КомпроматСаратов.Ru

Нет ничего тайного, что ни стало бы явным                         

Домашняя библиотека компромата Дениса Меринкова

[Главная] [Почта]



Попытка закрыть издателя «Резонанса» не сломит его волю



Издателю газеты «Резонанс», депутату Саратовской городской думы Владиславу Малышеву 29 декабря решением Октябрьского суда Саратова избрана мера пресечения домашний арест. Как уже сообщала «Четвертая власть», формальным поводом для этого стало изменение места жительства депутата, о чем он якобы не сообщил следователям. На самом деле была организована многоуровневая операция по нейтрализации неугодного политика и взятия его под стражу. В целом операция провалилась, Малышев остался на свободе, с некоторым ограничением в возможности передвижения. Теперь настала пора обстоятельно рассказать, как формировалась и запускалась репрессивная машина в отношении издателя-депутата.

Первый повод осложнить жизнь Владиславу Малышева нашли в том, что он «медленно» знакомился с материалами уголовного дела, в котором он проходит обвиняемым. Это мытарное дело осенью прошлого года было возбуждено в четвертый раз по, можно сказать, надуманной причине: нашлись некие свидетели, которые дали некие показания, которые, однако, не говорят о вине обвиняемого. В возобновлении уголовного преследования явно была заинтересована группа лиц в генеральских погонах, о которых расскажем позже. Пока же мы их обозначим, чтобы понять, почему следователи сперва попытались ограничить Малышеву срок ознакомления с делом, но в итоге пошли дальше – решили арестовать несговорчивого депутата, посадить в СИЗО, ведь там «задавить» человека гораздо легче.
Одной из ключевых фигур в этой истории является руководитель следственной группы по расследованию дела Малышева – заместитель начальника отдела по расследованию особо важных дел Следственного управления СК РФ по Саратовской области Елена Новикова. Она, это важно отметить, ранее работала в ГСУ ГУВД области и, очевидно, сохранила тесные связи с его руководством. Именно Новикова явилась реализатором процессуальных действий в отношении Малышева с целью ограничить свободу его действий и перемещений.

Обвиняемый не мог быстро ознакомиться с материалами многотомного дела, так как в последнее время находился на лечении. Перенесенные травмы после нападения на него два года назад не дают ему покоя до сих пор. Но следователи так торопились поскорее отдать дело в суд, что их терпение не выдерживало. И они аж четыре раза делали запросы в клинику о состоянии здоровья депутата и о возможности участия его в процессуальных действиях. Главврач на то согласия не давал. После выписки из клиники Малышев, не получив существенного облегчения, 28 декабря лег на обследование в 1-ю клиническую больницу. Этого только и ждали его «опекуны»: по сему видно, что он постоянно находился у них под колпаком – были задействованы и технические, и физические средства для этого, и прослушка, и наружка. Поэтому в тот же день в больницу вслед за спец-пациентом заявилась оперативная группа полиции, чтобы задержать издателя и доставить его к следователю Новиковой. Возле реанимационного отделения, где лежал Малышев, даже выставили пост из четырех полицейских.

Репрессивная система оказалась сильней, и вполне можно предположить, что на сотрудников медучреждения оказывалось давление. Как бы там ни было, но пациента на следующий день выписали из лечебного учреждения. Тут-то его и поджидала бригада полицейской охраны. Предъявив постановление руководителя следственной группы о приводе, Малышева доставили утром 29 декабря в следственное управление. Там Новикова вручила ему уведомление о вызове в суд в 12 часов того же дня. Но после этого Малышева не отпустили, а два часа, не имея на то законных оснований, продержали в застенках кабинета следователя.
По этому поводу адвокат Андрей Володин пояснил следующее. Согласно ст. 113 ч.1 УПК РФ, обвиняемый может быть подвергнут приводу в случае неявки по вызову без уважительных причин. Но следователям было достоверно известно, что он находился на больничном и принимать участие в следственно-процессуальных действиях не мог. До этого он всегда являлся по вызовам следователя. Поэтому привод Малышева является незаконным и необоснованным. О противоправных действиях сотрудников следственного управления Малышевым 9 января подано заявление начальнику СУ СК по Саратовской области Николаю Никитину, а также прокурору области Владимиру Степанову. «Осуществленный по постановлению Новиковой привод является актом беззакония и произвола, который я расцениваю как способ оказания на меня психологического давления, – написал народный избранник. – Я в течение нескольких часов был незаконно лишен свободы передвижения. Эти действия были явно направлены на то, чтобы любыми способами ограничить меня в реализации своего права на защиту. Если высокопоставленные сотрудники СК позволяют себе столь бесцеремонное пренебрежение требованиям закона в отношении депутата, то что же тогда ожидать простому гражданину?». Внезапность вызова в суд, ограниченность в свободе передвижения и сокрытие намерений следствия выступить в суде с новыми обвинениями не позволили Малышеву и его адвокату своевременно подготовиться к защите.

