моим соображениям, из 46 мандатов 40-42 будет принадлежать ей. Но ещё раз подчёркиваю: у всех прошедших регистрацию партий есть реальные и равные возможности в части участия в выборном процессе, а также на получение мандатов.

Денис Ястребов, политтехнолог

— Участие новых партий в выборах — не самое главное отличие предстоящей гонки. Во время прошлой кампании было два центра притяжения — один находился в руках слабеющего губернатора Ипатова, второй — у единороссов, и административный ресурс был разделен. Из-за того, что шла борьба всего за 36 мандатов, высок был уровень конкурентоспособности, и иногда интересы одной и той же силы сталкивались в одном округе. Сейчас же центр один — это губернатор Радаев, и большая часть элиты перешла на его сторону. В новом парламенте уже будет 45 мест, что увеличивает простор для согласования интересов. Г-ну Радаеву удается договариваться со многими, и мы уже видим некоторых бывших оппозиционеров в рядах ОНФ.

Виктор Марков, депутат Саратовской городской думы

— Не думаю, что новые политические силы смогут попасть в областную думу: к 14 октября некоторые просто не успеют зарегистрироваться. Кроме того, регистрация и количество никак не повлияют на сегодняшнее положение дел в стране и регионе. Ситуацию изменит только решение социально-значимых вопросов: в первую очередь, всё, что связано с повышением тарифов, цен, ужесточением порядков, штрафов, принятием законов карательного характера. А количество партий сегодня, в условиях законодательных послаблений в части партстроительства, принимает черты некоего извращения. Партий опять становится много, они малопонятны для широкого избирателя, начинают бороться друг с другом за процентные копейки, не имеют возможности образовывать предвыборные блоки. Ладно бы, они имели возможность блокироваться, как, например, разношёрстные демократы, социал-демократы или коммунисты разных традиций и направлений. Сегодня увеличение числа партий — это обман, при котором в предвыборном процессе они будут друг друга уничтожать, а существующие парламентские партии, по определению, освобождаются от серьёзной конкуренции: своей монополией они нагуляли себе популярность и места в парламенте.

2. Руководитель Приволжского центра региональных и этнорелигиозных исследований Российского института стратегических исследований Раис Сулейманов публично обвинил муфтия Саратовской области Мукаддаса-хазрат Бибарсова в том, что под его руководством в регионе стал развиваться религиозный экстремизм.

Раис Сулейманов, руководитель Приволжского центра региональных и этнорелигиозных исследований Российского института стратегических исследований (комментарий для ИА Regnum)

— В Саратовской мечети поменялся первоначальный этнический состав мусульман — вместо коренных татар и казахов ее все чаще стали посещать выходцы с Северного Кавказа. Под управлением Мукаддаса Бибарсова мечеть превратилась из татарской ханафитской в кавказскую – по национальному составу прихожан. Здесь речь идет о проникновении радикальных фундаменталистов.

Мукаддаса Бибарсова, саратовского муфтия, родной отец Аббас Бибарсов (один из муфтиев в Пензенской области) проклял публично за создание ваххабитского сообщества в России, он сказал: «У меня такого сына, по имени Мукаддас, больше нет». Муфтий Аббас Бибарсов — сторонник традиционного для татар ислама ханафитского мазхаба. Мукаддас Бибарсов придерживается нетрадиционных форм зарубежного ислама радикального толка. Мечеть строить нужно, но для коренных саратовских татар и казахов было бы лучше, если бы она была под управлением ЦДУМ Талгата Таджуддина.

Мукаддас Бибарсов, муфтий Саратовской области

— Мечети нужны гражданам страны, которым Конституцией РФ гарантированы в т.ч. и эти права, без выборочного подхода по расовому, региональному или национальному признаку.

Сегодня, говоря о строительстве мечетей в Саратове, мы облегчаем ситуацию как местным властям, так и обществу в целом, поскольку если не будет предусмотренного для этих целей места, завтра может наступить хаос во время пятничных и тем более праздничных молитв, так как десятки и сотни тысяч людей будут совершать намаз неорганизованно.

Поэтому не понимаю спекуляции на эти темы. Если же такие «эксперты» разделяют наше общество, сталкивают представителей разных народов лбами, этим, на мой взгляд, должны заниматься правоохранительные органы.

Эти горе-специалисты по исламу, которых также часто называют «исламоедами», не знают даже элементарных вещей о нашей религии. В мечети нет национальных секций, это не клуб по интересам. Мечеть априори не может быть русской или татарской, кавказской или азиатской, арабской или казахской.

Салман Мусаев, председатель Саратовской региональной общественной организации «Дагестан», член Общественной палаты Саратовской области

— Считаю, что обвинения Бибарсова — это, как минимум, глупость. Ведь во многом именно благодаря ему в Саратовской области процветает межконфессиональное спокойствие. У нас нет ни межрелигиозных конфликтов, ни каких-то других серьёзных проблем в этой сфере. Достаточно послушать его проповеди на пятничных намазах, чтобы убедиться, что Мукаддас-хазрат Бибарсов не просто не разжигает какую-либо рознь, но и с крайне высоким уважением говорит единоверцам о представителях других религий — и христианах, и буддистах, и иудеях. Все, кто общается с Бибарсовым и слушает его проповеди и выступления, хорошо знают, что в его словах нет и мысли об экстремизме. Мы просто потрясены заявлением Раиса Сулейманова; на мой взгляд, это может быть чьим-то заказом, кто хочет разрушить межконфессиональный мир и межнациональное согласие на территории Саратовской области и России. Ну и Бог с ними — Всевышний покарает того, кто допускает такие слова в отношении уважаемого человека.