***
В суде главная обвинительница Елена Новикова удивила всех еще раз. Вместо предъявления требования об ограничения срока ознакомления с делом (о чем она ранее неоднократно всем заявляла) следователь потребовала изменить Малышеву меру пресечения на взятие под стражу (в СИЗО). Причиной было названо то, что обвиняемый, якобы находясь под подпиской о невыезде, самовольно сменил место жительства. Он действительно переехал на другую квартиру, однако, как уверяют Владислав Владимирович и адвокат Андрей Володин, они устно сообщали об этом основному следователю по делу, при этом спросили, надо ли писать по этому поводу заявление. Та ответила, что не надо: достаточно устного уведомления, ведь обвиняемый не покидает пределы Саратова. Чем, возможно, преднамеренно ввела в заблуждение, чтобы использовать этот повод для ареста. Тем не менее, по словам Андрея Володина, заявление о перемене места жительства 28 декабря, т.е. за день до заседания суда было доставлено в следственный комитет. К тому же следственной группе был хорошо известен новый адрес фигуранта, так как к нему домой еще до больницы 12 декабря приезжал оперативник для вручения повестки от следователя Новиковой по ее поручению. Примечательно, что следствию был известен новый адрес Малышева и он его не скрывал – и этот факт следователи в суде подтвердили. Но, тем не менее, перемену места жительства поставили в вину обвиняемому и на этом основании требовали его ареста.
Следует также отметить, что Новикова скрыла от суда полученные ответы главврача о состоянии здоровья Малышева, чем, возможно, заведомо вводила в заблуждение суд. Так как одним из главных оснований для требования ареста была попытка убедить суд в фальсификации больничных. После представления этих документов суду адвокатом Володиным, Елена Юрьевна вынуждена была выдавить признание, что действительно нельзя было с Малышевым проводить процессуальных действий.
Единственная неправота Малышева в этой ситуации, по его мнению, в том, что он недооценил низость, уровень лицемерия и беззакония тех лиц, с которыми он имеет дело.

***
Вот еще один любопытный факт, говорящий о стремлении правоохранителей «закрыть» Малышева. В процессе заседания помощник депутата заметил в здании Октябрьского суда заместителя руководителя областного СУ СК Дмитрия Петряйкина, о предполагаемой роли которого в «расследовании» этого уголовного дела раннее писал «Резонанс». Что он в данный момент делал в суде, если не вел переговоры с его руководством о более жестком решении суда в отношении Малышева? Как нам стало известно из осведомленного источника в правоохранительных кругах, Петряйкин якобы был в Октябрьском суде и накануне, 28 декабря. Следует отметить, что ранее он работал прокурором Октябрьского района и, естественно, сохранил плотные взаимоотношения и с прокуратурой, и с судом района. Это объясняет и тот факт, почему с арестом вышли именно в Октябрьский суд, а не в Волжский, как это обычно принято – по месту нахождения Следственного управления области. По-видимому, Петряйкин посчитал, что ему легче будет «продавить» нужное решение по старым связям в Октябрьском районе.
Тем не менее, судья Алексей Белов не пошел на поводу следователей и принял разумное, обстоятельное решение. Он избрал мерой пресечения домашний арест, при этом к издателю позволено приходить всем, кроме свидетелей и заявителей по делу.

***
Получается, что следственная группа преднамеренно подводила Малышева к суду и желала добиться взятия его под стражу накануне новогодних праздников, чтобы тот не смог до их окончания обжаловать решение суда. В целом у участников процесса сложилось впечатление, что на депутата оказывалось огромное психологическое воздействие и давление. Это видно хотя бы по тому, что в больницу за ним явились аж четверо полицейских (во главе с руководителем отдела – подполковником полиции), в суде присутствовало около восьми оперативников, которые сидели в автомобилях, стояли у входных дверей в суд и на этаже, где проводилось слушание. Неограниченного в свободе передвижения даже в туалет суда провожали оперативные сотрудники. Кроме того, следственную группу составляют пять следователей-важняков. Двое из них, во главе с заместителем отдела по расследованию особо важных дел СУ СК РФ по Саратовской области, были отряжены для представления позиции следствия в суде. Все они, получается, участвуют в представлении мощи правоохранительных органов, как будто в Саратове нет разгула преступности и им нечем больше заняться. Сетований по этому поводу не скрывали и сами оперативники, прекрасно понимающие суть происходящих событий, но служба, как говорится, есть служба. Напротив, госпожа Новикова, по наблюдениям Малышева, не пыталась скрыть своего злорадства при ожидании ареста издателя. Согласитесь, крайне неподобающее поведение для высокопоставленного представителя правоохранительной структуры. По итогам суда дама при погонах не смогла скрыть своего разочарования. Однако на Малышева шоу, поставленное и срежессированное специально под него, по словам очевидцев, ни оказало желаемого воздействия. Издатель вел себя достойно, шутил, был абсолютно спокоен и корректен со всеми участниками этого действа.

***
Владислав Малышев считает, что репрессии в отношении инспирированы руководством областной полиции за активную позицию, которую он проводит в борьбе с коррупционными действиями и преступными проявлениями в правоохранительной сфере области, за проект газеты «Резонанс» «Право на бесправие», в рамках которого уже опубликовано более десятка материалов о сомнительной деятельности правоохранителей. За помощь в оправдании невиновного человека, которого заставили сознаться в нападении на издателя в 2010 г., что полностью подтвердил суд, вскрыв массу фальсификаций со стороны сотрудников полиции. И за возбуждение по этим фактам уголовного дела, которого добился Малышев. Фигурантами данного уголовного дела, переданного в виду особой сложности в СУ СК по ПФО, стала группа высокопоставленных сотрудников областной полиции (Полтанов, замначальника ГУ МВД области, Бедарева, замначальника СУ ГУВД Саратова), включая самого генерала Аренина, лично тогда курировавшего расследование о нападении на издателя.
О цели, которые, вероятно, преследует Сергей Аренин, Владислав Малышев остановился отдельно. По его мнению, интерес начальника ГУ МВД области в нейтрализации политика-издателя может быть двойной. Во-первых, посадив его в СИЗО, будут ограничены действия основного свидетеля по вышеназванному уголовному делу против полицейских. Во-вторых, в преддверие проверки ГУ МВД Саратовской области, которая должна, по предварительной информации, состояться в феврале, необходимо прекратить выход критических публикаций в отношении руководства областной полиции, чего можно попытаться достичь путем ареста издателя. Нейтрализовав Малышева, можно было бы дезавуировать его открытое письмо министру МВД Колокольцеву о противоправных действиях руководства полиции, отправленное в июне прошлого года.
Малышев также заверил, что в его позиции ничего не меняется, он будет и дальше вести проект газеты «Резонанс» «Право на беcправие», осуществлять свою депутатскую и общественную деятельность и добиваться справедливого наказания сотрудников полиции за совершенные беззаконные действия при расследовании дела о нападении на него. Издатель спокоен и уверен в законности своих действий, и докажет свою правоту.

От редакции

Хронология событий
1) 27 мая 2010 г. на Малышева произошло зверское нападение, при котором он чудом выжил.

2) В июле 2010 г. сотрудники полиции предъявляют Малышеву на опознание якобы нападавшего на него Солодилова, которого Малышев не опознает и настаивает на том, что данного человека заставили оговорить себя.

3) С июля по октябрь 2011 г. идет суд над Солодиловым, в котором Малышев, не смотря на различные угрозы и давление в свой адрес, доказывает невиновность данного человека. Тогда же уголовное дело против Малышева по «Богородскнефти» возобновляется сотрудниками полиции в третий раз. Однако Малышев не меняет свою позицию по Солодилову, и уголовное дело «Богородскнефти» закрывается в третий раз по реабилитирующем основаниям.

4) 29 октября 2011 г. суд полностью оправдывает Солодилова, прокуратура в зале суда отказывается от обвинения, и подсудимый, незаконно отсидев в СИЗО 15 месяцев, выходит на свободу. Суд направляет на имя генерала Аренина частное определение о недопустимости тех правонарушений со стороны сотрудников полиции, которые вскрылись в суде.