3. Зампред областного правительства Павел Большеданов провел в Москве ряд встреч в департаменте налоговой и таможенно-тарифной политики Министерства финансов РФ, Внешэкономбанке, Price Waterhouse Coopers по вопросу создания в Балаковском районе свободной экономической зоны, предположительно – на площадке бывшего производственного объединения «Химволокно».

Павел Большеданов, заместитель председателя правительства Саратовской области

— Федеральный закон «Об особых экономических зонах в РФ» подразумевает обширный перечень характеристик, которым должен соответствовать регион до введения режима. В законе прописано несколько форматов особых экономических зон. Нас привлекает промышленно-производственная зона, так как она привязана к тому или иному виду деятельности.

В законе есть порядка 22-х основных условий, которые нужно выполнить, чтобы зона состоялась. Нам надо создать и отразить основные критерии. К примеру, наличие естественных географических преимуществ… Мы сейчас работаем над ними. Зона однозначно нужна, и примеры успешных регионов это доказывают — Калуга, Калининград, Казань, Екатеринбург. На наш взгляд, очень многими критериями мы располагаем. Прежде всего, в Балаково, в основном, промышленное производство, на предполагаемой территории нет жилья, что соответствует требованиям закона. Плюс наличие серьезных инвестпроектов и развитая инфраструктура — транспортная, энергетическая, газо-, тепло-, водоочистные сооружения, второй такой площадки нет. В Балаково есть железная дорога, авторазвязки, порт, квалифицированная рабочая сила, взлетно-посадочная полоса федеральной собственности, которую можно запустить.

По закону, должно быть создано не менее одного хозяйствующего субъекта, который намерен выполнять функции управляющей компании в лице Минэкономразвития РФ, потом этот орган и органы исполнительной власти субъекта подписывают соглашение с резидентами зоны. Следует вложить не менее 50% объема инвестиций в создание и функционирование зоны. Мы должны будем привлекать инвестиции вместе – это хорошо. Деньги будут, в большей степени, из федерального бюджета, так как мы ответственны за уже функционирующую инфраструктуру.

Еще одно требование закона — земля и ряд объектов на территории зоны должны находиться в государственной или муниципальной собственности. А у нас часть объектов принадлежит различным ОАО, но государство может выкупать эти участки или делать сервитуты, чтобы она не принадлежала никому.

«Химволокно» — развитая зона. Здесь может быть все, что угодно — переработка отходов из Горного, производство материалов электронной промышленности, переработка реакционных масс арсенита натрия. Это те, кто подал заявки. У них есть свои юрлица, которые могут все это сделать, если будет зона.

Ясность по срокам будет по мере продвижения вперед. Нам эти вещи надо подтвердить, это небыстрая работа. Еще должно быть постановление правительства РФ, там тоже своя процедура. Это дело полугода-года, а не недели. Это проектно-изыскной труд, должны работать серьезные институты, как ВЭБ и ПВК, чтобы в зону поверили.

Алексей Расходчиков, политолог

— Проблема в том, что сегодня предприятие «Химволокно», точнее, что от него осталось, – заросшая бурьяном площадка, на которой стоят полуразрушенные строения. Если бы предложение по созданию свободной экономической зоны на базе «Химволокна» начали реализовывать лет 10-15 назад, когда завод ещё не развалился и обладал работающими производственными площадками, можно было бы более уверенно говорить о привлечении инвесторов. Новые предприятия могли бы таким образом сэкономить на различных технологических согласованиях, поскольку предприятие работало и имело сертификаты по безопасности. Сегодня же нет практически ничего, если не считать ряда мелких производственных площадок, выполняющих в основном военные заказы на обломках завода.

Необходимы определённые средства, чтобы региональным властям не пришлось водить инвесторов по пустому полю с руинами вместо цехов. Где можно взять эти средства, мне пока не ясно.

Александр Степанов, кандидат экономических наук, экс-министр экономики Саратовской области

— Намерение облправительства создать свободную экономическую зону можно только приветствовать, так как особый статус этой территории позволяет привлечь бизнес и без особых финансовых бюджетных вложений стимулировать развитие экономики. Учитывая энергоизбыточность района, его логистическую привлекательность и высокий кадровый потенциал, можно рассчитывать на успешную реализацию, если статус будет получен.

Мне трудно судить, какие шансы имеет эта площадка. Правительство заявляет о потенциале производства вискозы, но хотелось бы более широкого спектра направлений бизнеса. Кроме того, я бы не рассматривал только площадку «Химволокна», так как в Балаково сейчас строится много новых производств. Но хотя бы нужно сделать первый шаг и пройти все этапы, необходимые для получения статуса.

Источник: журнал Общественное мнение, №7(154), июль 2012 г.

http://www.om-saratov.ru/article/detail.php?SECTION_ID=244&ID=30656