5) В конце 2011 г. Малышев пишет заявление о возбуждении уголовного дела в отношении полицейских, в том числе высокопоставленных сотрудников областной полиции, за незаконные действия, допущенные ими в рамках расследования уголовного дела о нападении на него. Данные действия сотрудников полиции фактически привели к тому, что розыском реальных преступников все это время никто не занимался.

6) В апреле 2012 г. Малышев с третьей попытки добивается возбуждения уголовного дела против полицейских (два раза сотрудники следственного комитета писали отказные материалы, которые заявитель обжаловал). Руководитель областного СК Никитин возбуждает уголовное дело по факту превышения служебных полномочий и фальсификаций, допущенных сотрудниками полиции.

7) В апреле Малышев проводит пресс-конференцию, на которой заявляет свое личное мнение, что генерал Аренин и его заместитель Полтанов могут знать заказчиков покушения на его жизнь, но по каким-то причинам скрывают это. На этой же пресс-конференции Малышев совместно с главным редактором газеты «Резонанс» открывает проект по противодействию коррупции, беззаконию в правоохранительных органах и помощи гражданам, столкнувшимся с этим, под названием «Право на бесправие». Проект с первых дней существования приобрел огромную известность. В редакцию стал поступать шквал звонков от граждан, по которым проводятся журналистские расследования, оказывается информационная и юридическая и помощь пострадавшим от коррупционно-правоохранительной системы людям.

8) Одновременно с этим весной 2011 г. Малышев выражает активную общественную и медийную позицию против беззакония, нарушения прав граждан, сложившихся в ГУВД Саратовской области, напрямую выражая свое мнение о том, что в данной ситуации виноват начальник ГУВД Саратовской области Сергей Аренин. В том числе Малышев дает интервью «Рен-ТВ» о беззаконии в саратовской полиции. Данный новостной сюжет идет в прайм-тайм в вечерних новостях по федеральному каналу.

9) После всего вышеперечисленного сотрудники полиции, подчиненные генералу Аренину, возобновляют в четвертый раз (!) уголовное дело против Малышева по «Богородскнефти», несмотря на то, что с 2007 года оно уже три раза прекращалось за отсутствием в действиях Малышева состава преступления. Причем прекращалось оно и при рассмотрении его областной прокуратурой при прокуроре Евгении Григорьеве, и при нынешнем прокуроре Саратовской области Владимире Степанове.

10) В июле СК по ПФО (следователь специально пребывший из Нижнего Новгорода) проводит очные ставки с фигурантами дела о превышении служебных полномочий сотрудниками полиции, а именно с заместителем начальника ГУВД Саратовской области Полтановым, заместителем начальника следственного управления Саратова Бедеревой и старшим следователем Павловой. Предстоят очные ставки депутата с генералом Арениным и генералом Неяскиным. Все они непосредственно участвовали в расследовании уголовного дела о нападении на издателя, которое окончилось для полиции Саратовской области федеральным скандалом, в связи с тем, что в суде была доказана полная невиновность обвиняемого Солодилова, установлено, что явку с повинной он дал под давлением сотрудников полиции.

11) В июле 2012 г. у депутата в доме и офисе, в рамках расследования дела в отношении его, проводятся обыски, однако что-либо противозаконное у депутата отсутствует.

12) В июле 2012 г. депутат Малышев пишет открытое письмо новому министру внутренних дел Владимиру Колокольцеву. В своем заявлении депутат излагает факты беззакония и произвола, творящихся в ГУВД Саратовской области.

13) 29 октября 2012 г. Малышеву предъявляют обвинение в четвертый раз по этому делу «Богородскнефти».

14) 29 декабря 2012 г. Малышева пытаются арестовать и отправить в СИЗО.

Продолжение следует…
Вышеприведенная последовательность фактов и событий явно показывает, что уголовное преследование Малышева началось после его действий по установлению истины в деле о нападении на него и привлечения виновных сотрудников полиции к уголовной ответственности. Мы хотим задать читателям вопрос, чтобы каждый на него ответил сам для себя, сформировав свое мнение по этому делу: стал бы человек с темным прошлым, чувствующий за собой какие-то незаконные дела, вести себя подобным образом?

Источник: http://www.4vsar.ru/articles/process/32566.html